ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вытащив и, зацепив за край бочки обрубками локтей, оставила на обозрение всех обезглавленный обрубок тела. От такого сюрприза Быков вновь забыл о болячках и вернулся к жизни. Все молча слушали его угрозы. Наконец, это надоело Королеву. Он стукнул Жука по плечу и повернулся уходить. Жук громко, чтобы перекрыть шум угроз, приказал оставаться дежурить Шуру и повернулся к Лизе с гадливой ухмылочкой.

- Пошли, красотка!

Она отшатнулась. Жук схватил её за руку, дернул. Лиза оттолкнула маленького Жука, и тот сердито что-то процедил. К Лизе медленно подошли девицы, и Лена первая вдруг наотмашь ударила её по лицу. Чего-чего, а драться эти чертовки умели. Лиза позволила себя увести.

А Лена, уходя, повернулась, отбросила челку и вновь внимательно посмотрела Семенову в глаза.

- Черт знает что! - злобно рявкнул Быков, так что Шура, в этот момент, словно кочергой, разбивавшая раскаленным прутом угли, вздрогнула.

- Заткнись, ублюдок! - звонко крикнула она и погрозила прутом. Будешь шуметь - поджарю!

Быков, не обращая внимания на девочку, продолжал бушевать.

- Ладно я, попался как последний идиот. Но ты-то!.. Где твоя хваленая удача? Или на старуху бывает проруха?..

Семенов почти не слушал. Его чрезвычайно заботили две вещи, которые и отнимали его внимание: куда и зачем повели Лизу (зачем? - об этом не хотелось думать!) и что означало странное поведени этой малолетки Лены? О последнем тоже кое-какие мысли были, конечно, но до поры до времени лучше было их не касаться. Семенов боялся сглазить.

- Ну не думал, что эта веселенькая ночка кончится таким вот идиотским образом! Не хватало ещё нас тут распять, подобно Христу или, там, Спартаку!

- Эй, соска! - крикнул он Шуре. - Это зачем вы тело подружки вместе с капустой заквасили? В качестве закуски, что ли?

И засмеялся, словно заржал. На самом деле причин для веселья было маловато, но Быков, скорее всего, так себя поддерживал.

Между тем, Шуру, видимо, обидело столь бесцеремонное обращение. Высокая, худенькая, длинноногая, она подошла к Быкову и остановилась вплотную. Надо отметить, была всего сантиметров на десять ниже, высокая девушка. А у Быкова, насколько помнил Семенов, было где-то метр девяносто пять-семь, в общем, почти под два метра.

- Люблю больших мужчин, - ласково сказала Шура.

Протянула руку и указательным пальцем провела по его голой груди, путаясь в густой светлой и курчавой шерсти.

- Когда мне было десять лет вот такой же большой волосатый мужчина трахнул меня первый раз.

Палец её продвигался все ниже, наткнулся на ремень брюк. Не меняя выражения лица, вся словно бы отдаваясь приятным воспоминаниям, Шура стала расстегивать ремень, пуговицу, замочек... Стала ближе, - почти глаза в глаза, - сунула руку Быкову в трусы, осторожно пошарила, взвесила всё в руке.

- У того, моего первого, тоже было будь здоров! Наверное, не хуже, чем у тебя, большой мужчина.

Семенов с беспокойством наблюдал. Быков, вытаращив глаза, смотрел на девчонку, которая, скорее всего, была взрослее, чем он сам... да, да, не по возрасту.

- Ты что делаешь, стерва! - попытался дернуться, но скованные руки и ноги пресекли попытку. - Да я тебе!.. Я тебя!..

- Тогда, конечно, мне все казалось огромным. Маленькая была, доверчиво пояснила Шура. - Это сейчас я дылда выросла, а тогда была маленькая. А тот мужчина был ну очень большой. Ему нравились маленькие-маленькие девочки. Нас к нему постояно возили. Он любил, чтобы его называли Аркашей, хоть уже старик был. Очень добрый и щедрый мужчина. И знаешь, большой мужчина, что я с тех самых пор больше всего люблю?

Быков молча, бешенно, но как-то растерянно смотрел на нее. Семенов крутил головой, осматривая перекладины "шведской стенки", через которые были пропущены цепочки наручников. Он дернулся, услышав об адвокате, но не это было сейчас самое важное. Даже в воздухе чувствовалось напряжение. А затхлость подвального воздуха, вонь квашенной капусты, не перебивавшая, кстати, сладковатый запах тлена от порубленного тела, гарь от раскаленного металла пыточных прутьев - ещё больше тревожили.

- Молчишь? - безнадежно сказала Шура. - Откуда тебе знать?..

Она продолжала осторожно двигать рукой в трусах Быкова.

- Да, откуда тебе знать? Придется сказать самой. С тех пор мне больше всего нравится слушать, как большой мужчина вопит от боли. Им, наверное, редко в жизни делают больно. Конечно, они такие большие, сильные. Они другим привыкли делать больно. Маленьким девочкам, например. Правда, большой мужчина?

- Ты это брось! - вдруг нормальным голосом сказал Быков - Я-то тут при чем? Ты это брось!

- А ты разве не большой мужчина? - наивно спросила Шура.

Быков замычал. Шура улыбнулась, и тут Быкова согнуло так, что перекладины затрещали.

- Убери свою руку, тварь поганая! - едва просипел он.

А потом уже хрипел, закрыв глаза, а Шура и сама, приспустив веки, ближе и ближе наклонялась к нему. Ее лицо почти касалось мокрого от боли и напряжения лица Быкова. Они так и стояли рядом, чуть ли не щека к щеке, оба в плену волнения, страсти и боли!.. И если бы положение не было так трагично, в пору было бы смеяться. Да, смеяться, как дети.

ГЛАВА 19

НЕОЖИДАННЫЙ СОЮЗНИК

- Опять ты за свои штучки! - вдруг разрядил тишину высокий голос.

Не замеченная, Лена вошла в дверь подвала и была уже совсем рядом.

- Так ты совсем, дура, спятишь. Мало ли кто кого трахнул в детстве? А ну вынь руку, сучка!

Шура медленно подчинилась, и Быков обмяк.

- Смотри-ка, не орал, - удовлетворенно отметила Шура.

- Ладно, двигай отсюда! Я подежурю. А ты пока можешь пойти посмотреть, что там будут делать с их бабой.

- Сейчас, - согласилась Шура и подошла к Семенову.

Она задумчиво осмотрела его сверху донизу.

- Смотри, какой красивый мужчина. Как Ален Делон. Не хуже, правда? обернулась она к Лене. - И тоже не маленький.

- Ты погляди, как ему везет. - покачала она головой. - Я своего обработала, так он видишь какой. А ты своего била-била, а на нем все сразу заживает. Или он у тебя железный? Он не только красавчик, но и везунчик. Знаешь что, Ленка, я, прежде чем уйти, хочу ему немножечко показать, что везенье когда-нибудь кончается. Правда, Ленок?

- Иди отсюда, я же тебе сказала!

Все было мерзко, отвратительно! И эти две фурии, в которые превратились обычные московские девчонки, и этот гнусный подвал, вся здешняя атмосфера, и обезумевший от черной злобы, оскорблений и боли Быков рядом - всё казалось потусторонним, далеким, словно антураж компьютерной игры, погружающий тебя в замок инопланетного злодея. И как хотелось закурить, сил не было! Вонь кругом, кислая тошнотворная вонь от трупа, капусты, чада, ненависти и страха!..

Шура отошла в сторону и подобрала свою палку. Лена немедлено подхватила свою. В воздухе, и так густом от эмоций, чувствовалось вибрация. Семенов внимательно следил за обеими девами.

- Черт тебя дери, Сашка! - вдруг выдохнул Быков. - Ты, наверное, сам легенды распространял на свой счет. Везенье, везенье!.. Семенов у нас непробиваемый везунчик! А я дурак, почти поверил. Думал, раз такие тылы за спиной, можно и поразвлечься... Надо же, бдительность потерял!..

- Нет, дорогуша, нет, Ленок, я сначала этому красавчику фотокарточку попорчу, чтобы знал, сволочь, чистоплюй поганый!..

- Сматывайся отсюда, дура! - крикнула Лена.

- Если мы отсюда выберемся, я всем расскажу, какой ты счастливчик, не обращая внимания на ссору девиц перед собой, ненавистно говорил Быков, повернув голову к Семенову. - Всем рассскажу, всем! Лопнет твой бизнесс, как мыльный пузырь...

Шура вдруг молниеносно ударила Семенова по голени и тут же метнула другой конец палки ему в лицо... в нос, глаза, зубы!..

Что намеривалась разбить девушка Шура так и не придется узнать. Палка Лены молниеносно блокировала удар, закрутила... Снова что-то быстро мелькнуло, послышался стук... словно кость о кость... ничего нельзя было проследить, только быстрое мельканье дубинок... кажется был удар и в висок...

34
{"b":"41106","o":1}