ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Так оно и произошло. Израильские комсомольцы и поддерживающая их молодежь ощутили прилив новых сил. Это воплотилось в конкретных делах.

Вскоре после съезда 80 старшеклассников-допризывников, которых в будущем году ожидал призыв на военную службу, обратились с открытым письмом к Бегину, премьеру самого реакционного из всех правительств Израиля. Юноши потребовали от вынашивающего откровенно расистские планы Бегина проведения мирной политики, освобождения оккупированных территорий, признания права арабского народа Палестины на самоопределение. "Если премьер-министр не станет на путь мира, говорилось в письме, - то руки его будут обагрены нашей кровью, кровью павших на новой войне".

Правительство подвергло "крамольников" бешеной травле. Тем не менее по их пути пошли многие другие допризывники - учащиеся, студенты, рабочие, выходцы из мелкобуржуазных семей. Бегин, с потрохами продавшийся спекулянтам из военно-промышленного комплекса и владельцам крупных вкладов иностранной валюты в банках, стал получать десятки подобных писем. В конце концов с открытым протестом против подготовки к новым войнам к Бегину обратилось несколько тысяч офицеров запаса. Их поддержали свыше сорока тысяч израильтян, они вышли в Тель-Авиве на митинг протеста против оккупационной политики правительства.

И сионисты утверждают - на сей раз небезосновательно! - что в проведении этого многоголосого и внушительного митинга сторонников мира не последнюю роль сыграли комсомольцы.

Да, они достойно и смело идут в первых рядах тех, кто под руководством Коммунистической партии Израиля борется за мир на израильской земле и на всем Ближнем Востоке, за уход оккупантов с незаконно захваченных арабских территорий, за свободную жизнь израильтян без замшелых догматов, без прислужничества американскому империализму. Крепнет израильский комсомол - это значит, что в самом сионистском государстве крепнут силы, все решительней и весомей мешающие буржуазному национализму и клерикализму улавливать и затягивать в свои сети молодые души.

Очень активно и энергично проявили себя израильские комсомольцы во время последних выборов в кнессет. Сторонники Бегина открыто запугивали избирателей, использовали даже прямое насилие над ними. Разгул экстремизма, "демонстрация мускулов", выразившиеся в новых разбойничьих нападениях на Ливан и уничтожении оборудованного Ираком в мирных целях атомного реактора, создали в дни избирательной кампании невыносимую обстановку для прогрессивных кругов Израиля. И все же в таких условиях израильский комсомол вместе со всеми союзниками по Демократическому фронту за мир и равноправие действовал, по оценке товарища Меира Вильнера, самоотверженно. В том, что Демократический фронт сохранил в основном свои позиции в кнессете, большую роль сыграли и комсомольцы.

"У нас как у других!"

Двенадцатый съезд КСМИ, прошедший в апреле 1982 года, активизировал борьбу израильских комсомольцев за права рабочей молодежи, жестоко эксплуатируемой предпринимателями. Эта борьба протекает необычайно остро, ведь безработные зачастую согласны приступить к работе на самых тяжелых условиях. А в стране более 40 тысяч неработающих (и нигде не обучающихся!) юношей и девушек.

Борьбу за права трудящихся возглавляет Демократический фронт за мир и равноправие в Израиле, и прежде всего ведущая сила этого фронта - Коммунистическая партия Израиля. Своим старшим товарищам коммунистам достойно, по-боевому помогают израильские комсомольцы.

Особенно горячо и результативно содействуют они проведению забастовок - наиболее массового и распространенного средства борьбы трудящихся с непрестанно обесценивающей их заработную плату инфляцией, с беспрерывным ростом военного бюджета. Даже сионистская пресса, исходя из, видимо, преуменьшенных данных за первую половину семидесятых годов, вынуждена была признать ежегодный урон израильской экономики от забастовок в 160 тысяч рабочих дней. Весьма угрожающая цифра для небольшого государства!

Однако вторая половина 1978 года начисто перечеркнула эту цифру, прекратила ее в заниженную, устаревшую. В августе, сентябре и особенно в ноябре страна не знала ни одного дня (да, ни одного!) без забастовки.

То ли потому, что забастовочное движение стало привычной приметой израильской жизни, то ли из желания преуменьшить его значение израильская пресса пишет о забастовках чрезвычайно скупо.

Бастуют портовики, моряки, медицинские сестры, энергетики, машиностроители, бастует технический персонал научных учреждений и вузов, забастовки проводят связисты, муниципальные служащие, текстильщики. А пресса об этом сообщает походя, как говорится, в три строчки. Зато на первых страницах под кричащими заголовками газеты информируют читателей о забастовках в странах Америки и Западной Европы. Это, кстати, весьма типично для сионистских пропагандистов и журналистов. Ведь они из кожи вон лезут, только бы доказать: "У нас как у других! Разве у них лучше?" Их печатная и устная пропаганда нередко исходит из, мягко говоря, оригинальных логических построений таких образцов:

- Вы говорите, в Израиле есть безработица. А в Западной Германии с ее высокоразвитой экономикой разве нет безработицы?

- У нас, вы считаете, неимоверный рост инфляции. Поезжайте во Францию - увидите, как там скачут цены!

- Вас беспокоит рост преступности. Вы, очевидно, не знаете, как расцвела преступность в Италии!

Только и слышишь ссылки на Америку, на Канаду, на Голландию, на десятки других западных стран, где имеются те же социальные язвы, какие разъедают израильское общество.

Словом: "У нас как у других! Разве у них лучше?"

Даже когда в конце года трижды бастовали государственные служащие, не получающие так называемых специальных надбавок, и министр внутренних дел Иосеф Бург прибегнул к драконовским мерам - разослал сотням бастующих служащих персональные предписания - ультиматумы об обязательном выходе на работу, газеты уделили этим событиям лишь несколько строк. Хотя господа редакторы знали, что невыполнение ультимативных предписаний влечет за собой крутые меры полицейского характера.

И только о забастовках учителей сионистская пресса заговорила в полный голос. Особенно с тех пор, как после прекращения сентябрьской учительской забастовки, в конце октября, с новой силой вспыхнула более мощная забастовка преподавателей старших классов. Семь недель длилась она. Семь недель двери школ были закрыты для 300 тысяч учащихся. Попутно с учительской забастовкой в разных городах страны проходили демонстрации родителей, тщетно взывавших к правительству такими обращениями на плакатах: "Семьи учителей в долгах, им не на что жить!"; "Подумайте о юном поколении! Если министерство не договорится с учителями, учеников 12-х классов заберут в армию недоучками!"; "Когда бастуют и голодают учителя, действуют и процветают торговцы наркотиками и дельцы секс-индустрии!"

Совещание директоров школ Мигдал-Аэмека, Бейт-Шеона, Акко, Тверии, Нацерат-Илита, Кармиеля и других городов назвало забастовку "катастрофой всей системы просвещения Израиля". И все же правительство долго и категорически отвергало все без исключения требования учителей об увеличении заработной платы и создании нормальных условий для преподавательской работы. Председатель профсоюза преподавателей старших классов Реувен Авирам в связи с этим заявил: "В правительстве имеются министры, которые заинтересованы в продолжении забастовок, чтобы использовать ее как "пробу сил" в отношении других секторов в народном хозяйстве". Комсомольцы развернули кампанию за немедленное общественное расследование предъявленного министрам обвинения.

В ответ на это даже самые правые сионистские газеты типа "Нашей страны" должны были признать, что правительство напрасно упорствует и не хочет видеть, как "юноши и девушки становятся истинными жертвами этого упорства".

Сами жертвы тоже обращались к правительству и кнессету.

Еще в конце 1978 года ученики выпускных классов провели в Иерусалиме на площади у кнессета символическую "церемонию похорон израильского просвещения". Они безрезультатно призывали депутатов кнессета от правящего, "бегинского", блока Ликуд выйти на площадь и выслушать их. Учащиеся иерусалимской гимназии "Бейт хенут тихои" прямо назвали свою демонстрацию "протестом против равнодушия правительства". Просили правительство удовлетворить справедливые требования бастующих учителей и учащиеся гимназии "Герцлия". Вместе с ними на демонстрацию вышли родители.

67
{"b":"41166","o":1}