ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Умные калории: как больше есть, меньше тренироваться, похудеть и жить лучше
Экзамен первокурсницы
Месяц надежды
Как избавиться от манипуляторов. Есть такая возможность
Правило четырех секунд. Остановись. Подумай. Сделай
Смерть навынос
Dragon Age. Империя масок
Куплю невесту. Дорого
Жизнь по своим правилам
A
A

В понедельник утром, когда рабочие уже вставляли стекло в витрину, а она, уединившись в гостиной, занималась какой-то писаниной, раздался стук в дверь. Открыв ее, Трейси увидела Николаса.

– Я только что услышал о попытке ограбления, – сказал он. – Что случилось? С вами все в порядке?

– Все хорошо, – заверила его Трейси, заметив, каким встревоженным и расстроенным выглядит Николас.

Уж не подозревает ли он, подобно ей самой, в причастности к погрому самого Джеймса Уоррена?

Услышав голос Николаса, играющая в своей комнате Люси появилась в гостиной и, застенчиво улыбнувшись, устроилась на диване.

Трейси объяснила, что через два дня дочь начнет учиться в новой школе.

– Я пришел сюда не только из-за нападения, – понизив голос, признался Николас, принимая от Трейси чашку с кофе. – Алек рассказал мне о сцене, устроенной Клариссой в субботу. Я хотел извиниться перед вами.

Присутствие Люси в комнате, хотя она казалась целиком поглощенной чтением какой-то книги, удержало Трейси от того, чтобы быть с гостем откровенной. Вместо этого она ограничилась многозначительной фразой:

– Я уверена, что, когда ваша жена поймет, насколько она заблуждается, этого больше не повторится.

Пожав плечами, Николас сказал, словно признавая свое поражение:

– Кларисса меня больше не желает слушать, угрожает уйти и забрать с собой мальчиков, закатывает ужасные сцены. Она всегда была очень нервной. Я пытался убедить ее обратиться к врачу, ведь у нее уже был нервный срыв после гибели матери и отчима… Я очень боюсь…

Трейси нахмурилась. Может быть, причина поведения Клариссы кроется в чем-то ином, нежели обычная эгоистичность избалованной женщины, привыкшей к тому, что ей все прощается?

– Вы говорили об этом с Джеймсом? – спросила Трейси с некоторым беспокойством.

Лично она полагала, что, если Кларисса страдает эмоциональной неустойчивостью, тогда попытку Николаса справиться с ситуацией, делая вид, что у него роман с другой женщиной, вряд ли можно было назвать разумной. Правда, Трейси всегда полагала, что мужчины вообще редко понимают женщин.

– О, он всегда на стороне Клариссы, что бы я ему ни говорил, – угрюмо ответил Николас. – Джеймс, скорее всего, полагает, что я пытаюсь унизить ее, а она, конечно, в его присутствии ведет себя как ангел.

Трейси поморщилась. Вряд ли субботнее поведение Клариссы можно было назвать ангельским.

– Однако, – продолжала настаивать она, – должны же вы понимать, что Кларисса, может быть, серьезно больна. И поскольку у нее однажды уже был нервный срыв…

– Я неоднократно пытался говорить с ней об этом, но каждый раз она выходила из себя и обвиняла меня в попытке избавиться от нее, в желании засадить ее в сумасшедший дом. Ситуация начинает выходить из-под контроля. Просто не знаю, что делать. Я даже начинаю думать… не во мне ли причина всех ее проблем? Не лучше ли ей будет без меня?

Трейси нахмурилась еще сильнее. Она начинала понимать, что Николас, в сущности человек довольно неплохой, был, вероятно, не менее избалован, чем его жена. Подобно маленькому ребенку, он постоянно винил ее за то, что она не выказывает ему любви и внимания, по его мнению, вполне им заслуженных. Каждому из них нужно было связать свою жизнь с партнером, более сильным по характеру, способным справляться с их неуверенностью в себе и внутренней уязвимостью.

Трейси, например, не могла себе представить, чтобы человек вроде Джеймса Уоррена реагировал бы на явно неблагополучное психическое состояние Клариссы подобно Николасу. Поэтому и не удивительно, что Кларисса столь часто ищет поддержки у брата, а не у мужа.

– Но у вас двое детей, – мягко напомнила она. – И вы им нужны оба. Если вам самому не удается убедить Клариссу обратиться к врачу, то, как мне кажется, необходимо откровенно поговорить с Джеймсом. А если разговор состоится, то не будете ли вы так добры сказать ему, что между нами ничего нет? – добавила Трейси еще тише.

Люси, сидящая со своей книгой возле окна, вдруг подняла голову и объявила:

– Мама, там остановился большой автомобиль и какой-то человек вошел в магазин.

Трейси подошла к окну, чтобы посмотреть. Николас присоединился к ней.

– Черт возьми, – выругался он себе под нос. – Это машина Джеймса. Какого дьявола ему тут нужно?

Глядя на сверкающий темно-синий «ягуар», Трейси почувствовала, как у нее болезненно сжалось сердце. Неужели он приехал для того, чтобы посмотреть, как она отнеслась к его угрозам? Или признать, что ответственность за вред, нанесенный магазину, лежит на нем?

– Лучше мне спуститься и спросить, чего ему… – начала Трейси, но в этот момент в дверь гостиной раздался властный стук.

Возникший на пороге Джеймс окинул ее взглядом, от которого застыла кровь в ее жилах. Он был враждебным и колючим, и, как ни ненавистно было это Трейси, ей пришлось первой отвести глаза. Щеки ее загорелись, а Джеймс, пройдя мимо нее, сказал ровным и холодным тоном:

– Николас, я видел снаружи твою машину. Собрались покинуть нас, мисс Картер? – обратился он к Трейси, которая от такой наглости лишилась дара речи. – Разумное решение. Николас, полагаю, находится здесь в качестве вашего поверенного?

Николас нахмурился.

– Я здесь совсем не по делам, Джеймс. Просто услышал о попытке ограбления и зашел удостовериться, что с Трейси все в порядке.

– Неужели? – Темные брови Уоррена поднялись, губы презрительно скривились, взгляд переместился с упрямого лица Николаса на лицо Трейси, разгоряченное и сердитое. – Очень мило с твоей стороны, но, может быть, теперь, убедившись в том, что никаких неприятных последствий для мисс Картер не последовало, ты вспомнишь, что обещал взять Клариссу и мальчиков в Честер и угостить обедом?

– О Боже, забыл! Боюсь, мне надо идти, Трейси. – Он потянулся к ее руке, но вместо того чтобы пожать, взял ее в обе ладони жестом, гораздо более интимном, чем этого ожидала Трейси.

Невозможно было удержаться от того, чтобы не глянуть в этот момент краем глаза на Джеймса. То, что Трейси увидела, заставило ее вздрогнуть. Поборов слабость, она собралась было сказать ему, что все совсем не так, как кажется, но упрямство и гордость заставили ее промолчать и одарить Николаса более теплой улыбкой, чем он заслуживал.

Не желая оставаться наедине с врагом, чтобы не выслушивать новые угрозы и оскорбления, Трейси спустилась по лестнице вместе с Николасом, так что Джеймсу не оставалось ничего другого, как последовать за ними.

Перекрывая шум, создаваемый мастерами, ремонтирующими витрину, она обратилась к Николасу:

– Спасибо, что зашли. Надеюсь, обед пройдет замечательно. – Тут же повернувшись к Джеймсу, она холодно бросила: – А теперь, когда вы получили то, что хотели, мистер Уоррен, надеюсь, у вас не осталось больше причин оставаться здесь?

Видно было, что Джеймс разозлился. Когда же Николас направился к выходу, он встал прямо перед Трейси так, чтобы зять не мог видеть выражения его лица или услышать голос, и сказал ледяным шелестящим шепотом:

– Вероятно, вы считаете себя очень умной. Но подумайте, вы ведь вредите не только моей сестре. У нее с Николасом двое детей, которым нужны оба родителя.

Трейси была настолько зла, что забыла о всякой осторожности, ее темперамент прорвался наружу.

– Неужели? Если судить по местным слухам, вряд ли они будут скучать по отцу, раз у них есть такой заботливый и преданный дядя!.. Никто не смеет указывать мне, как надо жить. Никто!

Она, наверное, высказала бы ему все, что думает о его жестоком намерении помешать ее бизнесу и запугиваниями вынудить покинуть город, но в это время Николас, терпеливо ожидающий на крыльце, когда Джеймс присоединится к нему, вновь повернулся к ним.

Джеймс Уоррен сухо кивнул на прощание и вышел.

Трейси прислонилась спиной к стене – так дрожали у нее ноги. Эту рискованную игру необходимо было прекратить. Но она понимала, бесполезно пытаться объяснять что-либо самой или понуждать к этому Николаса в присутствии Джеймса. Совершенно очевидно, что ей он не поверит. Однако терпеть тоже больше было нельзя. Ее нервы могли просто не выдержать.

15
{"b":"41157","o":1}