ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Плево дело, - сморкнулся в рукав простуженным носом Федька, расскажи о своем деле. Может, тебе и не в Берг-коллегию вовсе надо прошение писать. Мигом определю. А пока, для разговора, плесни винца немного, коль не жалко.

Иван налил ему, не забыл и про себя, и неторопливо принялся рассказывать, с чем он прибыл в столицу, терпеливо слушающему и время от времени шмыгающему носом Федьке. Постепенно освоившись, его собеседник уже сам подливал себе вино, а когда графинчик опустел, то кликнул полового и велел наполнить его вновь. У Ивана вдруг неожиданно стало тепло на душе, поскольку он мог наконец-то все выложить без утайки, рассказал попутно и о тобольском губернаторе Сухареве, и о поездке к митрополиту, и о том, что привез с собой образцы руд на всякий случай, если потребуется выяснить наличие в них серебра. Когда он закончил, то Федька, не проронивший за время его рассказа ни слова и, хоть выпили они уже достаточно, ничуть не захмелевший, а все так же внимательно смотрящий на него, глубоко вздохнул и сообщил:

- Полтинник будет твое прошение стоить. Но гербовую бумагу купишь сам в лавке напротив и мне принесешь.

- Прямо здесь и писать будешь? - изумился Иван.

- Зачем здесь - дома напишу, а завтра поутру придешь и получишь прошение честь по чести. Только знаешь, чего я тебе скажу, в Берг-коллегию писать я бы не советовал.

- Это почему вдруг? Знающие люди говорили: именно туда и надо.

- Вот коль бы твой губернатор написал туда, тогда другое дело. Он лицо должностное, его бы бумагу без промедления рассмотрели. А тебе, мил человек, не меньше годика ждать придется.

- Неужто целый год? - поразился Иван.

- Ладно, коль год, а бывает и больше. Может случиться, потеряют твою бумагу или направят куда еще. Могут тому же губернатору в Тобольск отправить.

- Почему ему вдруг?

- А кто их знает, о том у них и спроси. Но я без малого десять лет такими делами занимаюсь, насмотрелся всякого. Мое дело тебе добрый совет дать, а там уж сам решай.

- Куда же писать, коль не в Берг-коллегию? - обречено спросил Иван.

- Могу дать совет, - хитро прищурившись, ответил Федька, - только выпить чего-то хочется. Закажешь еще? За меня не сумлевайся, я хоть человек зело пьющий, но голову при том сроду не терял. Так возьмем еще графинчик? Ивану ничего не оставалось, как заказать еще, при этом он прикинул, что подьячий уже обошелся ему в копеечку, очень уж заманчивым было выслушать советы тертого человека.

- Говори теперь, - когда они наполовину опорожнили и новый графинчик, потребовал Зубарев.- Надобно еще гербовую бумагу сходить купить, пока лавку не закрыли.

- За то не переживай, у меня приказчик в лавке старый знакомец будет, продаст хоть за полночь.

- Куда же обратиться присоветуешь? - вновь спросил Иван, заметив, что у него самого начал заплетаться язык, зато Федька выглядел молодец молодцом, видно сказывалась давняя привычка к употреблению крепких напитков. Он даже перестал носом шмыгать, а торопливо подбирал принесенную половым закуску, будто был полновластным хозяином за столом.

- Скажу, скажу, мил человек, - он до сих пор не поинтересовался, как зовут его собеседника, - только ты не пужайся, когда мой совет услышишь. А по моему разумению, надобно тебе прямо к государыне нашей, императрице, прошение писать.

- Императрице? - раскрыл рот от удивления Иван.- Думай, чего говоришь, образина, - разозлился он, сообразив, что зря потратил время и деньги на этого пьянчужку. Может, никакой он и не подьячий, а лишь прикидывается им, сидит, выдумывает на ходу всяческую ерунду.

- Мое дело предложить, а твое, мил человек, решать. Но знавал я про такие случаи, когда иной отчаявшийся человек, чтоб по канцеляриям, по приказам не ходить, дожидался возле дворца, когда государыня к народу выйдет, бросится к ней в ноги и вручит грамотку свою. Вот тогда уже точно дело сделается, - пьяно икнул он.

- А в острог меня за это не поволокут?- спросил о первом, что его тревожило, Иван.

- Могут и в острог, ежели у тебя грамотка та окажется крамольной или оскорбительной для государыни. Но я тебе ее так составлю, комар носа не подточит, все честь по чести будет.

- Возле какого дворца лучше ждать государыню? - шепотком спросил Зубарев подьячего, озираясь на всякий случай по сторонам.

- Нынче зима на дворе? Зима, - тряхнул головой Федька, - а потому государыня в это время в Зимнем дворце быть изволит. Опять же Рождество скоро, а на Рождество они завсегда в Царское село едут, то мне точно известно. У меня истопник знакомый, что при дворце служит, рассказывал мне не раз про это. Вот и дождись ее напротив, а потом выжди момент, прошмыгни меж караульных и кинься в ножки к государыне нашей.

- Может, и прав ты, - неожиданно согласился Иван,- коль прошение мое к государыне попадет, то мурыжить его долго не станут, а отпишут, как есть, сразу.

- Вот и я о том же толкую тебе битый час, - широко зевнул Федька, - дуй в лавку за гербовой бумагой, а я тебя тут подожду. Может, еще закажем по такому случаю?

- Нет, хватит с тебя, а то не напишешь ни фига, - слегка пошатываясь, встал из-за стола Иван. - Я счас, жди...- и направился на поиски лавки.

Когда он через четверть часа вернулся обратно в трактир, Федька мирно спал, опустив голову с большой плешью на затылке прямо на стол. Иван с трудом растолкал его, тот открыл глаза и трезвым голосом спросил:

- Принес? Давай сюда, да имя свое скажи и прозвание, а то не от своего же имени мне прошение писать. А еще лучше, проводи меня до дому, там все и обскажешь.

Иван решил, что это будет самое лучшее, когда он узнает дом, где живет Федор, и пошел вслед за ним, рассчитавшись с половым, который тут же подскочил к столу, как только они собрались уходить.

На другое утро, едва проснувшись, Иван вспомнил о вчерашнем разговоре, и у него мурашки поползли по телу, когда представил, за какое дело он решил взяться. Однажды, уже побывав в остроге, он понял, как легко туда попасть и как трудно выбраться затем на свободу. Но что-то подсказывало ему, что подьячий прав, и самое лучшее в его положении, действительно, обратиться к самой государыне. Он быстро оделся и, стараясь не встречаться взглядом с неодобрительно поглядывающим на него слугой поручика Кураева, отправился к дому, куда он вчера проводил Федора.

Едва он постучал в обитую мешковиной дверь, как голос изнутри крикнул, что открыто. За столом у подслеповатого оконца сидел в исподнем Федор со всклокоченной головой и, низко склонившись над белым листом бумаги, что-то писал.

- Посиди покуда, - кивнул, не здороваясь, он Ивану, - не закончил еще.

- Ладно, подожду, - покорно согласился тот и присел на лавку подле теплой еще печи. Из соседней половины дома выглянула старуха, укутанная в темный платок, закрывающий ее до самого пояса, недружелюбно оглядела его и скрылась обратно.

- Не обращай внимания, то мать моя, - успокоил Федор, не отрываясь от написания, - сердится, когда пьяный прихожу.

- Жены-то нет, что ли? - поинтересовался у него Зубарев.

- Была, да сбежала с одним солдатиком, - равнодушно сообщил он, - и правильно сделала, а то бы сам выгнал. У меня ведь дело такое: сегодня есть заработок, а завтра может и не быть. А я, когда напьюсь шибко, то могу и побить нечаянно, не стану скрывать. Вот она и умотала.

Иван неприязненно оглядел убогую обстановку комнаты, которая мало чем отличалась от таких же домов у них в Сибири, где хозяин перебивался с хлеба на воду без постоянного заработка. Наконец, Федор закончил писать прошение и, ссыпав с него песок, несколько раз встряхнул за столом, полюбовался работой.

- Готово, Иван Зубарев, прошение твое, прими, - и протянул через стол, - а с тебя полтинник, как и сговаривались. Лишнего не беру...

7

Когда Иван вышел с прошением в руках после затхлого, полутемного помещения, где жил со своей матерью подьячий, солнечный свет моментально ослепил его, заставил полуприкрыть глаза, зажмуриться. Он блаженно улыбнулся и посмотрел на гербовую бумагу с черным двуглавым орлом наверху и причмокнул языком, затем нашел видневшийся неподалеку позолоченный крест колокольни и широко перекрестился, стянув шапку с головы, подумал про себя: "Ну, теперь, или пан, или пропал! Коль Господь на моей стороне, то должно все решиться благополучно..."

129
{"b":"41071","o":1}