ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мне показалось, я понял, куда попал. Разумеется, это была спальня Марины. На это указывали следы марихуаны, бутылка вина, запашок вседозволенности. Напротив кровати на тумбочке был телевизор. Телевизор громко орал; транслировали какой-то концерт. Девице после всех её приключений позволялось делать все, что угодно. Даже напиваться перед сном. Лишь бы не удирала и не позорила благопристойную семью политика и предпринимателя.

Да, скороее всего так и было, как я вообразил. За одним исключением: самой Марины нигде не было. Даже в маленькой ванной комнате, примыкающей к спальне.

Я вернулся в спальню и выключил телевизор. Теперь в доме наступила полная тишина. Вышел из Марининой спальни и отправился осматривать дом дальше. Оставалось ещё пару дверей. Я хотел быстрее закончить осмотр и позвонить успокоить Веру. Я знал, что она волнуется. То, что здесь произошло похищение, у меня уже сомнений не вызывало. Об этом говорила и та поспешность, с которой обитатели покинули дом, не выключив телевизоры, свет и не закрыв входную дверь.

Обе двери, куда я ещё не заглядывал, в отличие от остальных, сделанных, как видно, на заказ, были типовыми, каких полно в квартирах нормальных людей. Я открыл первую дверь. За дверью была кладовая, набитая всяким хламом. Я осматривался здесь ровно столько, чтобы удостовериться в отсутствии здесь людей. Потом открыл последнюю дверь.

К моему удивлению, здесь было жилое помещение. Скорее всего комната для прислуги: узкая кровать, синтетический палас на полу, дешевый платяной шкаф. Но размерами, а также расположением двери совместного санузла, комната напоминла последнюю спальню, насыщенную ароматами Марининого присуствия. Да, дверь слева от кровати вела в ванную комнату. Я убедился в правильности своего предположения сразу, как только открыл дверь.

Ванная комната, однако, была крошечная, как в малогабаритной квартире. Унитаз располагался слева от входа. На кафельном полу возле ванны стояли красные тапочки с помпонами. На полочке у умывальника я увидел несколько флаконов с кремами и туалетной водой. В воздухе стоял резкий запах, который я не мог бы спутать ни с чем.

Когда я шагнул внутрь, под ногой звякнула стрелянная гильза. Клеенчаая занавска, отделявшая ванную, была расписана крупными зелеными цветами и висела на блестящих медных кольцах. Она была задернута. Я раздвинул её, и кольца издали пронзительный звук, резанувший мои нервы.

Я нагнулся, чтобы отвести мокрые волосы с лица этой женщины. В первое мгновение мне показалось, что это была Марина - тело было похоже. Но когда я отвел прядь волос, то оказалось, что женщина была много старше, лет сорока. Перед смертью она вжалась в угол ванны, подняв колени к груди, словно пыталась спрятаться за ними, или самой стать меньше, недоступной для пуль, проделавших отверствие в груди и в горле. А тонкая струйка воды продолжала омывать её, словно заранее готовя тело к погребению.

Н-да. Тут все было ясно. Дамочка принимала душ перед сном, как вдруг кто-то зашел к ней, отодвинул пистолетом край занавески, женщина постаралась занять как можно меньше места, вдавилась в угол ванны, и тут её настигла смерть.

Да, так и было. Женщина спокойно разделась, забралась в ванну, включила воду, отрегулировала напор воды и температуру, ещё не успела переключить смеситель на душ, как тут - на тебе - мужчина с пистолетом.

Мне даже не хотелось представлять себе то, что может испытывать голая женщина в таком положении. Главное, отсутстие одежды делает любого человека беззащитынм. Сказанное, конечно, не относится к таким грубым экземплярам, как я, и войди ко мне в ванную, когда я моюсь под душем, какая-нибудь женщина с пистолетом, все, конечно же, было бы иначе...

Мне было непрятно видеть выражение этих мертвых глаз, словно бы укорявших лично меня; я приехал, как только меня позвали и быстрее явиться не мог. Я наклонился и вернул её волосы в прежнее положение, закрыв прядью глаза.

Вернулся в спальню и стал в центре комнаты, качаясь на пятках. Кто-то пришел сюда в дом, похитил хозяев и убил служанку, чтобы не оставлять свидетеля. Когда паны дерутся, у холопов чубы трещат, подумал я и рассмеялся.

Но это не был веселый смех.

ГЛАВА 12

НЕОЖИДАННЫЙ ГОСТЬ

Спускаясь в холл, я размышлял. Ясно одно, незнакомцы (или незнакомец) так испугавшие Тарасову Елену Олеговну, все-таки не были плодом её воображения. Бандиты вошли в дом как раз в тот момент, когда Елена разговаривал со мной по телефону. Вошли, пригрозили оружием, заставили положить трубку, а потом, захватив и падчерицу, увели с собой. Убив прежде единственную свидетельницу - служанку.

Я чувствовал в своих рассуждениях противоречие. Мне было не ясно, чем помешала преступникам служанка, если она все равно ничего не видела и не слышала до того момента, как её нашел бандит.

А впрочем, ничего тут странного нет. Похитители, прежде чем уйти, могли просто решить обыскать дом. Они вполне могли предполагать начличие случайного свидетеля, и они нашли этого свидетеля. А то, что свидетель оказался воистину случайным, свидетель по стечению обстоятельств, когда бандит случайно показал себя ничего не подозревающей женщине - это просто вопиющее невезение, невезение, возведенное в степень, в квадрат, не знаю уж во что.

Черт побери! Эта семейка начинает действовать мне на нервы. Вернее, сопуствующие нашему знакомству обстоятельства. Настроение было паршивое.

Я прислушался. Сомнений не было: я слышал шум подъезжающего мотоцикла. Несколько секунд спустя двигатель заглох, я услышал звук приближающихся к входной двери шагов. В той тишине, в которую погрузился дом после моего сюда прибытия, слышен был малейший звук за стенами, даже шум все ещё продолжавшегося дождя не заглушал ничего. Однако ночью всегда так.

Вновь прибывший не стал звонить. Он просто открыл входную вдерь, потом внутреннюю и вошел в холл.

Вошедший был среднего роста, лет двадцати пяти, плотный, но полнота его ещё не переходила грань, после которого парня можно было бы обозвать жирным. Но он имел толстое лицо и сглаженные черты. Одет он был сплошь в кожу с металлическими прибамбасами, как любят это делать разные там байкеры с металлистами. На его короткоостриженных волосах и ворсе толстого коричневого свитера, видном в открытых полах куртки, блестели крохотныек капельки воды - дождь на улице продолжал мелко сыпать. Увидев меня, он застыл на месте, и у него вырвалось:

9
{"b":"41108","o":1}