ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- По-моему, желание вполне возвышенное, - пожал пришелец плечами. Кстати, что означает это дурацкое объявление на двери?

Никто ему не ответил.

- Кроме того, интересно было бы узнать, каким образом эта записка попала к вам? - строго спросил незваный гость.

- Я отняла ее у Новикова на уроке, - растерянно отозвалась Наталья Игоревна.

- А по какому праву вы ее прочитали?

- Ну, знаете! Я вас не понимаю!

- Вот и я вас тоже... - печально вздохнул этот странный человек. Неужели вам никто никогда не говорил, что читать чужие письма непорядочно?

Наталья Игоревна малиново покраснела, обернулась к режиссеру Еремушкину, ища защиты. Но он, еще минуту назад такой решительный и грозный, подавленно молчал.

- Товарищ Еремушкин, я требую оградить меня от подобных грубостей.

Еремушкин не шелохнулся.

- У товарища Еремушкина столбняк, - усмехнулся пожилой грубиян. - И коль уж вышел такой конфуз, придется вам разговаривать со мной, а не с ним.

Твердый, уверенный тон этого человека, а так же гробовое молчание режиссера Еремушкина насторожило Наталью Игоревну: судя по всему, вновь пришедший был начальником.

- Простите, а вы кто? - спросила она.

- Я-то? - несколько озадачился этот человек. - Ну, уж и не знаю. Директор Дома пионеров, допустим.

Что-то не очень в это верилось, признаться, Наталье Игоревне, и он заметил это.

- А вот товарищ Еремушкин подтвердит, - хмыкнул он.

Режиссер Еремушкин вышел из столбняка и несколько раз утвердительно мотнул головой.

"Директор Дома пионеров, а ведет себя... - с осуждением подумала Наталья Игоревна. - Как хулиган!"

- Так что, собственно, вас возмутило в Мотином поведении?

- Неужели вы не понимаете! - развела руками учительница. - В его ли возрасте об этом думать?!

Директор Дома пионеров нахмурился, глянул исподлобья.

- Милая моя, - сказал он, - придите в себя! Именно в его! И еще раньше. И всегда! Вы сами-то любили когда-нибудь?!

Наталья Игоревна встала, щелкнула сумочкой.

- Я на вас жаловаться буду! - предупредила она. И хлопнула дверью так, что с потолка посыпалась штукатурка.

- Артисты! - покачал головой лжедиректор.

Лже-Еремушкин молчал, как нашкодивший школьник.

- Матвей, живо за кулисы, - велел Михаил Павлович. - А с тобой, Павел, я после елок разберусь!

УПРЯМЕЦ АЙРАПЕТЯН

Анька - человек прямой, она не будет вокруг да около.

- Айрапетян, это правда, что ты меня любишь?

- Правда, - грустно кивнул Яша. - Я тебе булку с изюмом принес.

- Давай. - Анька с сочувствием посмотрела на влюбленного Айрапетяна. - И как тебя угораздило...

- Очень просто. Осенью, на спектакле. Ты там Маленькую разбойницу играла.

- Ну и зря, Айрапетян. Там вон сколько еще девчонок было: и Принцесса, и Герда, и Снежная королева.

- Ты была лучше всех! - упрямо сказал Айрапетян. - Я, как увидел тебя... Ну, в общем, сразу. Ты была в таких высоких сапогах со шпорами, за поясом у тебя был кинжал, в руке пистолет. Все тебя боялись, а я сразу понял: ты добрая!

- Глупый ты! - рассердилась Анька. - Это ж роль. А на самом деле я совсем и не такая.

- Нет, ты такая! - Айрапетян вздохнул. - Ты сама не знаешь, какая ты. Ты... Ты самая красивая!

- А ты дурак! - Анька покраснела, отвернулась от Айрапетяна.

- Ну и пусть, - согласно кивнул Яша. - А я все равно...

- Может, ты меня разлюбишь, а, Айрапетян? - виновато предлагает Анька.

Айрапетян не отвечает.

- Ну правда! Что, на мне свет клином сошелся?

Айрапетян вздохнул и кивнул.

- Что же делать?

- Не знаю... - горестно шепчет Яша. - А только я тебя буду любить всю мою жизнь.

СПЕЦИАЛИСТКА ВЕРОЧКА

- Айрапетян сказал, ты меня звала! - Голубые глаза Верочки просто светятся от любопытства. - А чего ты тут расселась? Мы волновались, думали, ты...

- Я тебя не за тем звала! - сердито перебивает Анька. - Мне с тобой посоветоваться надо.

Верочка, как известно, самая красивая девочка в Доме пионеров, в нее все влюблены. У кого же узнавать про любовь, как не у нее. Вот только как это сделать? Ведь Анька с Верочкой не дружит и вообще редко разговаривает.

- Это, - бурчит. Анька, пристально разглядывая носок своего унта, понимаешь... Я...

Ну никак у Аньки слова не выговариваются.

- Влюбилась, что ли? - проницательно спрашивает Верочка.

- Ну... А ты откуда знаешь?

Верочка хохочет.

- Так сразу видно! Дура ты, Анька, все-таки! Он же намного старше.

- Кто? - потрясенно бормочет Анька.

- Сама не знаешь? Только он на тебя и внимания не обращает.

- Ну и пусть! - дерзко выкрикивает Анька. - Больно надо!

- Ничего ты не понимаешь, - вздыхает Верочка. - Это самое главное обратить на себя внимание. Какая же любовь, если на тебя внимания не обращают!

- Зато я обращаю!

Лицо у Верочки становится строгим.

- А вот как раз этого и нельзя!

- Почему?

- Потому что ты - женщина, понятно тебе? Это мальчики должны из-за тебя с ума сходить. А тебе - хоть бы хны! Ну, понятно?

Но Аньке непонятно.

- А если мне - не хоть бы хны?

Глаза у Верочки сердитые, и вообще она сейчас похожа на Анькину учительницу математики, когда та говорит: "Запомните раз и навсегда, что сумма углов в треугольнике равна 180 градусам! Кто не будет этого знать, сразу ставлю единицу!"

- Этого нельзя показывать ни в коем случае, Анька! - возмущенно сообщает Верочка. - С мальчиками так нельзя! Запомни: тебе все - хоть бы хны! Тогда за тобой бегать будут знаешь как! Вот только...

Самая красивая девочка деловито оглядывает Аньку с ног до головы, неодобрительно морщится.

- Посмотри на себя, на кого ты похожа! Как ты одеваешься! Не девочка, а беспризорник! Кто на тебя посмотрит, на такую?

Аньке обидно.

- А Айрапетян говорит, что я самая красивая, - заступается она за себя.

- Много Айрапетян в женщинах понимает! - хихикает Верочка. Уж она-то знает, какая девочка самая красивая. Эта девочка каждый день глядит на Верочку из маленького карманного зеркальца.

- А он говорит, что будет любить меня всю жизнь! - упрямится Анька. Пусть Верка не задается.

Верочка заливается смехом, голосок у нее звонкий, серебристый, слушать приятно. Вот как должны смеяться самые красивые девочки.

- Всю жизнь, Анька, любят только в кино! Да и то - только в индийском. А в жизни все не так. Я вот, знаешь, уже в который раз влюбляюсь? В пятый! Подумай сама: всю жизнь любить одного и того же человека... Это ж со скуки помрешь!

"А Михаил Павлович всю жизнь любил Машеньку, - думает Анька. - И сейчас любит..."

- Я тебя не слушаю! - хмурится Анька. - Я буду любить всю жизнь одного человека! "А мама? - вспоминает Анька. - Сначала любила папу, а теперь - Максима Петровича..."

Как же во всем этом разобраться? Как понять? И как поступать Аньке?

Анька уже начинает догадываться, что люди - разные. И каждый решает сам, как ему жить. Кто-то любит всю жизнь одного человека и остается ему верным даже после смерти, а кто-то влюбляется каждый день, и ему весело... Кто-то думает только о себе, а кто-то все несчастья считает своими и всем помогает.

Наверно, нельзя скомандовать людям: живите, как Михаил Павлович! Наверно, каждый должен выбрать сам?

Ведь вот Анька сама выбрала, верно?

"За что же я на Верку сержусь? - думает она. - За то, что она на меня не похожа и хочет жить не так, как я? Нет, несправедливо! Получается, что я одна хорошая и все понимаю правильно, а все остальные ошибаются? Опять получается - Машина!"

- Извини! - говорит Анька Верочке. - Я была не права...

- Конечно, ты не права! - подтвердила Верочка. - Ты еще глупая, ничего не понимаешь в жизни! И это хорошо, что ты у меня спрашиваешь, я тебе все объясню! Слушай: самое плохое, что ты и на девочку-то не похожа! Понятно? А ведь если тебя хорошо одеть, ты, пожалуй, ничего будешь... Не понимаю, куда твоя мама глядит, зачем она тебе разрешает ходить в этих ужасных сапогах!

20
{"b":"41182","o":1}