ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сасер совсем устал. Ему надоел перепуганный Раневар. Ему надоел мрачный Досле, которому не стоит доверять. Ему надоел толстяк Гасени, открыто радующийся промашкам других. Ему надоел Керен, молодой начальник местной стражи, который так и не подошел к нему. Видимо, боялся Долсе и Гасени... Сасер приказал ехать обедать: он изрядно замерз, и чувствовал, вот-вот начнется предательский кашель.

Обед удивил Генерального инспектора. На серебряных блюдах подавали мясо, тушенное в сладком южном вине. На столе лежал свежий сыр, а яйца, фаршированные печенью, поразили Сасера - он давно забыл о таких продуктах. Откуда здесь мясо? Откуда сыр, яйца?.. Они, что, хотят спровоцировать Оотобакаменов? - с неудовольствием думал Сасер, прожевывая мягкое мясо и влажный сыр. Это явный подкуп, лесть, не знающая границ...

Его желудок, его язык, его нос и глаза не соглашались с ним.

Еда была отменно вкусной, и даже по физиономии Досле было видно, что он угодил Генеральному инспектору. Инспектор Нижне-западного района встал и громко провозгласил тост в честь Императора. Все встали из-за стола, вытянулись, с подчеркнутой сосредоточенностью подняли бокалы, а Сасер все так же сидел, хитро прищурив глаза. Он знал, что ему позволено сидеть в таких случаях. Ему было лень вставать - ныли ноги. "Сухая вода" обожгла гортань, сразу же стало тепло и уютно. Слуги подали рыбу в грибном соусе Нижне-западный район всегда славился своими грибами, которые не переводились здесь даже зимой. Кет-терре - "снежные грибы" - росли только здесь. Сасер начал есть рыбу, хоть она ему и опротивела ещё в столице. Но грибной соус был на славу, и оттого было удивительно есть рыбу, не узнавая её вкус. Не успел он прожевать второй кусок, как Раневар, заметно успокоившийся и размякший, подскочил и резким, мальчишеским голосом предложил выпить за Его Превосходительство Генерального инспектора. Все зашумели. Предлагали выпить за долгие лета, за железное здоровье, за успех во всех делах... Сасер милостиво кивнул головой и проглотил обжигающую жидкость. Был ещё третий тост. Его произнес сам Сасер, не поднимаясь из-за стола - за Его Высокопревосходительство Оолаатани, военного губернатора Приречья. Сасер выпил за губернатора - завтра же губернатору будет известно, что Генеральный инспектор с удовольствием выпил за Его Высокопревосходительство. Пришлось пить и за Его Превосходительство Ооделатани, военного коменданта. Единственное, что с удовольствием отметил Сасер, что последнего на обеде не было. Сасеру успели донести, что Его Превосходительство так набрался вчера, что сегодня просто не в состоянии принять Генерального инспектора. Чему Генеральный инспектор был искренне рад...

Пятый тост был за Нашу Славную Бескрайнюю Империю - Сасер только пригубил бокал. Он чувствовал, что уже основательно пьян. Еще он осознал, что ему совсем не хочется пить за чужую Империю. "Сволочи, - зло подумал Сасер, - все они пьют за этих проклятых варваров, за этих вонючих варваров, и никто не пьет за наши родные Долины, никто не пьет на нашего Хозяина!.." В ушах звенело, раскрасневшиеся лица всех этих Раневаров и Гасени так и вились вокруг, столовые приборы скакали по столу, и было трудно отведать сладкого желе - оно никак не давалось Сасеру в руки. А голос Досле почему-то стал громким и назойливым. Все говорил и говорил о хищениях хитрого Гасени, о нерасторопности молодых командиров Вспомогательной Стражи, о постоянной нехватке средств...

Сасер уклонился от докучливого голоса, и начал ковырять ложкой сладкое желе. Тут с грохотом поднялся задыхающийся Гасени - бокалы, тарелки так и посыпались на пол. Заплетающимся языком он предложил выпить за Нижне-западный район, который всегда старается выполнить все мудрые распоряжения Их Высокопревосходительства военного губернатора и Их Превосходительства Генерального инспектора. В наилучшем виде...

Сасер взял бокал в руки, расплескал половину на стол и поставил его назад. Его мутило. Пить за Нижне-западный район ему категорически не хотелось. Наверно, потому что распоряжения Генерального инспектора в районе выполнялись плохо. Он стал жевать желе. Оно оказалось излишне сладким, приторным, оно липло к гортани, язык в нем вяз, и Сасер потребовал воды. Воду тут же подали мокрый, захмелевший Генеральный инспектор увидел перед собой совершенно чужих ему людей, совсем пьяных, потных, что-то кричащих, громко смеющихся, с расстегнутыми воротниками и подвернутыми рукавами. "Что я делаю среди них? Зачем мне это?!.." - с отчаяньем подумал Сасер. За Ютиссаггарский гарнизон он уже не пил.

Сасер проснулся рано. Голова отчаянно болела, все кости ныли, ныло все тело и не хотелось куда-то идти, кого-то проверять, что-то решать... Он не помнил, что ему приснилось. И приснилось ли? Это было странно, это было удивительно: не помнить собственных снов. В последнее время снились одни кошмары. Почти каждую ночь. А сегодня... Старость, подумал Сасер, старость тому причиной. Я стар. Вот уже мне ничего не снится... Он тоскливо осмотрелся вокруг. Вместо привычных покоев он увидел незнакомую комнату, какие-то огромные древние шкафы из потемневшего дерева, пыльные варварские ковры... Маленькое окно почти не давало света, и он с запозданием вспомнил, что это личные покои Досле, в которые его услужливо привели далеко за полночь. О главном инспекторе Нижне-западного района думать не хотелось. Вообще, думать ни о чем не хотелось.

Сасер не спешил вставать. Он смотрел в потолок - потолок был низкий, пыльный, с паутиной по углам. Мыслей никаких не было - в голове царила боль, тугая, тяжелая. Кашель, привычный режущий кашель, не беспокоил сегодня Генерального инспектора. Это было удивительно. "Сухая вода", отметил Сасер. Я много выпил этой гадости. Может, я основательно прогрелся и потому сегодня меня не мучает кашель?..

Он позвал Лае. Из-за двери послышались какие-то шорохи, шум, звон. Сасер позвал во второй раз, бессмысленно рассматривая потолок. Возник Лае - весь опухший, мокрый. На его смуглой физиономии блудливо моргали заплывшие глаза. Сволочь, устало подумал Сасер, конечно же, этот жирный Гасени. То Олсе этого ублюдка лапал, а теперь, значит, этот... Гасени ещё на обеде хватал пухлой рукой адъютанта на колено.

Сасер вспомнил, как однажды Лае пришел весь в слезах и синяках. Оказалось, что Олсе зажал его в углу в одной из комнат личной канцелярии Генерального инспектора и попытался изнасиловать. Помнится, Сасер сильно разозлился. Уже следующим утром городской патруль нашел на улице Святого Слова, бывшая Зеленщиков, тело некоего Толеми. Его зарезали и кинули в сточную канаву. Олсе тогда здорово напился и не показывался на глаза Сасеру несколько дней: двадцати двухлетний Сууситет Толеми был командиром одной из частей столичной Стражи и, по совместительству, любовником Олсе. Вообще-то, Оотобакаам гомосексуалистов сажают на кол. Перед этим подвергая извращенцев кастрации... Что Олсе, что его люди. Животные...

Лае принес чан с холодной водой - его шатало, немного воды вылилось на пол. Сасер с трудом сел. В голове шумело. Комната плыла, все было не четким, а каким-то смутным. Он попытался представить, как сейчас начнет умываться этой ледяной водой - зачерпывать ладонями, с силой растирать лицо, зубы будут сводить, в кожу вопьются тысячи маленьких иголок... Его затрясло - он вздохнул и окунул голову в чан. С шумом отфыркался и стал вытираться полотенцем. Потом Лае одевал его в чистые одежды - Генеральный инспектор всегда брал с собой смену белья. На этот раз косички адъютант ему не делал - Сасер заснул с варварской прической. Лае не попадал, путался в одеждах, хватался за стул толи перебрал он, толи не выспался... Сасер встал, подумал, приказал подать "сухой воды". Потом посмотрел на бокал - и передумал. Выпил простой воды, с трудом сглатывая. И пошел на улицу...

Было ранее утро. Солнце только вот-вот показалось из-за горизонта. Оно не грело, толком не освещало, это зимнее сууварское солнце, оно было совсем ни к чему. Генерального инспектора ждали: бледный Досле, ещё не проснувшийся Керен и Гасени, почему-то с опухшими губами. Раневара не было - Досле доложил, что коменданту Пятого Ютиссаггарского дома наказания не здоровится. Врет, подумал он. Убрал его с моих глаз подальше, боится... Завтракать Сасер отказался. Есть ему совершенно не хотелось - даже поташнивало. Вероятно, главный инспектор района хотел опять его напоить. Хватит, поем уже в столице, подумал Сасер и приказал показывать новобранцев.

8
{"b":"41214","o":1}