ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Воспитание в школьниках звериной ненависти к арабам и всему арабскому - исконная традиция израильской школы. Это четко определил первый министр просвещения еврейского государства профессор Банион Динур: "В нашей стране есть место лишь для евреев. Мы заявим арабам: "Подвиньтесь!", а если они не согласны, силой заставим их потесниться. Мы будет их бить, пинать ногами в спину, но заставим потесниться".

Что ж, многие питомцы израильских школ усердно выполняли и выполняют злобные, расистские заветы основателя системы школьного образования в Израиле.

Промывая мозги детворе в антиарабском и вообще расистском духе, сионистские руководители не стесняются затрагивать и темы семейные, даже сексуальные. Пример показала Голда Меир в бытность главой правительства.

На встрече в здании тель-авивской "Синерамы" с мальчиками и девочками из средних школ она не колеблясь заявила о недопустимости влечения еврейского юноши к девушке-нееврейке. Взволнованная ростом смешанных браков среди еврейской молодежи, в частности, в США, она возмутилась тем, что еврейского юношу может потянуть к девушке "чужой крови". Но особенно озлобленно обрушилась госпожа премьер-министр на еврейских девушек, навеки "опозоривших" себя браком с неевреями. Если еврейка готова родить ребенка в таком браке - она, по мнению Голды Меир, хуже падшей женщины. И все это внушалось детям десяти-тринадцати лет!

Коли уж пожилая женщина в ранге руководителя государства в таких тонах "обрабатывала" детвору, то стоит ли удивляться, как позволяют себе разговаривать с детьми рядовые пропагандисты, к примеру, один из студентов, выделенных так называемым "Центром, добровольцев" для работы среди детей в Беэр-Шеве. Несколько только что приехавших в страну матерей ужаснулись, узнав, что "доброволец" проповедовал их дочерям - ученицам старших классов - "раскованность" в половых отношениях, которой они были лишены-де в социалистических странах. Женщины бросились за поддержкой в местные мисрады министерств абсорбции и просвещения, в Сохнут. Но учениц так и не освободили от внешкольных занятий с "добровольцем", вбивавшим им в голову, что еврейскую девушку общество вправе судить только за одно - за чувство к нееврейскому юноше.

С точки зрения духовных воспитателей израильской молодежи это более позорно для девушки, нежели даже продажная любовь.

Проституция. Сутенерство. Сеть домов свиданий.

- Вот уж не думал не гадал, что придется здесь касаться столь неблаговидных тем. Однако вынужден. Потому вынужден, что всему перечисленному израильский сионизм сознательно отвел далеко не последнее место в арсенале средств оболванивания молодых людей, отвлечения их от животрепещущих социальных проблем, от широкого потока жизни.

Трагические судьбы девушек

Помню беседу в Вене с несколькими обитательницами печально известных развалин на Мальцгассе, 1, где ютятся десятки недавних израильтян.

Дополняя друг дружку, женщины рассказали мне о судьбе девятнадцатилетной Рахили, приехавшей в Ашкелон из Бухары. Семья ютилась в "маобороте" - так именуют скопища наскоро сколоченных и совсем не приспособленных под жилье лачуг. Отцу девушки вскоре перестали выплачивать жалкое пособие по безработице, семью обрекли на полуголодное существование. И самое страшное - никаких надежд! Бухарские евреи приравнены на "исторической родине" к "второсортным" сефардам из арабских стран - значит, все в самую последнюю очередь: и работа, и квартира, и место в больнице. Никто из семьи Рахили не знал ни иврита, ни идиш - это окончательно превратило их в чужаков, парий. Рахиль, еще так недавно слывшая веселой, беспечной певуньей, замкнулась в себе, стала угрюмой, меланхоличной. А тут еще кто-то из молодых людей угостил ее наркотиками. И вскоре девушка убежала из семьи в публичный дом.

На грани такого же печального финала находилась и Дина, привезенная родителями в Кирьят-Гат из Закарпатской области. Девушка, с детства мечтавшая о профессии врача, нашла приют у подручной крупного сутенера. Узнав адрес этой дамы, отчаявшиеся родители каким-то чудом сумели вырвать дочь из притона и вернуть домой. Кстати, за три года пребывания в Израиле, Дина так и не могла продолжить свое девятиклассное образование, с которым оставила Украину.

Перечитывая в своих блокнотах документальные записи о трагической судьбе некоторых девушек из иммигрантских семей в Израиле, я долго не предавал их гласности. Хотя знал, что проституция в этой стране растет быстрее даже, чем цены. Возникали такого рода недоуменные мысли.

Как же так, неужели в одном из самых клерикальных государств современного мира, где религиозные учреждения властно диктуют обществу свои догмы, где последовательно растет влияние религиозных группировок сионизма на политическую и духовную жизнь страны, сионисты так легко мирятся с неуклонным ростом проституции? Ведь израильским клерикалам неизменно удавалось и удается навязывать стране любые, угодные им и ненавистные народу варварские законы вроде тех, что запрещают работу общественного транспорта в субботние дни и сводят на нет отдых сотен тысяч людей. Или тех, что превращают в мучеников людей, состоящих в гражданском браке, а вдов ставят в рабскую зависимость от произвольных решений братьев покойного мужа. Так неужели религиозные органы не сумели бы, сочтя это нужным, результативно возглавить борьбу с проституцией? Разве их не поддержали бы государственные власти, общественность, средства массовой пропаганды?

Вот почему мне иногда казалось: может быть, нельзя обобщать факты вербовки сутенерами новоприбывших девушек? Может быть, эти невероятные факты не характерны, а исключительны для современного израильского общества?

Сейчас, однако, я считаю себя не только вправе, но попросту обязанным упомянуть об этой уродливой примете израильского общества, подобно раковой опухоли, все разрастающейся и дающей многочисленные аморальные и уголовные метастазы. Я обязан это сделать, ибо накопились новые факты преднамеренного стимулирования проституции на том, мол, основании, что с ней "надо считаться, как с реальным компонентом свойственного времени наступления секса". Некоторые сионистские публицисты до того зарапортовались, что всерьез рассуждают о радикальном улучшении обстановки в домах свиданий, именуемых "форпостами борьбы за брак и семейный быт".

Но самые громогласные и демагогические рассуждения на эту тему связаны с молодежью. Напоминая о задержании в Амстердаме, Лас-Вегасе, Гонконге молодых израильтян - участников международных шаек по контрабандному провозу наркотиков, сионистский деятель Цви Шутель патетически вопрошает: "Разве не притягательная женщина, пусть не жена и невеста, пусть случайная, должна удержать юношу от таких опасных путешествий?" А "нехорошие" израильские комсомольцы, видите ли, не верят в благотворное влияние случайных, но "притягательных" женщин на молодежь. И выступления комсомольцев против тех, кто наживает огромные барыши на проституции, преподносятся сионистской прессой как несовременный аскетизм, как "свойственные только католичеству монастырские взгляды" и даже как попытка "загнать молодежь на боковую колею полной клокотания жизни".

Путь пятнадцатилетней Рины в профессиональную проституцию начался с того, что военнослужащий, с которым она вступила в любовную связь, исчез, узнав, что она забеременела. Отчаявшаяся девушка обратилась к подруге. "Та не привыкла держать язык за зубами, - осуждающе замечает журналистка, - и вскоре слух о несчастье Рины достиг ушей "охотников". Один из них "великодушно" ссудил девушке деньги и дал адрес "верной женщины".

"Ссуду надо было вернуть, - бесстрастно излагает журналистка дальнейшую историю девушки, необратимо затянутой "охотником" в немилосердную трясину. - Денег у Рины не было, пришлось расплачиваться иначе. Так Рина стала профессиональной проституткой".

Полуголодные девушки оказываются в заколдованном кругу. Лишенные элементарного образования, они не в силах овладеть какой-нибудь профессией. А девушек без профессии и образования биржа труда на учет не принимает. Они вынуждены сами искать себе работу - хоть какую-нибудь, только бы избавить родителей от необходимости кормить дочь из своих скудных средств. Вопиющая безысходность!

46
{"b":"41166","o":1}