ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Насмешки насмешками, но израильские власти всерьез стараются оградить новоприбывших от всего, что напоминает им о покинутой родной земле. Скажем, когда цензура приметила в декорациях антисоветского ревю "От Крещатика до Дизенгофа" силуэты молодых березок, театру было приказано убрать "деревья, по которым льют слезы нестойкие олим". Их, испытывающих неизбывную тоску по советской земле, по утраченным радостям свободного труда и созидания, по загубленным светлым перспективам, озлобленные сионистские пропагандисты осмеливаются именовать "людьми, зараженными еврейским антисемитизмом".

Нашлись даже ученые деятели, готовые подкрепить такое клеветническое утверждение псевдонаучной белибердой. Доктор Арье Левитин из Иерусалима, например, осмеливается утверждать: "Я столкнулся в Израиле с новым психопатологическим симптомом, еще не описанным в науке, который можно было бы назвать симптомом генерализованной ненависти к земле своих отцов. Да, я не оговорился, подчеркивает доктор, - это особое эмоциональное состояние, проявляющееся в ненависти к солнцу, к камням, языку и людям этой страны".

Неужели яростному буржуазному националисту Левитину невдомек, что "генерализованная" ненависть так и прет из его собственных разглагольствований? Нечего, господин доктор, прикрываться высокопарными рассуждениями о солнце и камнях, о языке и людях! Очень многие бывшие молодые граждане социалистических стран не приемлют в Израиле драконовских жестоких порядков, установленных сионистами. Не приемлют сионистские мертвые догмы и постулаты, убивающие в людях то, без чего человек жить не может, - надежду. Не приемлют оголтелое отречение сионистов от всего, что не служит их классовым и расовым интересам. Задыхаются в удушливой атмосфере лжи и лицемерия. Не выносят унижающего их социального неравенства. Возмущены разгульной жизнью роскошествующей буржуазии и высокомерием наезжающих в страну заокеанских благодетелей. Подавлены непрерывной, ни на один день не затухающей военной истерией.

А сионисты приклеивают им ярлычок "не подготовленных к современному европеизму провинциалов" и дают презрительные, по их понятиям, клички "еврей из Бобруйска" и "местечковый аристократ".

И можно только горько сожалеть, что бежавшим из сионистского государства парням и девушкам потребовалось столь мучительное "испытание Израилем", чтобы осознать, сколько высокой правды в искренних строках советского поэта Хаима Бейдера, переведенных на русский язык его ленинградским другом - поэтом Виктором Андреевым:

Без этой вишни за моим окном,

Сейчас одетой в нежную листву,

Без вишни, первым пахнущей дождем,

Я разве проживу?

И без лазурной крыши над землей,

Без небосклона, без его глубин,

Я разве смог бы воспарить душой

Хотя б на миг один?

Без Родины, без матери-земли,

Без ежедневных дел страны родной,

Которые вошли в дела мои,

Что стало бы со мной?

И без друзей, без искренних друзей,

С кем радости и горести делить,

С кем жизнь моя богаче и честней,

Сумел бы я прожить?

Да, не сумеют прожить на чужбине многие покинувшие советскую землю парни и девушки без знакомой с колыбели родной природы, без ежедневных привычных дел строящего коммунизм народа, без искренних друзей. Осознав это, бегут они с земли, где правит сионизм. И, слушая их высказывания, читая их письма, вспоминаешь полемичные, острые, но исполненные высокого чувства патриотизма строки Павла Когана: "Я б сдох, как пес, от ностальгии в любом кокосовом раю".

"Не в сладком ропоте хвалы..."

Славный боец ленинградской большевистской гвардии Емельян Михайлович Ярославский в воспоминаниях о Ленине рассказывает, как Владимир Ильич по поводу клеветнических измышлений врагов частенько повторял некрасовские строки:

Он ловит звуки одобренья

Не в сладком ропоте хвалы,

А в диких криках озлобленья.

Сейчас мне припомнилось это в связи с тем, что, клевеща на своих идейных противников, израильские сионисты с особенно крикливой озлобленностью говорят о комсомольцах. Немало исступленно клеветнических эпитетов расточают они по адресу комсомольцев Израиля, где сионизму хотелось бы ощутить себя полновластным, не знающим противников монополистом в деле идейного воспитания молодежи.

Кого бы из сионистов - знатных или рядовых, пожилых или молодых ни приходилось мне слышать, ядовитые измышления о комсомольцах сыпались как из рога изобилия.

Дора Баркай, о чьих откровениях я уже не раз упоминал, раздраженно говорила мне в Гааге:

- Враги израильского общества - только так я могу назвать комсомольцев! - пытаются сорвать чуть ли не каждое мероприятие правительства. До всего у них доходят руки, до всего у них дело. И до помощи забастовщикам, и до высокой платы за учение в университетах, и до того, почему в закрытые спортивные клубы не принимают каждого и всякого. А кто ходит в обнимку с арабами и сбивает этим с толку еврейскую молодежь? Конечно, комсомольцы. А кто читает старшеклассникам антисемитское решение ООН о том, что сионизм - это, видите ли, расизм? А кто... - Чуть не задохнувшись от злобы, моя собеседница безнадежно махнула рукой.

Такого же рода "аттестации" израильским комсомольцам мне довелось слышать в Роттердаме на собрании бнейакибовцев и в Антверпене на собеседовании в молодежной организации "Защита еврейского духа". Попасть на эти сборища молодых сионистов помогли мне местные "вроде бы сионисты" - из тех, кто исправно платит сионистам все взносы и аккуратно вносит пожертвования из-под палки, но еще не решил, стоит ли его детям становиться "оформленными" сионистами или лучше любым способом "тянуть резину". Потом один из моих провожатых, причастный к медицине антверпенец, поделился со мной:

- Вам покажется странным, но эти молодые "защитники еврейского духа" мне гораздо менее симпатичны, чем комсомольцы. Потому хотя бы, что комсомольцы насильно не заставляют мою дочь вступить в их организацию, а молодые сионисты заставляют. Ой, еще как заставляют! И добавил со вздохом: - Не хотят знать, что девушка родилась в Бельгии, воспитывалась в Бельгии, становится человеком в Бельгии. Спросите ее, на каком языке она думает и рассуждает? На фламандском. Какое же ей дело до того, что бог избрал евреев для "особой миссии"! Об этом твердят и твердят кипы книг и брошюр, которыми, не считаясь с деньгами, засыпают ее здешние сионисты. А что касается израильских комсомольцев, то по сегодняшнему собеседованию нетрудно было догадаться, что для израильских сионистов они кость в горле. И большущая!

По рассказам многих бежавших из страны людей, на первых же собраниях иммигрантов представители Сохнута и министерства абсорбции строго напоминают:

- Тем, у кого в семье есть подростки, надо остерегаться наших комсомольцев. Они очень въедливы, настойчивы, особенно когда речь идет об отношении к арабам. Не разрешайте вашим детям контактировать с комсомольцами, учтите, такие контакты могут начаться уже в школе. Предупредите детей: комсомольцы - наши антагонисты, они вам помешают стать достойными израильтянами!

Особенно ненавистны члены Коммунистического союза молодежи Израиля работникам "Алият-Аноара" - специального отдела Сохнута по абсорбции молодежи. Вот рассказ журналиста, часто выезжающего корреспондентом одной из лондонских газет в Израиль:

- В Тель-Авиве меня как-то пригласили к себе руководители Сохнута. Решили познакомить со своей работой, дабы я освободился от предубеждений, имеющихся у нашего брата журналиста к этому учреждению. В ходе разговора я узнал, что ассигнования на "Алият-Аноар" из года в год растут и штаты именно этого отдела все расширяются. "Но ведь численность иммигрантской молодежи в Израиле уменьшается", - вежливо заметил я. Хозяин кабинета побагровел, глянул на меня какими-то трагическими глазами и воздел руки кверху: "А комсомол? Это же кара небесная!"

О некрасовских строках в устах Владимира Ильича я рассказал Ахмеду Сааду из города Акко, члену Центрального комитета израильского комсомола. Он старательно записал эти строки в блокнот и воскликнул:

65
{"b":"41166","o":1}