ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

"Да, неудачно он прыгнул", - мысленно резюмировал я.

На всякий случай я пощупал сонную артерию, дабы труп неожиданно не напал на меня (такое тоже бывает), констатировал смерть и повернулся к Ирине.

Оказывается, она была в наручниках, цепочкой пропущенных через скобу, вбитую в стене на уровне груди. Сидеть ей приходилось с поднятыми вверх руками, чем и объяснялась неестественность её позы.

- Кто вы? - испуганно спросила она.

- Не беспокойтесь, все кончено. Я новый сотрудник Михаила Семеновича. Он поручил мне отыскать вас.

- Ох! - вырвалось у нее. - Я так испугалась! - И она заплакала почти беззвучно, тихонько всхлипывая.

Ее плач подстегнул мои усилия, но арматурина, засунутая под скобу, тут же согнулась. Я поискал ломик, нашел что-то толстое и железное, вставил в скобу и рванул.

Заскрежетало. Я вложил в рывок все силы и с тягучим прерывистым скрипом вырвал-таки скобу из стены.

Я взял фонарик из длинной бочки, заполненной то ли цементом, то ли мелом, и посветил в лицо Ирины. Она взглянула на меня. Испуганное, перепачканное пылью личико... "Бедняжка", - подумал я и, наклоняясь, чтобы помочь ей подняться, заметил краем глаза, как что-то блеснуло у её ног. Да, повезло: я поднял ключик от наручников, оброненный одним из покойников.

Когда я освободил руки Ирины, силы её покинули. Сказалась реакция на освобождение. Она почти упала мне на грудь, обхватила руками шею... И заплакала.

- Ничего, девочка, все позади, - прошептал я.

Однако надо было выбираться. Обойдя упокоенного мужика, мы прошли в другой зал. Я осторожно вел её, старательно обходя препятствия: мусор, стройматериалы... Фонарик давал достаточно света.

Странно, но первый бандюга все ещё торчал у стены. Любопытно. Проходя мимо, я посветил ему в лицо.

Бывает же!.. Плашмя обрушив его на стену, я насадил негодяя на одну из опалубных арматур, сантиметров на пятнадцать торчащих из стены по всему периметру. Прут проткнул глазницу, и, словно пришпиленная к подушечке козявка, мужик остался торчать здесь, пока его труп не снимут пришедшие строители. До этого, конечно, не дойдет - я пришлю людей раньше.

Увидев погибшего, Ира, отшатнулась ко мне.

- Боже мой! - прошептала она.

Мне так хотелось курить, что за одну затяжку я, кажется, отдал бы все свои сто кусков гонорара. Но увы... И словно следя за ходом моих мыслей, Ирина сказала:

- Вы весь мокрый.

Еще бы. На мне не было сухой нитки, сигареты, естественно, превратились в кашу. Голос её уже не дрожал. Видимо, она справилась с собой.

- Вас здесь держали все время?

- Все время.

- А как же рабочие?

- Вчера же была суббота. У них выходной. Сегодня воскресенье. Если я не путаю... Так болит голова...

Мы между тем сумели (я поддерживал её, как мог) преодолеть лестницу и уже выходили из церкви.

Ничего здесь не изменилось. Только месяц висел над самыми верхушками деревьев, удлиняя чернильные тени.

И мы словно влюбленные пошли к дому по залитой лунными лучами дорожке с чувством глубокого удовлетворения, как говорят в подобныхобстоятельствах. Во всяком случае, с моей стороны.

- Так что же произошло?

- Когда? Вчера?

- Да.

- Когда меня похитили?

- А что ещё произошло вчера?

- Да, разумеется, это я ещё плохо соображаю.

- Так что же произошло?

- Я пошла на пляж искупаться перед ужином, и вначале все было нормально...

- Вы ходите без охраны? - перебил я её.

- Охраны? Конечно, без. Зачем мне охрана? - сказала она и тут же спохватилась: - Ох, ну и дурочка же я! Теперь вижу, что охрана действительно нужна.

- Ну и что произошло?

- Ничего особенного. Я уже хотела раздеваться, как вдруг появились двое мужчин и - так глупо! - попросили закурить.

- Почему глупо? Вы не курите?

- Нет, обычно не курю. А жаль, мне сейчас не помешала бы сигарета.

- Мне тоже, - заметил я и засмеялся.

Она покосилась на мой мокрый костюм и ничего не сказала.

- Что же дальше? Мне приходится тянуть вас за язычок, - упрекнул я её.

Она ещё раз улыбнулась. Ярко блеснули в лунном свете её зубки.

- Мне закрыли рот и нос тряпкой, я вдохнула - и все. Как в кино. Потом очнулась в подвале уже прикованной.

- С вами что-нибудь... сделали?

Она взглянула на меня:

- А, вы об этом?.. Нет, меня не изнасиловали. Они вроде оказались неплохими людьми, обращались довольно вежливо.

- Вы меня рассмешили, - сказал я и осклабился. - Хорошие люди не крадут других хороших людей. Кроме того, лично я во время короткого общения с этими хорошими людьми не обнаружил у них никаких положительных качеств.

- Все-таки жалко их. Я думаю, если бы они не боялись своего босса, они бы меня отпустили.

- Вы так уверены?

- Наверное. Мне ещё никто ничего плохого не делал.

- А похищение?

- Они же меня не знали.

- Значит, это вам я обязан горячим, да и холодным (я вспомнил свое глубинное купание) общением с ними.

- Как так?

- Эти ваши дамские любезники не на вас, так на мне решили отыграться.

- Ох, надеюсь, вам не очень досталось?

- Как видите, им больше, - ухмыльнулся я.

Она покачала головой.

- Мне надо бы радоваться, тем более что у вас не было выбора, но мне их все-таки жалко. Люди все хорошие, плохими людей делают обстоятельства.

- Вы философ. А я не признаю философию, после некоторых рассуждений иной раз жить не хочется.

- Какой вы!.. - сказала она и вновь улыбнулась. - Нет, правда, если бы не Ангелочек...

- Ангелочек? Это кто? Или что?..

- Кто? Это их босс, они его так называли.

Я решил запомнить эту кличку. Мне она ничего не говорила.

- Ну, а вы давно работаете на Михаила Семеновича? Я вас раньше не видела.

- С сегодняшнего вечера.

Она присвистнула и даже приостановилась.

- Вот это да! И вот так сразу нашли?

- Нашел, потому что искал.

- Я... я рада, что Михаил Семенович взял вас именно сегодня. Как мне повезло!

Я рассмеялся. Я начинал понимать, почему к ней все так хорошо относились. У людей разные таланты, но этот самый редкий - вызывать к себе симпатию, лишь выявляя у других все самое хорошее.

Впрочем, здесь я могу и ошибиться. Посмотрим.

Мы подошли к цветнику, разбитому перед домом. Месяц совсем низко завис над зубчатыми верхушками деревьев и все ещё сиял так, что рыбьим блеском блестела крыша дома, а рядом лучисто мерцали Иринины глаза.

22
{"b":"41102","o":1}