ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Ее ответ

Тебе ни дождь, ни снег, ни град
Не помешал попасть в мой сад.
И значит, можешь путь назад
Ты без труда найти.
Еще кругом глухая ночь,
Глухая ночь, глухая ночь.
Тебя впустить на эту ночь
Я не могу — прости!
Пусть на ветру ты весь продрог, —
От худших бед помилуй бог
Ту, что тебе через порог
Позволит перейти!
В саду раскрывшийся цветок
Лежит, растоптан, одинок.
И это девушке урок,
Как ей себя вести.
Птенца, не знавшего тревог,
В кустах охотник подстерег.
И это девушке урок,
Как ей себя вести!
Стоит кругом глухая ночь,
Глухая ночь, глухая ночь.
Тебя впустить на эту ночь
Я не могу — прости!

Честная бедность

Кто честной бедности своей
Стыдится и все прочее,
Тот самый жалкий из людей,
Трусливый раб и прочее.
При всем при том,
При всем при том,
Пускай бедны мы с вами,
Богатство —
Штамп на золотом,
А золотой —
Мы сами!
Мы хлеб едим и воду пьем,
Мы укрываемся тряпьем
И все такое прочее,
А между тем дурак и плут
Одеты в шелк и вина пьют
И все такое прочее.
При всем при том,
При всем при том,
Судите не по платью.
Кто честным кормится трудом, —
Таких зову я знатью.
Вот этот шут — природный лорд,
Ему должны мы кланяться.
Но пусть он чопорен и горд,
Бревно бревном останется!
При всем при том,
При всем при том,
Хоть весь он в позументах, —
Бревно останется бревном
И в орденах и в лентах!
Король лакея своего
Назначит генералом,
Но он не может никого
Назначить честным малым.
При всем при том,
При всем при том,
Награды, лесть
И прочее
Не заменяют
Ум и честь
И все такое прочее!
Настанет день, и час пробьет,
Когда уму и чести
На всей земле придет черед
Стоять на первом месте.
При всем при том,
При всем при том,
Могу вам предсказать я,
Что будет день,
Когда кругом
Все люди станут братья!

Моему незаконнорожденному ребенку

Дочурка, пусть со мной беда
Случится, ежели когда
Я покраснею от стыда,
   Боясь упрека
Или неправого суда
   Молвы жестокой.
Дитя моих счастливых дней,
Подобье матери своей,
Ты с каждым часом мне милей,
   Любви награда,
Хоть ты, по мненью всех церквей, —
   Исчадье ада.
Пускай открыто и тайком
Меня зовут еретиком,
Пусть ходят обо мне кругом
   Дурные слухи, —
Должны от скуки языком
   Молоть старухи!
И все же дочери я рад,
Хоть родилась ты невпопад
И за тебя грозит мне ад
   И суд церковный.
В твоем рожденье виноват
   Я безусловно.
Ты — память счастья юных лет.
Увы, к нему потерян след.
Не так явилась ты на свет,
   Как нужно людям,
Но мы делить с тобой обед
   И ужин будем.
Я с матерью твоей кольцом
Не обменялся под венцом,
Но буду нежным я отцом
   Тебе, родная.
Расти веселым деревцом,
   Забот не зная.
Пусть я нуждаться буду сам,
Но я последнее отдам,
Чтоб ты могла учиться там,
   Где все ребята,
Чьих матерей водили в храм
   Отцы когда-то.
Тебе могу я пожелать
Лицом похожей быть на мать,
А от меня ты можешь взять
   Мой нрав беспечный,
Хотя в грехах мне подражать
   Нельзя конечно!

Послание к другу

Мой друг — лукавый, ловкий вор,
Не воровал ты до сих пор.
Зато сердца твой быстрый взор
   Умеет красть.
Перед тобой любой затвор
   Готов упасть.
И сам я устоять не мог.
Не раз к тебе, не чуя ног,
Шагал я по камням дорог
   И грязь месил,
И ровно двадцать пар сапог
   Я износил.
Ты создан был природой шалой
Из дорогого матерьяла.
Она тобою увенчала
   Наш скудный век
И каждой черточкой сказала:
   — Вот человек!
Сейчас я в творческом припадке,
Башка варит, и все в порядке.
Строчу стихи, как в лихорадке,
   А ты, мой друг,
Прочти их бегло, если краткий
   Найдешь досуг.
Одни рифмуют из расчета,
Другие, чтоб задеть кого-то,
А третьи тщетно ждут почета
   И громкой славы,
Но мне писать пришла охота
   Так, для забавы.
Я обойден судьбой суровой.
Кафтан достался мне дешевый,
Убогий дом, доход грошовый,
   Я весь в долгу,
Зато игрой ума простого
   Блеснуть могу.
Поставил ставку я задорно
На четкий, черный шрифт наборный,
Но разум мне твердит упорно:
   — Куда спешишь?
Ты этой страстью стихотворной
   Всех насмешишь!
Поэты, — где такие ныне? —
Собаку съевшие в латыни,
Мечтали, полные гордыни,
   Жить сотни лет,
Но их давно уж нет в помине, —
   Простыл и след.
Итак, пора мечту оставить
Себя поэзией прославить.
Косу и серп я буду править,
   Налажу плуг
И буду петь, чтоб позабавить
   Поля вокруг.
Я проживу безвестной тенью,
Не слыша, как бегут мгновенья.
Когда ж порвутся жизни звенья,
   Покину свет,
Как и другие поколенья,
   Которых нет.
Но говорить о смерти рано.
Полны мы жизнью неустанной.
Давай поднимем парус рваный,
   Возьмем штурвал,
Чтоб ветер счастья пеной пьяной
   Нас обдавал.
Мой друг, живем мы в царстве феи,
Где смех — оружье чародея.
Коль, этой палочкой владея,
   Отдашь приказ,
Часы бегут минут быстрее,
   Пускаясь в пляс.
Не трать же время жизни краткой.
Примерно с пятого десятка
Мы вниз с горы походкой шаткой
   Трусить должны,
Одышкой, кашлем, лихорадкой
   Изнурены.
Когда достигли мы заката,
Бродить, мечтать нам скучновато.
Вино слабее, чем когда-то,
   Бьет через край.
И то, чем жизнь была богата, —
   Любовь, — прощай!
Но жизнь безоблачна вначале.
Мечта лучами красит дали.
Летим, не слушая морали,
   Мы на простор,
Как мальчики, что побежали
   На школьный двор.
Мы на ходу срываем розы,
Не замечая в них угрозы
И даже первые занозы
   Нам не страшны.
Мгновенно солнце сушит слезы
   Во дни весны.
Одни идут дорогой гладкой
И, не трудясь в поту над грядкой,
Едят обильно, жирно, сладко
   И свысока
Глядят на дом с оградой шаткой —
   Дом бедняка.
Другие борются за счастье,
Полны надежды, воли, страсти,
Стремясь достичь богатства, власти
   Любой ценой,
Чтобы потом, забыв ненастье,
   Вкушать покой.
А третьи, путь покинув торный
(Как, скажем, ваш слуга покорный),
Сбиваются с тропинки горной
   Туда-сюда.
Таким на склоне лет бесспорно
   Грозит нужда.
Но лучше труд до изнуренья,
Чем с жалкой жизнью примиренье.
Пусть смотрит с неба бледной тенью
   Фортуны серп,
Не помешает вдохновенью
   Ее ущерб.
Но здесь перо я оставляю
И провиденье умоляю,
Пред ним колени преклоняя:
   Пускай со мной
Кочует вместе в край из края
   Созвучий рой.
Дай сочный ростбиф местным лордам,
Чтоб жир по их струился мордам,
Дай галуны гвардейцам гордым
   И боевым,
А виски — на ногах нетвердым
   Мастеровым.
Дай Демпстеру желанный титул,
Подвязку дай премьеру Питту.
Стремится к прибыли, кредиту
   Негоциант.
А мне лишь разум сохрани ты
   Да и талант.
Мне для покоя нужно мало:
Чтобы здоровье не хромало.
Дай мне обед какой попало,
   Простой на вкус,
Но чтоб молитву прочитала
   Одна из муз.
Мне не страшны судьбы угрозы,
Ненастье, стужа и морозы.
Гоню я рифмой вздохи, слезы,
   Пою, шучу
И, враг заботы, скуки, прозы,
   Стихи строчу.
Вы, что по правилам живете
В тиши, довольстве и в почете,
Пускай безумным вы зовете
   Меня подчас,
Вода стоячая в болоте —
   Душа у вас.
На ваших лицах деревянных,
Таких безличных, безымянных,
Нет и следа восторгов пьяных.
   Ваш голос глух.
Он, как басы в плохих органах,
   Томит наш слух.
Ступая важно и степенно.
На тех вы смотрите надменно,
Которым море по колено, —
   На грешный люд, —
И ввысь взираете блаженно.
   Там — ваш приют!
А я куда пойду — не знаю,
К воротам ада или рая.
Но, эту песню обрывая,
   Скажу я, брат,
Что буду я любому краю
   С тобою рад!
9
{"b":"41100","o":1}