ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Не вызывает никаких сомнений и тот факт, что большую часть своих самолетов эти три дивизии потеряли именно на земле. Подтверждением этому могут служить отчеты немецких истребителей о количестве сбитых ими в воздухе советских самолетов. Число это было очень невелико и составляло лишь малую толику от общего числа потерь 9, 10 и 11 авиадивизий.

Так, летчики самого крупного (как во 2-ом Воздушном флоте, так и во всей группировке люфтваффе на Восточном фронте) соединения истребительной авиации, эскадры JG 51, доложили 22 июня о 69 сбитых в воздухе советских самолетах . В числе этих 69 самолетов было только 12 истребителей, остальные 57 были бомбардировщики.

Только сбитые 12 истребителей могли принадлежать 9 и 10 САДам (истребительная дивизия Захарова 22 июня еще только перебазировалась из глубокого тыла в зону боевых действий).

Что же касается 57 сбитых бомбардировщиков, то можно с большой уверенностью предположить, что это были самолеты из 13 БАД генерала Полынина и дальние бомбардировщики 3-го ДБАК Скрипко. Наше предположение основано на том, что входившие в состав 9 и 10 САД бомбардировочные полкм (13 БАП и 39 БАП) потерь в воздухе, как будет показано ниже, практически не понесли. С другой стороны, и Полынин, и Скрипко пишут о десятках расстрелянных "мессершмиттами" самолетов, которые потеряли их полки в первый же день войны.

Заслуживает внимания и тот факт, что официальная сводка немецкого командования утверждала, что летчики люфтваффе сбили в первый день войны 322 советских самолета. Наши же истребители сбили 22 июня порядка 250-300 немецких самолетов, еще около 50 машин было сбито средствами наземной ПВО. По крайней мере, именно такие цифры гуляют по десяткам публикаций. Другими словами, заявленные и той, и другой стороной цифры побед в воздухе были примерно равны. Какими были реальные результаты? Скорее всего, также одинаковыми, но раза в 2-3 меньшими.

Так, Д. Хазанов, со ссылкой на государственный архив ФРГ во Фрайбурге, сообщает, что в первый день войны люфтваффе безвозвратно потеряло от "воздействия противника" 57 самолетов, и еще 54 машины получили повреждения. Не исключено, что эти числа все же следует увеличить, так, еще 6 самолетов было в тот день потеряно, а 50 получили повреждения различной тяжести якобы "без воздействия противника" (в эту категорию немцы заносили, например, всякий разбившийся при вынужденной посадке самолет). Абсолютно точных цифр мы не узнаем никогда, но никакого "избиения плохо обученных советских летчиков немецкими суперасами" и в помине не было. Такой вывод подтверждается всеми известными ныне конкретными подробностями того рокового дня.

Киевский историк И. А. Гуляс, добросовестно перелопатив гору литературы, составил наиболее полный и подробный (из известных автору) обзор событий первого дня войны в воздухе . Из его работы вырисовывается следующая картина событий.

123 ИАП (71 летчик, 53 исправных И-153, базировался в районе Брест-Кобрин), сражаясь на устаревших "чайках" против истребителей эскадры Мельдерса, сбил (как принято считать) более 20 немецких самолетов разных типов, потеряв в воздушных боях только 9 своих самолетов.

И эти девять "чаек" были (как можно судить по исследованию И. Гуляса) самыми большими боевыми потерями среди всех истребительных полков ВВС западных округов.

Столь же ожесточенные - и в целом успешные - воздушные бои вели 127 ИАП (53 летчика, 65 исправных И-153) и 122 ИАП (50 летчиков, 60 исправных И-16) из состава 11 САД. Летчики этих полков доложили, соответственно, о 20 и 15 сбитых немецких самолетах. По крайней мере одна из этих побед оказалась для немцев очень даже заметной: в небе над Гродно был сбит командир истребительной эскадры JG 27, опытнейший немецкий ас, ветеран воздушных боев в Испании, В. Шельманн. И это была не единственная потеря среди командиров люфтваффе в тот день. Были сбиты и погибли: командир бомбардировочной группы II/KG 51 Штадельмайер и командир истребительной группы II/JG 53, награжденный "Рыцарским крестом" уже в октябре 1940 г., капитан Бретнютц.

Оценим и персональные успехи истребителей. Лучший на тот момент ас Германии, командир JG51 В. Мельдерс, заявил об одной сбитой "чайке" (И-153 из состава 123 ИАП) и трех СБ (вероятно, из 13 БАД). А наш молодой лейтенант Иван Николаевич Калабушкин, пилотируя тихоходный биплан И-153, сбил 22 июня два новейших "Мессершмитта" Bf-109F из эскадры Мельдерса, два "Юнкерса" и один "Хейнкель". Андрей Степанович Данилов из 127 ИАП на такой же "чайке" сбил 22 июня три Bf-110 и один "Хейнкель". Четыре немецких самолета сбил, выполнив девять боевых вылетов за первый день войны, командир эскадрильи того же 127 ИАП лейтенант (будущий генерал) С. Я. Жуковский.

"...при малейшем организованном отпоре немцы атаку прекращают и уходят..., в бой с нашими истребителями вступать избегают; при встрече организованного отпора уходят даже при количественном превосходстве на их стороне... на советские аэродромы, где базируются истребительные части, ведущие активные действия и давшие хотя бы раз отпор немецко-фашистской авиации, противник массовые налеты прекращал..." Это строки из доклада "Выводы по боевому применению ВВС Западного фронта", подписанного 10 июля 1941 г. командующим авиацией фронта полковником Науменко .

Даже со всеми оговорками, относящимися к неизбежному завышению числа сбитых вражеских самолетов, к неизбежной субъективности любых отчетов и докладов, нельзя не признать, что советские "истребительные части, ведущие активные действия", проявили в те дни не только огромное мужество и героизм, но и высочайшее боевое мастерство.

Успехи самой крупной (и лучше всех вооруженной) 9 САД были в первый день войны очень скромными, зато и потери, понесенные ею в воздухе, были минимальными. Так, в частности:

- каких-либо упоминаний о боевых действиях и потерях в воздухе 41 ИАП (63 летчика, 56 МиГов и 22 И-16) автору найти вообще не удалось; - боевые действия 124 ИАП и 126 ИАП (103 летчика, 120 МиГов и 52 И-16) нашли свое отражение в описании воздушных боев, которые ранним утром (с 4 до 9 часов утра) вели летчики Кругов, Кокарев (совершивший один из самых первых воздушных таранов), Алаев, Ушаков, Панфилов (еще один таран), Журавлев. Всего было сбито 8 вражеских самолетов и потеряно в воздушных боях 22 июня, как можно судить по этому описанию, 3-4 своих.

51
{"b":"41192","o":1}