ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- А почему ты уверена, что это идея Кипарисова? - неожиданно спросил Рощин. - Только исходя из их отношений? Это же смешно, Жанна. Неужели, даже, если вдруг выяснится, что Лида - его дочь, он станет ее убивать, уничтожая следы. Да и не слишком ли поздно. Неужели ты не понимаешь, что на ложном пути. Ты уже сделала свое дело, теперь им занялась Петровка. Выше головы не прыгнешь, Жанна, - неожиданно закончил он.

Я молчала. Неожиданно он снова поднял на меня глаза и продолжил:

- Тебе очень хочется знать все. Для следователя это прекрасный дар, но ты не умеешь им правильно пользоваться, Жанна. И, скорее всего, не научишься, - прокурор погладил себя по волосам. - Так послушай мой совет, Жанна: остановись. Хотя бы здесь и сейчас. Ведь рано или поздно тебе придется это сделать. Так что лучше будет, если ты узнаешь, что это такое.

Я поняла прокурора. И потому ответила примерно в его духе:

- Хорошо. Только перед этим я денька два поломаю голову над этим. Нет - брошу, да - увидим, что будет.

- Ты не мне обещай, Жанна, - холодно сказал Рощин, вставая, поговори с собой.

Он поблагодарил за кофе и вышел.

Мне стало досадно, что я обидела его. Но очень уж не хотелось бросать начатое на полпути.

Остаток дня я промучилась в полном бездействии. А утром мне позвонил все тот же Рощин.

- Жанна, - мрачно произнес он, - как ни странно, но нам нужна твоя помощь. Ты не могла бы оторвать денек от своего драгоценного отпуска и подъехать в прокуратуру?

Мне осталось только согласиться, поскольку, судя по заговорщицкому тону, Рощин явно решил разделаться с навязанной вчера ему идеей.

Через полчаса я была на месте. Там меня уже ждали.

- Заходи, Жанна, - Рощин стоял рядом с дверью, очевидно, не в силах усидеть на месте. - Прошу знакомиться, - он обратился ко всем присутствующим и сообщил:

- Это Жанна Васильева, наш следователь. Стаж ее хотя и невелик, но качество работы выше всяких похвал. Ни одного проваленного дела еще не было.

Я почувствовала, что начинаю медленно и неуклонно заливаться краской. Тем более от такого нахального вранья.

- А это, - продолжал Рощин, представляя одного из поднявшихся мне навстречу людей, - подполковник Георгий Левин, начальник следственного отдела. Майор Анатолий Крушинин, майор Иван Жолобов, старшие оперуполномоченные.

Представители угрозыска дружно кивнули головами и так же дружно сели. Дисциплина, одним словом. Правда, дифирамбы, расточаемые в мой адрес прокурором немало на них не подействовали, скорее наоборот, сделали их более осмотрительными. Так что следующие после представления полчаса Рощин потратил впустую.

Я присела в кресло. Рощин, наконец, объяснил мне, для чего же он вытащил меня из дому. Не успел он закончить, как на меня обрушился поток вопросов. Более всего ситуация напоминала допрос с пристрастием. Где-то с полтора часа доблестные муровцы вытягивали из меня необходимую информацию, что-то конспектируя для себя в блокнот. Судя по всему, Петровка всерьез заинтересовалась этим делом. Конечно, может у них невыполнение плана по количеству раскрытых преступлений, кто знает. Но и найти убийцу в многомиллионном городе - задача не из легких. Если он еще в Москве.

Я раскололась настолько, насколько смогла, вспомнила во всех подробностях услышанные разговоры, содержание некоторых документов и развернула перед этой мрачной аудиторией свой вариант случившегося. Высказала и несколько версий будущей охоты на Травина. И все, абсолютно все было застенографировано. После чего они покинули поле боя, как-то слишком по-английски. Но о проведении розыскных работ обещали информировать.

Настроение у меня было отвратное. Тоже можно было сказать и о Рощине.

- Да они найдут его и без нашей помощи, - мрачно произнес прокурор, выражая общие мысли. - Могли бы и не являться без приглашения.

Я поддакнула и начала прощаться. Рощин весь свой словарный запас уже исчерпал, поэтому и попрощался со мной молча кивком головы.

Через пару дней преступника поймали на одной из бесчисленных дач в подмосковном поселке Малаховка. Взяли и его брата. Сперва за укрывательство, а после обыска припаяли и хранение наркотиков.

Вечером того знаменательного дня мне позвонил Рощин. Он был в необычайно приподнятом настроении.

- Очень интересно, Жанна, - сказал прокурор вместо слов приветствия, но твое дело закрыто полностью. На сто процентов. Травин неожиданно для всех признался в убийстве Лиды Гореславской.

- Надо же, - промямлила я, не ожидавшая совершенно такого поворота дела.

- И кстати, - продолжил он, - никакого отношения к тебе и твоему Гермашевскому убийство не имеет.

- То есть как?

- А вот так. Согласно показаниям самого Травина данное происшествие - случайность и не более. Он ошибся, приняв Лиду Гореславскую за другую девочку, кстати, того же возраста и тех же данных, которую должен был отправить по заказу некоего Осипова. Петровка его еще не нашла.

- Но как он раскололся?

- Абсолютно добровольно. Может решил о себе славу такую оставить, в назидание, что ли. Ведь ему и так максимум положен, он этого не отвертишься.

- Да, такого не будут миловать.

- Поэтому он попросился к дежурному следователю и сообщил ему все как есть, на духу.

- А может с кем счеты решил свести?

- Что ж, и такое возможно, - согласился Рощин. - Кому же охота в одиночку сидеть.

- Да, а что узнали о случившемся?..

- Штука такая вышла. Сначала предполагалось девочку эту похитить, но что-то спутало все планы то ли клиент несговорчивый попался, то ли еще что, но будущую заложницу пришлось волей-неволей уложить. Сам Травин мало что об этом всем знал, потому пока в деле одни догадки. Ему поручили, он исполнил. Так что пусть всем этим Петровка занимается. Надо же ей хоть иногда поработать.

- Действительно, - поддакнула я.

- Так что приглашай всех на пирушку, - предложил Рощин. - И меня не забудь. Хотя тебе и расслабиться некогда - через пару дней на работу пора.

- Не говори, - вздохнула я.

- А вот мне опять внеочередной отпуск дали, - Рощин рассмеялся. Да, чуть не забыл. Когда выйдешь на работу, сразу зайди ко мне.

- Что случилось?

- Я тебе одно дельце припас. Точно под твой размер. Ничего толком неизвестно, но Петровка благополучно столкнула нам.

- Понятно.

- Можешь себя поздравить - дело опять о наследстве.

- Не может быть.

- Ну я же сказал, под твой размер.

- Хорошо, - вздохнула я. - Тогда заходи сейчас ко мне. Может еще кто придет.

- Уволь, Жанна, сейчас не могу. Разве что завтра.

- Завтра я не могу.

- Что такое?

- Мне нужно будет поговорить с одним человеком. Помнишь, я тебе рассказывала о любопытном трактористе, вместе с которым я искала труп Надежды Лайме.

- Ну.

- Должна же я рассказать ему эту историю. Обещала. Да и вещи из деревни забрать надо.

- Ну ты даешь, Жанна.

Рощин отключился.

Я посмотрела на часы. До закрытия магазинов оставалось еще порядочно времени. Поэтому я быстро собралась и отправилась покупать новую записную книжку, для предстоящего дела. В конце концов, отпуск почти закончился и теперь предстояло снова входить в рабочее состояние.

По возвращении я позвонила Стекловой.

- Лен, выкладывай, как свое дельце ты выиграла, - с ходу начала я.

- Мне довольно странно видеть такой необыкновенный интерес к моей персоне, - она была немного польщена. Все-таки, не каждый день пристают с подобными расспросами. Тем более услышать такое из моих уст. Раньше я ограничивалась дежурными поздравлениями и советами все бросать и идти в частный сектор, где адвокатам гораздо больше платят.

- Ты сейчас чем занимаешься? - вместо ответа поинтересовалась я.

- Отдыхаю, а что?

- Заезжай ко мне. Отпразднуем удачное завершение моего дела.

- Полностью?

- Конечно. Приедешь - расскажу во всех подробностях. А ты заодно расскажешь о своем.

21
{"b":"41073","o":1}