ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Улики были против него…-хрипло возразил Премьер.

— Не смешите. Кому-кому, но вам ничего не стоило все организовать. И уж, конечно, убивали не вы сами. Мираб подорвал охрану на мине, а стрелял в Премьер-министра лейтенант Стражников. Поэтому этот дурак настолько и обнаглел. Думал, его вечно будут покрывать!

— Да, редкостный мерзавец! — согласился Кравцов.

Сергей вытащил сигарету и закурил. Все было ясно.

Премьер-министр щелкнул пальцем, и снизу выпрыгнул столик с высоким бокалом. Волкову он ничего не предложил. А тот и не хотел. Кравцов выпил половину содержимого, а остальное поставил на замерший столик. Потом вновь схватил бокал и торопливо допил.

— Когда я тут появился, — продолжал Сергей, — вы еще не знали, что я Сергей Волков, а не Николай Орлов. Его вы почему-то ни во что не ставили. Наверное, потому, что он был способен ради женщины отказаться от Империи. Этого вы не могли понять. А тут еще ваша племянница Марина Вронская, бросившая Николая ради этого жирного кабана Мираба. Николай был морально уничтожен и просто не захотел доказывать свою невиновность. Это вы хорошо продумали.

— Было нетрудно. У каждого свои слабости. У него слабостью была Марина.

— И тогда вы решили просто убрать его. Предварительно свалив на Николая все преступления. Вплоть до убийства отца. Однако вы не Бог и даже не Сатана. Мое появление вы предвидеть не могли. Но из всех вы один поняли, что меня надо срочно убрать. Вы не просто Премьер-министр, вы еще и кукольник, который тайно управляет всеми из-за кулис, из тени. Намекнули Мирабу о том, что я могу быть опасен, но тот не поверил. Так, на всякий случай, попробовал меня убрать в своих «Садах», и все. Тогда вы стали поощрять майора Михайлова из Управления по борьбе с особо опасными преступлениями проявлять, будем говорить, личную активность в борьбе со мной. Знали, что у него есть личные счеты с убийцей Премьера Орлова и его телохранителей. А еще планировали отправить меня в паломничество во дворец Бога-Императора, но не получилось, потому что в этом году паломники уже были отправлены.

Неожиданно Кравцов вытащил сигарету из кармана и тоже закурил. Они курили и молча смотрели друг на друга. Но Премьер в эти минуты вряд ли что-нибудь видел. Наконец он встал и прошелся перед креслом Сергея. Управляющий Империей о чем-то напряженно думал, время от времени бросая взгляд в сторону посетителя. Что сыграло для Кравцова решающую роль — выпитый ли им бокал, выкуренная сигарета, собранная ли в кулак воля, Сергей не знал. Но ему показалось, что страх Премьера, если он и был раньше, сейчас стал проходить. Это Волкову не понравилось, однако деваться Кравцову все равно было некуда. Тот чувствовал это, несмотря на охрану и прочие технические чудеса правительственной безопасности.

— Когда меня вызвал к себе Мираб Мамедов, — рассказывал Сергей, — тут уж вы обрадовались. Знали, что, либо он меня убьет, либо я его прикончу. Вас устраивал любой случай…

Продолжая говорить, Сергей уже падал из кресла, на ходу бросая взгляд назад. В спинке кресла возникла яркая точка, кресло взорвалось, и клочки вспыхнули. У стены, ярко освещенный огнем, возник силуэт с бластером… И в этот силуэт Сергей, сильно выгнув кисть, чтобы не задеть ладонь, выстрелил веерными ножами. У двери, пронзенный в голову и грудь, остался стоять пришпиленный к стене лезвиями лейтенант Стражников.

Волков посмотрел на хозяина кабинета. Теперь в только что спокойных глазах Премьер-министра Кравцова возник настоящий страх человека, осознающего, что все кончено.

— Одна большая шайка, — зачем-то пояснил Сергей. Он встал с пола и, подойдя к лейтенанту, продолжил повествование, как будто ничего не случилось:

— Вы тут все ошибались. И главным просчетом оказалась, конечно, недооценка меня. Все-таки обидно, вы же знали, что я прошел Уран и выжил. Это редчайший случай. Если я не такой хитрый, как вы, то уж удачи мне не занимать. Надо было более трезво оценивать ситуацию.

Лейтенант тем временем перестал мелко дергать ногами. Агония. Конец лезвия торчал из середины лба. Кровь по носу стекала на фирменный комбинезон. Сергею не нравился запах, исходящий от тела.

— Мираб, конечно, совершил глупость, когда связался с вами, — продолжил Сергей. — Слишком умным быть тоже плохо. Да и вы не лучше. Если бы не ваши способности манипулятора и не те слишком умные идеи, все остались бы живы. Подумать только! Если бы не мое появление, вы и дальше правили бы Империей! Потом убрали бы Мамедова, еще кого из мелких врагов и свидетелей…

Сергей нагнулся и поднял бластер, выпавший из мертвой руки промахнувшегося убийцы. Мысли о бренности бытия… Сентиментальность победителя… Он, считая дело выполненным, невольно отвлекался. Конечно, нельзя было этого делать, имея за спиной врага…

Сергей чудом успел отпрыгнуть в сторону, и луч огня, зашипев, погас в мертвом теле лейтенанта. Промахнувшись, Кравцов — сказывалось отсутствие боевого опыта— спрятался за куполом локального поля, где и стоял, наблюдая за Сергеем. На лице его была написана решимость отсиживаться в своем непроницаемом убежище, хотя бы даже мир обрушился!..

Усмехнувшись, Волков отбросил бластер Стражникова, повернулся и пошел к выходу.

Он слышал, как, сухо застрекотав, отключилось поле. Обернулся. Неловко прицеливаясь, Кравцов поднимал бластер. И тогда Сергей выбросил вперед ладонь, напряг предплечье, и широкая лента огня ударила в уже бывшего правителя Империи.

— За охранников и брата Михайлова, за предательство, — негромко сказал Сергей. — А это за Николая Орлова!

Тело Кравцова коснулось пола немного раньше, чем отброшенная боевым лучом голова. А когда и голова его с глухим стуком упала, тишина в пустом зале стала почти осязаемой. Лишь кровь лейтенанта Стражникова звучно и мерно капала, стекала с носа на живот, а с живота — на пол…

Сергея никто не пытался задержать, когда он уходил. Кроме того, он знал, что все равно никто не сумел бы этого сделать…

Глава 14. МАРИНА ВРОНСКАЯ

Машину Сергей отпустил незадолго до цели и шел пешком по удивительно знакомому уже маршруту, изо дня в день, впрочем, меняющемуся. Сегодня ему встречалось неожиданно много прохожих. Вдоль переулков сидели за столиками люди. Девушка с блестками в волосах вскинула ресницы… Пузатый розовый мужчина в расстегнутой до пояса рубашке с бабочкой в районе живота… Дети прыгали кружком, гоняя друг к другу порхающий кораблик. Пахло духами и вином. Отовсюду неслась музыка, фантомы вдоль стен и на тротуарах жили собственной виртуальной жизнью. А ближе к ее дому, под облаками пушистых крон деревьев на главном бульваре негромко и праздно гудели фланирующие толпы, мелькали разноцветные одежды мужчин и, согласно моде, почти совсем неприкрытые тела женщин. Тут и там, в брызгах цветных фейерверков, пылали в лиловом сумраке кафе — столики стояли прямо на тротуарах. В глубине за столиками пели трое мальчиков, и лишь увидев, как, закончив петь, дети разбежались каждый к своему столику, где их ожидали родители, Сергей понял, что они настоящие.

У него было настроение… такое настроение!.. Зная, что его ждет у Лены, он не хотел спешить. Даже и идти не хотел.

В памяти у него пронеслось что-то… как сорвавшаяся звезда, — что-то из области призрачных кнехтов, его тогдашней пронзительной тоски и ее нескрываемого счастья, так прочно разделившего их в прошлой жизни.

Почти нарочито, словно кто-то забавлялся тем, что выдумывал ту Лену, и предстоящий разговор с нынешней женщиной, единым предсмертным всплеском мирабовских воспоминаний превращенный в Марию Вронскую. Пахнуло нежностью ненасытных встреч, и сразу, по чудному и тайному сочетанию мысли и надежды, мир показался обреченным не настолько, чтобы не надеяться вновь обрести покой.

Сергей, впитав память погибающего Мираба Мамедова, знал теперь о ней многое. Не все, только то, что мог знать Вселенский Маг, но и этого было более чем достаточно.

Сергей наконец дошел. В эту ночь дом Лены, в мановение ока обернувшейся Мариной Вронской, вновь стал таким же, как и в их первую встречу. Огромная рыба, проплывающая под прозрачными плитами дорожки, попыталась ткнуться губастым носом в подошвы Сергея, впереди, словно запечатанный грот, светился вход в ее псевдоподводный мир.

82
{"b":"41110","o":1}