ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Во второй половине дня 22 июня 1941 г. начатое "по инициативе снизу" перебазирование приобрело характер массового бегства.

В. И. Олимпиев, 1922 года рождения, один из очень немногих призывников 1940 года, кому посчастливилось дожить до Победы. Интернет-сайт "Я помню" опубликовал книгу его воспоминаний о войне, которую Всеволод Иванович прошел от первого до последнего дня, от Белостока через Москву до Берлина. В Белостоке сержант Олимпиев служил командиром отделения телефонистов штаба 9 САД. Вот почему, несмотря на столь скромное звание, видел и знал Всеволод Иванович довольно много. Его мемуары стоят того, чтобы их подробно процитировать, подчеркнув некоторые ключевые слова: "...вернувшись с дежурства в казарму поздно вечером 21 июня 1941 г. с увольнительной на воскресенье в кармане, я уже задремал, когда сквозь сон услышал громкую команду - "в ружье". Взглянул на часы - около двух ночи. Боевая тревога нас не удивила, так как ожидались очередные войсковые учения... Почти рассвело, когда наш спецгрузовик, предназначенный для размотки и намотки кабеля, достиг военного аэродрома на окраине города. Все было тихо. Бросились в глаза замаскированные в капонирах вдоль летного поля 37-мм зенитные орудия (а сколько было причитаний по поводу отсутствия зенитного прикрытия на наших аэродромах!), вооруженные карабинами расчеты которых были в касках...

...буквально за несколько минут до начала бомбардировки на летном поле, как мы убедились сами, было тихо, не раздавался рев разогреваемых моторов, и вообще ничто не говорило о готовности к взлету хотя бы дежурного звена (в каждом полку в соответствии с Боевым Уставом БУИА-40 должно было быть по 2 звена в готовности к немедленному взлету). Похоже, летчиков даже не оповестили о том, что воздушные эскадры противника уже пересекли нашу границу. Такое трудно объяснить плохой работой связистов...

...первую половину дня я дежурил у телефона на ЗКП командира 9-й САД... в конце дня 22 июня я получил по телефону приказ бросить все и как можно быстрее вернуться в штаб дивизии... Все авиационные части получили приказ немедленно покинуть город и уходить на Восток...

...поздним вечером 22 июня длинная колонна покинула Белосток и уже ранним утром понедельника была далеко за городом... В машинах находились только военные с голубыми петлицами...

...на рассвете 23 июня автоколонна авиационных частей двигалась по шоссе на Барановичи (это уже 250 км к востоку от границы)..., днем 24 июня мы продолжали движение на восток.

Этот вторник был фактически концом 9 САД... На рассвете 25 июня мы увидели в низине затемненный город Оршу".

Ну вот мы и в Балбасово...

Практически так же и с теми же последствиями проходило "перебазирование" 10 САД полковника Белова. В состав этой авиадивизии, базировавшейся восточнее Бреста, в районе Кобрин-Пружаны, входили два истребительных (123 ИАП и 33 ИАП), бомбардировочный (39БАП) и штурмовой (74 ШАП) полки.

Полковник Белов дожил до Победы (правда, встретил он ее все в том же звании полковника - обстоятельство среди авиационных командиров уникальное). В самые что ни на есть "застойные годы" (в 1977 г.) были опубликованы его воспоминания о первом дне войны. Название очерка - "Горячие сердца". Интонация повествования - соответствующая названию. Тем не менее, на пяти страничках текста разбросаны алмазы ценнейшей информации : "...20 июня я получил телеграмму с приказом командующего ВВС округа: привести части в боевую готовность, отпуска командному составу запретить, находящихся в отпусках - отозвать в части...

...командиры полков получили и мой приказ: самолеты рассредоточить за границы аэродрома, личный состав из расположения лагеря не отпускать..." Здесь необходимо небольшое уточнение. Подобные приказы - о повышении боеготовности, о рассредоточении и маскировке самолетов, о переводе личного состава на казарменное положение - были отданы не только в 10 САД. Так, бывший командир 43 ИАД Г. Захаров вспоминает: "...все отпускники были отозваны и вернулись в части, увольнения в субботу и воскресенье я отменил, было увеличено число дежурных звеньев, эскадрилий..." А вот строки из воспоминаний подполковника П. Цупко об обстановке в 13БАП (9 САД): "...с рассвета дотемна эскадрильи замаскированных самолетов с подвешенными бомбами и вооружением, с экипажами стояли наготове. Это было очень утомительно..., но иного выхода не было. В полку было пять эскадрилий по двенадцать экипажей в каждой. Дежурили обычно три из них, остальные учились, летали. Через сутки эскадрильи сменялись..." .

Не были эти приказы и плодом местной инициативы командования ЗапОВО.

Г. Захаров вспоминает, как в конце 1940 г. он был участником совещания у Сталина, по результатам которого был "издан специальный приказ ... о необходимости перевода личного состава летных частей на казарменное положение". А выдающийся ас - истребитель, Герой Советского Союза Ф. Ф. Архипенко в своих мемуарах вспоминает и о личных переживаниях по этому поводу: "...вышел приказ No 0200 Наркома Обороны, согласно которому командиры с выслугой в рядах РККА менее 4-х лет обязаны были жить в общежитиях на казарменном положении..., что весьма расстраивало таких как я, бравых и холостых..." .

Теперь к вопросу о самолетах, "которые стояли на аэродромах рядами, крыло к крылу, выстроенные, как на параде".

19 июня 41 г. в округа поступил Приказ Наркома обороны No 0042, который требовал: "...категорически воспретить линейно и скученно располагать самолеты..., имитировать всю аэродромную обстановку соответственно окружающему фону..., проведенную маскировку аэродромов, складов, боевых и транспортных машин проверить с воздуха наблюдением и фотосъемками..." [ВИЖ. - 1989. - No 5].

Полный текст этого важнейшего документа был опубликован недавно, но в пересказе его упоминали в своих "доперестроечных" мемуарах А. М. Василевский и М. В. Захаров. Да, с момента получения этого приказа до нападения оставалось 2 дня. А сколько надо дней для того, чтобы откатить И-16 (вес пустого полторы тонны) на край летного поля и наломать в июне зеленых веток для маскировки?

20 июня вышел следующий Приказ Наркома No 0043 на ту же самую тему: "3. К 1 июля произвести маскировку всех аэродромных сооружений применительно к фону местности...

54
{"b":"41192","o":1}