ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И возник дремучий лес.

"Чудом этим восхищён!

Восклицает громко он,

Всё исполнилось прекрасно,

Но не будем мы напрасно

Здесь стоять. Второй дворец

Ждёт нас," - молвил молодец.

В ожидании Ивана

Поднялась Марфуша рано,

Простояв весь день одна

У раскрытого окна.

Услыхав знакомых речи,

Марфа вышла им навстречу,

Ване руку подала,

А Татьяну обняла.

" Мы свободны, дорогая!

Не страшна нам воля злая.

Уничтожен похититель,

А надёжный избавитель

Приглашает нас домой

Вместе с Анною сестрой,"

Глянув мило на Ивана,

Марфу радует Татьяна.

Взяв серебряно яйцо,

Оглянулись на крыльцо,

Вместе просьбу загадали,

Уходя, дворец убрали

И, довольные судьбой,

Улыбаясь меж собой,

Вышли к медному дворцу,

Прошептав хвалу творцу.

Поспешили поделиться

Важной новостью с сестрицей,

А дворец упрятав медный,

Продолжали ход победный

К месту, где висит ремень.

Шли без отдыха весь день.

Вот - начало подземелья

И знакомое ущелье.

Чтоб из тьмы начать подъём,

Просигналили ремнём.

Слышат радостный ответ:

"Ждём! Готовы! Всем привет! "

Ваня досточку поправил,

Двух сестёр вперёд отправил.

Дальше - младшей был черёд,

Но Танюша не идёт,

А сама предупреждает:

"Даже бог едва ли знает,

Сколь верны тебе друзья,

И поэтому нельзя

Подниматься мне вначале.

Как бы там хитрить не стали.

Позабыв про подвиг ратный,

И про долг, так всем понятный,

Могут бросить одного,

Не послушав никого."

Пренебрёг Иван советом,

Пожалев потом об этом.

Таню, между тем, подняли

И как вкопанные встали.

Долг померк пред красотою.

Каждый делится мечтою:

"Братцы, младшая сестрица,

Верно, в жёны мне годится"

Огорошил всех Усыня.

Следом хвастает Горыня:

"Будет Марфа мне женой."

"Анна - мне." "Дубыня, стой!

Возмущается Татьяна,

Вы забыли про Ивана,

А с малюткой он сразился

И с крылатым змеем бился;

За сестёр стоял горой,

Пленниц вызволил герой;

Им свободу подарил."

Но Дубыня перебил:

"Мы сокровищем таким

С ним делиться не хотим."

XII

Богатырь во тьме стоял,

Терпеливо ожидал,

Не опустится ль ремень.

Только тщетно - меркнет день.

Не услышав никого,

Понял - предали его.

Потерял в друзей он веру

И, покинувши пещеру,

Отправляется пешком

Путь обратный-то знаком.

Шёл да шёл, себя ругая,

Очутившись как, не зная,

В тёмном садике густом.

Вспомнил, в царстве золотом

Был он здесь невдалеке

На красавице-реке.

Взял яичко золотое,

С волшебством, а не простое,

Произнёс неторопливо:

"Нужен мне дворец на диво!"

Был к концу заветных слов

Золотой дворец готов.

XIII

Только утром он проснулся,

В садик к яблоньке вернулся

И кувшин с живой водой

Без раздумий взял с собой,

Потемнело небо, вдруг

Сильный шум возник вокруг

И примчался, словно бес,

Самолёт-ковёр с небес.

А сошла с того ковра

В сад Кощеева сестра.

Волос - клочьями до пят,

Зубы как клыки торчат,

Взгляд свирепый, нос - крючком,

Прибыла за Ноготком.

"Нет тебя, мой сокол ясный,

Прилетела я напрасно,"

Ведьма вслух запричитала,

Зарыдав, в слезах упала,

А намучившись немало,

Прилегла и задремала.

И не поздно, и не рано

Осенило вдруг Ивана:

"Можно мне наверх подняться,

Если только попытаться

Бабку вынудить к полёту

На ковре - на самолёте."

Он желанье загадал,

Золотой дворец убрал

И прождал примерно час.

Вот старуха поднялась,

Недовольно посмотрела,

Длинным зубом проскрипела.

Отступив на два шага,

Скрыться вздумала Яга,

Но Иван её схватил,

На ковёр с трудом втащил,

Посадил на самый край

И скомандовал: "Взлетай!"

Не по нраву ей приказ.

"Жаль, не скрыться мне сейчас,

Злобно шепчет про себя,

Всё же сброшу я тебя,

Лишь увижу на белый свет,

Здесь внизу раздолья нет."

И взлетела выше звёзд.

Но Иван совсем не прост:

Оперся в ковёр ногой,

Богатырскою рукой

Ведьму за власа схватил,

Их, для верности, скрутил,

А чело склонил на грудь

Великана не столкнуть!

Мчится ведьма на просторе,

А внизу клокочет море.

"Сгинешь в водной ты пучине,

Смерть потом найдёт причину,"

- Зубы сжав, Яга сказала.

"Помни, проку будет мало

Умереть вдвоём с тобой,

Оказавшись под водой."

Снова коврик в вышине,

В непривычной тишине.

Полетели камнем вниз.

"Ну, упрямец, берегись!

Я тебя в густом лесу

На кусочки разнесу!"

"Нет, пытаешься ты зря

Напугать Богатыря,

Он спокойно возражает,

Космы бабкины сжимает.

Как старуха ни грозила,

А ковёр остановила

В тот момент, как до вершин

Оставалося с аршин.

"Вновь попытка неудачна,"

Прошипела ведьма мрачно

И взлетела до небес,

Далеко оставив лес.

Про себя она спросила:

"Где моя былая сила?"

Стала Ваню рвать зубами,

Колотить, толкать руками,

Снова пробует столкнуть

Великана как-нибудь.

Тщетно всё, какой позор!

Опустила бабка взор

И, не строя козней боле,

Приземлилась в чистом поле.

Богатырь доволен. Вдруг,

Ведьма вырвалась из рук,

Побежала, повернулась,

Вмиг букашкой обернулась,

На былиночку залезла,

Встрепенулась и исчезла.

XIV

"Вышел я на божий свет,

А товарищей-то нет,

Богатырь в сердцах шептал,

Как смертельно я устал.

Передышка в самый раз,

Помогла бы мне сейчас."

Он попил воды живой,

Спрыснул тело той водой,

Незаметно боль пропала;

Ссадин, ран - как не бывало.

Отдохнув, домой пошёл он,

Лёгким шагом, силы полон

И дремучими лесами,

И широкими полями,

Проходя речушки вброд,

Глубь озёрную - в обход.

Миновав три государства,

Увидал родное царство.

Что стряслось? - Косцы с косами,

Лесорубы с топорами,

В огородах мужики

И с сетями рыбаки

Без движения стоят,

Словно статуи молчат.

Он заходит во столицу.

Где найти знакомых лица?

Вот - дворец высокий царский,

В нём не слышен глас боярский.

Не слышны придворных споры

И прислуги разговоры.

А девицы во светлице,

Царь, красавица царица,

И вельможа недоспавший,

Странник, слов недосказавший,

Дел закончить не успели,

На местах окаменели.

Ни Дубыни, ни Горыни,

Ни красавчика Усыни

Во столице он не встретил

И царевен не приметил.

Замер всюду здесь народ.

Ваня за город идёт.

Встретил войско в бранном поле.

Все мертвы, не стонут боле.

Обрели навек покой,

Нет вокруг души живой.

Средь стрелков Дубыня там,

Перерублен пополам.

В скорбной грусти и печали

Продвигается он дале.

Видит, страшно и сказать,

На земле другую рать

И Горыню под кустом

Вороньё сидит на нём.

Ничего не прояснилось.

Кто разбил их, что случилось?

Продолжал вперёд идти

И встречает на пути

Труп Усыни и стрельцов,

И сражённых молодцов.

Он взывает: "Кто живой

Во дружине боевой?"

Воин в латах приподнялся.

"Чудом я в живых остался.

5
{"b":"41201","o":1}