ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Да разве могло быть иначе в этом горьком, безжалостном мире?!

Долго бежать уже не было сил. Набегался... Вскоре Ланка совсем запыхался и обессилено сел в траву. Прислушался.

Вроде бы все спокойно. Или нет?

Из-за соседних кустов послышался слабый стон. Мальчик вздрогнул, вскочил на ноги, затравленно озираясь. Стон повторился.

Первым желанием Ланки было кинуться прочь... Но что-то удержало мальчика от такого поступка. Набравшись храбрости, он осторожно обошел куст и очутился на маленькой, залитой солнцем полянке. Там лежал человек. Сначала Ланка увидел широко раскинутые ноги в высоких зеленых сапогах. Стрельнул глазами дальше и натолкнулся на большую бородатую голову с гривой длинных седоватых волос. Блестевший на солнце шлем с "медведем" - значком Тавларского княжества - откатился далеко в сторону. Богатая, расшитая серебром одежда на груди человека была залита кровью.

Мальчик несмело шагнул вперед. Потом еще... Опустился на колени перед распростертым воином.

- Дядечка, ты живой?!

Это был первый человек, встреченный Ланкой за время его скитаний. Первый после вчерашней беды...

Сомкнутые веки раненого медленно раскрылись. Ощупав пристальным взглядом склонившегося над ним мальчишку, тот прохрипел:

- Ты кто?

- Ланка я... Из Криницы!..

Всхлипывая и захлебываясь, мальчик торопливо выложил этому большому, взрослому человеку все, что случилось с ним. Выплеснул всю горечь, что накопилась в нем за прошедшие безысходно-страшные часы. Всю свою боль...

Неизвестный его не перебивал. Потом, когда Ланка замолчал, он проговорил, с трудом выталкивая из себя слова:

- Ничего... Не горюй, малец. Даст Бог, прогоним врага... Все наладится.

От его добрых, сочувственных слов сразу стало теплее на душе.

Раненый умолк, переводя дыхание. Потом заговорил снова.

- Ты... вот что. Помоги. Видишь, подстрелили меня... И конь ушел. Ты проберись в город, скажи. Воевода я... Малк...

Ланке показалось, будто его с размаху сунули носом в горячую печь! Ведь в самом деле! Тут раненый... Да еще воевода! А он расхлюпался.

- Кисет мой... возьми. За поясом, - прохрипел Малк. - Отдашь там.

- А как же?.. - Мальчику показалось опасным оставлять раненого одного в лесу. И самому страшно вновь оказаться в одиночестве!

Малк понял его терзания.

- Ничего, ты не бойся, иди. Я полежу.

Ланка пошел.

К вечеру он почти добрался до цели. Оставалось только переправиться через реку. Глубокая многоводная Влага описывала в этом месте широкую дугу, на дальнем, обрывистом берегу которой виднелись высокие сторожевые башни Тавлара. А на ближнем берегу, у самой кромки воды, расположился многочисленный обоз маскольцев. Сильное маскольское войско обложило город со всех сторон. А обоз остался здесь. Для лучшей сохранности и для наблюдения за рекой. Но только обозники, находясь на безопасном удалении от города, не очень бдительно следили за тем, что творилось вокруг.

Когда совсем стемнело, Ланка обошел маскольский лагерь стороной, кустами пробрался к воде. Бесшумно сполз с берега, прямо в одежде, и поплыл к городу. Никто его и не заметил. Вода была теплая, видимо, прогрелась за день. Но плыть пришлось долго и где-то с середины реки мальчик начал уставать. А как добрался до берега и выполз на сушу, после и сам не мог понять.

Он полежал немного на мокрых прибрежных камнях, приходя в себя и отдыхая после долгого плаванья. Потом медленно поднялся, вглядываясь в темноту ночи. Ланка попал на небольшую каменистую площадку, над которой навис гранитный обрыв. А далеко наверху, вдоль кромки обрыва, виднелась высокая городская стена. Здесь, на берегу, было заметно холоднее, чем в воде. Дул свежий ночной ветерок...

Сзади послышался приглушенный шорох. Мальчик настороженно оглянулся. И тут огромная тяжелая лапища, пахнущая кровью и железом, обхватила ему голову, плотно зажав рот. Так, что не вскрикнуть! Потом еще несколько таких же лап набросили на него жесткое грубое полотнище. Запихали с ногами в противно пахнущий кожаный мешок. То есть это потом стало ясно, что в мешок. А сначала Ланка не знал что и подумать. Чуть не умер от страха. Кто-то большой и сильный взвалил его на спину и потащил неизвестно куда.

Так продолжалось долго. Мальчик начал уже задыхаться в своей темнице, но тут неизвестный стряхнул его со спины и Ланка вывалился из мешка на жесткий деревянный пол.

И услышал голоса.

- Вот, лазутчика поймал.

- Какого? Этот, что ли?

- Ну ты учудил, Калх. Это ж ребенок.

- А вот пусть сперва расскажет, что под стенами делал. Там поглядим.

- Не лазутчик я... - пискнул Ланка с пола, оглядываясь по сторонам.

Он очутился в просторной деревянной избе. В углу жарко урчала печка. Горели лампы. А вокруг Ланки и над ним стояли люди в воинских доспехах. Дружинники. Тавларцы!

Ланка мигом осмелел. И обрадовался.

- Меня воевода прислал, Малк. Раненый он.

Он рванул из-за пазухи размокший в воде кисет.

- Вот!

- А ты не врешь? - строго спросил его кряжистый дядька с вислыми усами. Видимо, старший.

Мальчика подняли, усадили на лавку к теплой печке.

- А ну рассказывай!

Ланка начал говорить. Как один остался, как воеводу нашел...

- Погоди, - остановил его старший. - Митук, сбегай до князя. Обскажи ему... - приказал он молодому дружиннику, который поспешно выскочил за дверь.

...Потом мальчика переодели в сухую одежду. Дали большую кружку молока и ломоть хлеба с солью. Широкая кожаная рубаха, в которой он совсем утонул, пахла теплом и добрыми людьми. Домом пахла! А черная горбушка была такая вкусная! Ланка даже слегка размяк, сидя на лавке. Глаза стали слипаться. Но тут его потянули до князя.

Самого князя Ланка и не разглядел толком. Не запомнил. Слишком он вымотался за эти горькие дни, и силенок оставалось совсем чуть-чуть. Но когда князь спросил: "Сможешь показать дорогу?", Ланка с готовностью кивнул головой. Потому что разве откажешься, когда сам князь тебя просит? Если очень надо!

Его снова отвели в сторожевую избу и там, в ожидании новой дороги, мальчик заснул на лавке у жаркой печки. В тепле и безопасности.

Незадолго до рассвета его разбудили. Сказали: пора в путь. Ланка быстро натянул на себя легкую мальчишечью одежку. Не ту, старую, которая уже вся изорвалась, а другую. Ее подыскали дружинники, пока Ланка спал. И ладные кожаные сапожки дали. Хорошие... Такие отец обещался купить к осени.

Вспомнив об отце, Ланка снова чуть не расплакался. Но реветь было некогда. Выручать воеводу Малка отправился старший, которого звали Тавром и еще четверо дружинников. Вместе с ними Ланка спустился в глубокий погреб, и там, отворив неприметную дверцу, они попали в подземный ход. Ланка тут сразу догадался, каким путем его приволокли в город. Он подумал даже, что вот этот путь, по которому они шли сейчас, приведет его на то же самое место под обрывом. Однако, как сказал мальчику Тавр, ходов под Тавларом было прорыто великое множество. А идти сейчас, освещая себе путь масляным фонарем, пришлось гораздо дольше, чем ехать на чужой спине в прошлый раз.

Наконец в лицо дохнула ночная тишина и Ланка со своими спутниками, выбрался на поверхность. Светила яркая луна. Фонарь поспешно загасили, хотя бояться было нечего. Далеко позади остались крепостные стены Тавлара. И даже многочисленные огни осадного лагеря маскольцев потерялись в ночи. Без помех выйдя к реке, путники быстро нашли спрятанную в кустах лодку и переправились на другой берег.

В темноте бывает очень трудно отыскать верную дорогу. Особенно если сам идешь по ней всего лишь второй раз. Но Ланка постарался. И не очень сильно сбился с пути. А когда чуть развиднелось, и вовсе уверовал, что легко отыщет ту полянку...

Так оно и случилось. Только пришли они туда уже ясным днем, и ноги у Ланки совсем стали мягкими от усталости.

Воевода Малк дождался подмоги. Рубленая рана на его груди затянулась. Только болела при каждом движении. И подняться на ноги воевода не мог. Ослаб очень. Из крепкого воеводского плаща и двух срубленных тонких березок дружинники соорудили удобные носилки. Посовещавшись, решили, что нести сейчас раненого в Тавлар слишком опасно. Неровен час, встретятся маскольцы... Тавр, однако, припомнил, что здесь неподалеку должна находиться охотничья зимовка с теплой избой, надежно укрытая от посторонних глаз. Туда и отправились после недолгого отдыха. В пути не случилось ничего неожиданного, и около полудня раненый воевода уже спокойно спал, возлежа на мягких медвежьих шкурах, устилавших широкую лавку в охотничьей избе.

2
{"b":"41096","o":1}