ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Венька этот берет больше, чем хозяин его, - садясь в сани и натягивая поводья, выговаривал Нефедьев, - кнут по нему плачет.

- Поди, ты только у нас один не поротый, - насмешливо спросил Михаил Корнильев и вдруг чего-то вспомнил, оглянулся, перешел на шепот. - Вот чего сказать вам хотел: послал я на той неделе братца своего двоюродного, Ивана Зубарева, в Ирбит на ярмарку.

- С товаром, что ли? - поинтересовался Медведев. - А я не захотел нынче ехать, не с чем.

-- Да не про товар речь, - отмахнулся Корнильев, -Иван мне предложил поймать тех, кто нашего брата обирает на таможне, на складах, ну, сами знаете.

-- Как не знать, - согласились купцы, с интересом слушая.

- Ежели Ивану удастся найти заправилу тех дел, а через него наверх выйти, то мы к губернатору нашему мигом ключик подберем.

- Да ты что? - округлил глаза Медведев. - Неужто думаешь, что губернатор и там руку приложил?

- Врать пока не буду, но больно смелы стали приказные. Раньше приедешь, и делай чего хошь, а теперь без них и шагу не ступишь: того нельзя, этого не можно, за все денежку плати, да еще и цены сбивают, как им вздумается, горячо рубил рукой в морозном воздухе Михаил Яковлевич.

- Продыху не стало, - подтвердил Евсей Медведев, - не ярмарка, а разбой на большой дороге.

- И я о том же, пора взяться за них.

- Зря вы все это затеяли, - уже из санок отозвался Нефедьев, - кнутом обуха не перешибешь. Государыне писать надо! Обведут они твоего Ваньку вокруг пальца, еще и дураком выставят.

- Да ты Зубарева не знаешь, - не согласился Корнильев, - он парень тертый, не пропадет. Не впервой ему, докопается до правды, вот тогда и поглядим, как нам поступить.

- Эх, правдолюбы, мать вашу, - ругнулся Нефедьев и, хлестнув коня кнутом, направил его в сторону базарной площади.

- Фома неверующий, - усмехнулся вслед ему Медведев и заискивающе спросил у Михаила Яковлевича, - подвод не дашь в Березов снарядить?

- Где же ты раньше был? - не глядя на него, ответил Корнильев, усаживаясь поудобнее в саночках. - Мы с братьями уже отправили два десятка подвод на Демьянское. Коль вернутся до Рождества, то заходи, поговорим, - и, не прощаясь, потихоньку выправил на центральную улицу и также не спеша поехал по самой ее середине, сдержанно отвечая на многочисленные поклоны знакомых.

- От вас, Корнильевых, уж точно правды не добьешься, а туда же, приказных за руку ловить собрались, - зло, сплевывая себе под ноги, раздраженно ворчал Евсей Медведев, - захватили всю власть в городе и корчат из себя Бог весть кого.

А с крыльца тем временем, степенно ступая, сходил губернатор Сухарев, подумывая, какой бы подарок приготовить жене, чтоб не ворчала из-за его очередного опоздания, но, так ничего и не придумав, велел вознице трогать.

3.

Иван Зубарев, все еще подрагивая от пронизывающего насквозь холода, сидел, уютно устроившись, во вместительном возке рядом с худым бледного вида офицером, кутавшимся в теплую накидку с бобровым воротником и насмешливо поглядывающим на освобожденного от веревок своего случайного попутчика. Напротив сидели молчаливые и бесстрастные два офицерских ординарца, а, может, просто слуги, в тяжелых бараньих тулупах и мохнатых шапках, надвинутых на лбы. У обоих топорщились огромные усища, и за все время, что Иван находился в возке, они не проронили не слова. В полном молчании они выскочили на дорогу, где он стоял беспомощный, со связанными сзади руками, быстро разрядили по пятившимся к лесу волкам свои пистолеты, закинули Ивана в карету и, как ни в чем ни бывало, устроились напротив своего хозяина, словно спасение одиноких путников являлось для них делом повседневным и привычным.

- Выпейте для сугрева, - протянул Ивану серебряный походный кубок офицер, и, помолчав, добавил, - ром английский.

Иван, клацая зубами, припал к кубку, моментально осушил его, потряс головой и сипло произнес:

- Благодарю покорно... И за ром, и за то, что от неминуемой смерти спасли.

- Пустое, - с легкой усмешкой отозвался офицер, - будет что в Петербурге рассказать. У вас, в Сибири, так принято - по ночам против волков со связанными руками выходить? Обычай, наверно, такой? - насмешливо щурясь, спросил он.

- Какой там, к черту, обычай, - огрызнулся Иван, - разбойные люди меня связали, лошадей угнали, и если бы не вы, ваше благородие... - он выразительно покосился на офицера.

- Да, если бы не мои молодцы, то, надо полагать, утреннюю зорю вы, милейший, встречали бы уже в другом мире.

- Это точно, - поддакнул Зубарев, - в другом.

- Кстати, разрешите представиться, ее величества гвардии поручик Гавриила Андреевич Кураев. Направляюсь в Тобольск по особому поручению одной особы, чье имя счел бы за лучшее не произносить всуе. Позвольте узнать, кому обязан честью находиться рядом?

Зубарев в душе удивился тому, как поручик умеет витиевато и вместе с тем четко, по-военному, изъясняться, и назвал себя:

- Купецкий сын Иван Зубарев, - невольно переходя на тон своего нового знакомого, продолжил, - следовал в губернский город Тобольск с ирбитской ярмарки, да вот... - и развел руками, показывая, что остальное и так понятно.

- Поди, при деньгах с ярмарки следовали? - участливо поинтересовался Кураев, но от Ивана не укрылось, что в самой постановке вопроса он не вполне доверял ему.

-- Да были кое-какие деньжата. Что деньги, главное сам жив, слава Богу.

-- Как же вы неосторожно в такой дальний путь и один отправились? продолжал выспрашивать Кураев.

-- А чего нам, не впервой, всякое бывало.

- Благодарите Бога, что нам на последней станции вовремя дали сменных лошадей, - поручик явно оживился от неожиданного знакомства и стал словоохотлив. Но усатые ординарцы или кто они там, не спускали настороженных глаз с Ивана, что несколько его раздражало.

-- Давно из столицы? - спросил он, чтоб как-то перевести разговор в другое русло.

-- Почитай, вторую неделю добираемся. Надеюсь, завтра прибудем в Тобольск. Так?

-- Должны, коль иных задержек не будет, - согласился Иван. - Как там в столице жизнь?

- Как везде, живут люди. Не приходилось бывать?

- Братья мои двоюродные бывали, а я вот нет пока.

- У вас, молодой человек, все впереди, успеете и в столице побывать, и еще где подале.

-- Да уж и не знаю, может, доведется когда, - простодушно согласился Иван, не замечая насмешки

- А может и ни к чему вам, милейший, в столицу без особой нужды наведываться, - налив себе небольшую порцию рома, продолжил Кураев, столица - она зубастых любит, а вы, как погляжу, не из таковских будете. Правда, сейчас в столице совсем не то, что ранее при царице Анне. Тогда в какую сторону ни плюнь, - в иноземца попадешь. Мой батюшка покойный, русак чистейшей воды, из деревни носа не казал, ходу ему дальше провиантских складов не было. А теперь государыня Елизавета Петровна, дай ей Бог здоровья и долгих лет жизни, всю иноземную сволочь повыгнала поганой метлой. Вот и я назначение в гвардию получил. Так что готов за императрицу нашу головы не пожалеть.

- К нам в Сибирь на службу? - поинтересовался, чтоб как-то поддержать разговор, Зубарев.

- Какая, к черту, может быть служба в такой мороз, - полушутливо отвечал поручик, - на короткий срок к вам и обратно без задержки.

-- В сам Тобольск или еще дальше? - поинтересовался Зубарев, видя, что офицер не прочь поговорить.

- Еще не знаю. Как дело повернется. - Кураев чуть помолчал и неожиданно перешел на шепот, приблизив лицо к собеседнику. - Коль застану в Тобольске генерал-майора Киндермана, передам ему важную депешу, - он выразительно похлопал левой рукой по залоснившемуся боку кожаной сумки, лежавшей на сиденье подле него, - то и дня не задержусь у вас. Но я склонен предполагать худшее: придется разыскивать мне его где-нибудь по крепостям на южных рубежах.

- И вовсе нет, - высказал вдруг свою осведомленность Зубарев, - никуда ваш генерал из Тобольска не выезжал. Как летом приехал до нас, так и сидит безвылазно. Тем более в такие морозы он свой длинный нос дальше кабинета губернатора и не показывает.

6
{"b":"41071","o":1}