ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Конечно, - ответили два-три голоса. - Врач.

- На самом деле его звали Абу али Сина. Так же и Конфуций, если точно воспроизвести... - Он рассказывал им очевидные вещи, но, видимо, достаточно интересные для них, и только сейчас обратил внимание: за спинами молодых людей поодаль, под окном, сидит, поджав по-турецки ноги, скуластый мужчина лет тридцати - то ли татарин, то ли бурят. И, слушая профессора, время от времени хмуро кивает. Наверное, в рассказах Алексея Александровича для него ничего нового нет.

Один раз даже поправил негромко:

- Насколько я помню, не Альберт - Анри Бейль?

- Да, да, - покраснев, согласился Алексей Александрович. Он оговорился, называя подлинное имя писателя Стендаля, потому что думал совсем об иных вещах - вспоминал, как проводили обыск у него дома и как мать на все это смотрела. - Вы правы.

Скуластый молчун махнул рукой: мол, мелочи, ерунда. А во время обеда, когда они мягкими алюминиевыми ложками выгребали кашу из плошек, пробурчал:

- Я вот подумал: когда все обойдется, вам надо уехать ко мне.

- Это куда? - спросил Алексей Александрович, удивившись спокойной вере нового товарища в то, что они оба выйдут из тюрьмы.

- Это север нашей области, река Кандара. Там мой рудник. Фамилия моя Катраев. Эмиль Васильевич. К сожалению, золото в основном осталось только сульфидное. Но есть же метод обогащения бактериями?

- Конечно, конечно! - закивал Левушкин-Александров. - Но для этого надо строить целую линию! Это же при высоких температурах и давлении делается, с подкормкой... Опять же бактерии эти живут в серной кислоте, значит, нужна химзащита...

- Это я все знаю, - сказал хозяин рудника. - У меня был главный инженер, его убили. Не успели мы. А деньги есть, купим линию.

"Но за что же вы сюда попали?" - подумал Алексей Александрович, не решаясь спросить.

И Эмиль Васильевич, как бы отвечая на его невысказанный вопрос, рассказал, что его заподозрили в убийстве собственного сотрудника, упомянутого инженера, с которым они вместе начинали дело.

- Разумеется, милиция понимает: при любых резонах мне не было смысла убивать друга и компаньона, тем более что я неплохой организатор, но никакой ученый. Я теперь без него как слепой. Старыми методами вымывать это два-три граммах на тонну... - Он вынул из кармана бумажную салфетку и вытер ложку - Наверняка это конкуренты на меня стукнули. Один раз уже сажали. Но я не сломаюсь. Я через верного человека письмо переслал мэру Москвы... Мы дружим... Он знает, что я честен... Еще немного, еще чуть-чуть. Так что, если поможете мне, я дам денег на вашу "Трубу" и на что хотите. Но для этого вам придется минимум год у меня на руднике поработать с наладкой линии. Как?

- Я подумаю, - ответил Левушкин-Александров, снова втайне радуясь спокойной уверенности нового знакомца в том, что их освободят. "Но, если освободят, я, наверное, просто уеду к чертовой матери - в Америку или Англию!" Однако этого он Катраеву не сказал. Присев на его кровать, хотел было поговорить с ним подробнее о методах обогащения бедных руд, но дверь в камеру с лязгом отворилась и появившийся надзиратель буркнул:

- Профессора требуют.

18

Два молодых человека в штатском повели его по длинному, хорошо освещенному коридору нового корпуса, затем - через железные двери с часовыми - вверх по ступенькам, и далее снова по коридору, и снова через железные двери. Наконец, начался свежий линолеум - не бетон под ногами, стены зеленой масляной краской покрашены, а вот и деревянная, совершенно не тюремная дверь. Ее открывают - и узник входит в кабинет.

Значит, у них и в СИЗО есть помещение для допросов? Зачем же возили по городу, мучили? Или для того и мучили, чтобы сломался?

Сегодня допрос ведет лейтенант Кутяев. Господи, как такому заморышу дело доверили? Садится важно за стол, кивает:

- Алексей Александрович, я хочу с вами поговорить тет-а-тет...

Профессор насторожился:

- Зачем?! Тет-а-тет - значит просто трепать языком. Нет, прошу все протоколировать. Просто лялякам не верю. И сам ни слова не скажу, пока не будет допрос фиксироваться. Вам еще придется отвечать, и протоколы допроса пригодятся.

Лейтенант подергал усиками и нажал кнопку сбоку стола. Вошла девица, он кивнул ей на компьютер - дескать, работай.

- Вопросы такие, - наконец произнес Кутяев, кусая губки и обнажая заячьи зубы. - На них вы все-таки должны ответить, господин Левушкин-Александров. Чтобы восстановить объективную картину вашей поездки. Вы же в этом заинтересованы?

- Молодой человек, - пробормотал Алексей Александрович, - чтобы понять, чем я занимался в КНР, почитайте журнал "ЖЭТФ" номер три за девяносто четвертый год... или хотя бы элементарный учебник физики.

- А мне это не нужно, - вдруг обиделся Кутяев. - Я, Алексей Александрович, по образованию тоже физик. Не помните по универсу?

- Минуту! - Левушкин-Александров поднял палец. - Не ставил ли я вам двойку по электродинамике?

- А вот и нет, вы не у нас преподавали, я из группы два-семнадцать. Хотели подвести базу мести с моей стороны? Нет. Более того... - Кутяев, обретя уверенность, поиграл бровками, как певец Каррерас перед исполнением песни "Katarin". - Более того, считаю вас одним из самых талантливых русских ученых. И это трагедия, что вы вынуждены подрабатывать на стороне.

- Что вы говорите! Но я не подрабатывал - я работал. И деньги переведены на счет официального учреждения. А так как они лишь малой частью попадут в мою лабораторию, я, стало быть, хотел помочь всей российской науке. Это я, разумеется, говорю в принципе, там лишь начиналась работа, главные деньги еще не пришли, а могли попасть действительно в мою лабораторию, но не в Зеленую, которую разграбили, а в ту, которая в Институте биофизики...

- Красиво звучит, - прервал его Кутяев. - А как же тысяча долларов в конверте?

- Опять про эту тысячу?! Да сдайте вы химреактивы в магазин и, я думаю, вернете эти деньги! Если не хватит, я доплачу. - Алексей Александрович раздраженно добавил: - И вообще я думал - в том конверте визитки коллег, памятные открытки... Там не было открыток? Может, полтора месяца назад вы их прибрали? С драконами, змеями...

Хлюпик с иронической улыбкой помолчал и назидательно произнес:

50
{"b":"41153","o":1}