ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Правда, для переселенных не нашлось в Палестине ни жилья, ни работы. Детям негде было учиться. Резко возросла смертность среди еврейской бедноты. Негде и некому было лечить "новоселов", раненных во время вооруженных набегов на поселения палестинцев.

Но сионисты не обращали внимания на подобные "мелочи" и громогласно радовались победной статистике: количество еврейских поселенцев на арабских землях Палестины возросло чуть ли не втрое!

Кто же стал тогда одним из самых предприимчивых координаторов позорных действий немецких нацистов и палестинских сионистов? Небезызвестный Леви Эшкол, впоследствии один из предшественников Голды Меир на посту израильского премьера. В тридцатых годах он был руководящим сотрудником той самой секции "Палестинского офиса", которой сочли возможным доверить "экспорт" терроризованных немецких евреев в Палестину. Гестапо не только не преследовало ретивого экспортера отчаявшихся людей, но заботливо ограждало его от каких бы то ни было препон со стороны полиции. Ведь Эшкол по существу делал именно то, что было до малейших деталей согласовано с самим Адольфом Эйхманом!

Совсем недавно я получил еще одно, весьма убедительное подтверждение этому в Вене. Оказывается, некоторые австрийские газеты писали об этом в 1938 году. Цитируя изданную тогда в белогвардейском Харбине книгу Жаботинского "Еврейское государство", венские журналисты указывали, что его установки о положительной роли преследования евреев для "катализа" (проще говоря, понуждения) их выезда на землю предков успешно реализуются сионистскими колониальными трестами "Керен каемет ле Исроэль" и "Керен Гаесод". А эти тресты успешно и беспрепятственно делали свое дело в Берлине под маркой филиалов "Палестинского бюро".

За последние годы обнародовано немало документов, подтверждающих тесные связи просионистской "Государственной организации евреев в Германии" с гестапо. Чтобы ощутить, насколько эта связь была обоюдовыгодной и практически действенной, достаточно вникнуть только в один из документов - он связан с отправлением из фашистского Берлина делегации на 21-й сионистский конгресс в Женеве.

Было это накануне второй мировой войны. Одного из делегатов - сотрудника "Палестинского бюро в Берлине", именуемого господином Николаи, послали на конгресс, как явствует из документа, "с ведома тайной государственной полиции". А поскольку господин Николаи являлся еще и гестаповским агентом, его покровители из "Государственной организации евреев в Германии" почтительно ходатайствовали перед гестапо "об отмене ежедневных донесений" господина Николаи на время его участия в работе сионистского конгресса.

Тут уж не убавить, не прибавить - более веского довода и не придумаешь! И своему секретному агенту господину Николаи гестапо, конечно, предоставило возможность заниматься делом, одинаково важным и для нацизма и для сионизма.

Если в Германии я только читал о господине Николаи, то в Голландии я неожиданно услышал о нем от старика, долгое время работавшего шеф-поваром в одном из популярных еврейских ресторанов Амстердама. От нацистской расправы его спасли бойцы Сопротивления, переправившие молодого тогда кулинара в подполье. И он запомнил, с каким негодованием говорили подпольщики о приезжавшем накануне нацистской оккупации Нидерландов представителе немецких сионистов Николаи. С рвением собаки-ищейки искал он связей с руководителями несионистских еврейских организаций Амстердама, но, к счастью, те были заранее предупреждены о готовящемся визите провокатора из Берлина.

Остается только напомнить, что "Палестинским бюро в Берлине" заправляли приближенные одного из тогдашних лидеров сионизма Хаима Вейцмана. Того самого, кто считал, что спасать западноевропейских евреев от гитлеровского террора нецелесообразно, ибо "они - пыль, экономическая и моральная пыль большого света..." Эту "пыль", составлявшую около шести миллионов безразличных сионизму евреев, Вейцман и его приспешники считали бесполезной для будущего Израиля. Им нужна была молодежь, отравленная ядом фанатического национализма, пригодная к вооруженным вылазкам против коренного населения Палестины.

Человеконенавистнические откровения нацистского пособника Вейцмана! С какой горечью мне говорили о них десятки лет спустя многие евреи, выехавшие из разных европейских стран в Израиль. Ведь тех из них, чьи волосы уже тронула седина, а разум еще не отравила шовинистическая идеология, в Израиле как раз и сочли "пылью большого света"...

ИМ БЕЗРАЗЛИЧЕН "ФЛАГ ПАРТНЕРА"

Среди имен сионистов, сотрудничавших с явными и самыми злобными врагами социализма и коммунизма, с теми, кто поставил евреев по существу вне закона, на этих страницах уже названы крупнейшие сионистские идеологи и лидеры: Жаботинский, Вейцман, Эшкол, Бен-Гурион. Когда пойдет разговор о сегодняшнем международном сионизме, несомненно, придется этот список продолжить.

И у неискушенного читателя может возникнуть недоуменный вопрос: неужели же рядовые сионисты столь легко прощают своим руководителям такие несмываемые черные пятна в их биографиях?

А у некоторых читателей может зародиться даже такая догадка: может быть, сионистским массам попросту неведомы эти пятна - в противном случае неужели они не потребовали бы к ответу своих лидеров, запятнавших себя активным сотрудничеством с врагами?

На эти вопросы я - во избежание упреков в тенденциозности отвечу словами упоминавшегося уже израильского публициста Эфраима Гордона. В традиционной субботней беседе 21 августа 1973 года, озаглавленной "Без комплекса неполноценности!", Гордон со свойственной его писаниям запальчивостью говорил:

"Да, Герцль бывал у турецкого султана и уговаривал германского кайзера. Да, Леви Эшкол в экономическом плане вынужден был контактоваться с третьим рейхом. Да, Бен-Гурион был курсантом военного училища в Турции, когда там полыхала ненависть к палестинским евреям. Да, Вейцман ставил на чужую карту. Да, Жаботинский заигрывал с Муссолини. Что же это доказывает? Ведь на все это энтузиасты сионизма шли ради своего дела. Нам важен не "флаг партнера", а ощутимые плоды ради Эрец Исроэль!"

Словом, еще один, не очень-то даже завуалированный вариант позаимствованного у иезуитов канона о том, что цель оправдывает средства. А кто с этим не согласен, кто думает иначе, тот, мол, подвержен позорящему истинного сиониста "комплексу неполноценности".

На кого же, интересно, ссылается Эфраим Гордон, оправдывая контакты сионистов с яростными врагами евреев? Не на рядовых функционеров, а на сионистских идеологов, начиная с Теодора Герцля. У Гордона действительно есть основания прятаться за широкую спину патриарха: не кто иной, как Герцль, откровенно назвал антисемитизм "движением, полезным для развития еврейской индивидуальности". Стоит добавить, что помимо переговоров с германским кайзером и турецким султаном, поощрявшими антисемитскую политику своих правительств, Герцль в 1903 году обсуждал с великобританским министром колоний Дж. Чемберленом вопрос об еврейской колонизации Уганды - английского владения в Африке. Что касается первого президента Всемирного еврейского агентства Вейцмана, то Гордон имеет, очевидно, в виду лихорадочные попытки Вейцмана добиться организации отрядов еврейских вооруженных сил в составе великобританской армии в 1943 году - именно тогда, когда англичане в противовес еврейским переселенцам пытались закрепить свое господство в подмандатной Палестине. При желании Гордон мог бы, правда, найти в деятельности почтенного президента более поразительные, мягко говоря, виляния и политические кульбиты "ради Эрец Исроэль" и во вред евреям. А заигрывание Жаботинского с Муссолини, упоминаемое вскользь Гордоном, имело логическое продолжение. Выученик Жаботинского - нынешний руководитель наиболее реакционной сионистской группировки "Херут" Менахем Бегин публично заявил: "Мы ищем еврейского Муссолини. Помогите нам найти его". Что ж, "Херуту", члены которого с гордостью именуют себя "пионерами" в борьбе против социализма, марксизма и коммунизма, действительно не хватало, пожалуй, "вождя" типа Муссолини!

9
{"b":"41165","o":1}