ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Пап, а у тебя бензин есть?

- Есть в гараже, а что?

- Понимаешь, пап, Вовка, сволочь, надоел мне совсем. Оболью его бензином и сожгу.

Вот так.А сколько таких мальчиков? А сколькие из них стремятся завершить желаемое? Возможно, я передёргиваю, может быть, сам едва сняв короткие штанишки, своё детство начал видеть только в розовом цвете - хотя это не так- в любом случае, надеюсь, что я не прав.И всё-таки, берегите детей! Бог с ним, с Микки-маусом, да и Багз Банни, хоть и хам, но всё же не убийца.Прочтите лучше своему чаду Андерсена или Льюиса Кэрролла - это куда безопаснее для них и для вас же самих. Объясните им, что быть бандитом - это вовсе не так круто и престижно, как кажется, ведь и в тюрьму посадить могут, и голову снять, что, кстати, чаще случается. Прошу вас, берегите детей! Без них у нас нет никакого будущего. Звучит, конечно, банально, но тем не менее это так.

И перестаньте, чёрт возьми, насиловать женщин! Если у вас проблемы с личной жизнью, сходите к психоаналитику или, если проблемы совсем серьёзные - к сексопатологу. Женщины - это красота нашей цивилизации, женщины и дети.Не топчите же эту красоту - самим же жить станет тошно.

Я мог бы ещё про многое сказать, про экологию, например, но боюсь, что тогда уж точно меня начнут отождествлять со Львом Толстым. Если духу хватит, чуть попозже ещё разок отвлекусь.А то я вас уже, наверное, утомил. Продолжим сказки.

10.Свадьба с радиореверсом.

...иль перечти "Женитьбу Фигаро".

Пушкин.

Шестнадцать рабочих-украинцев вторую неделю старались, спеша закончить в срок приготовления к пышной свадьбе. Старая дача, доставшаяся Жениху по наследству, через десять дней должна была засиять подобающим великолепием. Но пока ещё в крыше были внушительные дыры, и шёл монотонный июньский дождь, и мне, пытающемуся уснуть, наличие прорех в кровле доставляло немало неудобств. Рядом мирно похрапывали намаявшиеся за день работяги, им всё было по фигу. Я ворочался под всё более промокавшим брезентом и думал о Лене, с которой не виделся уже почти месяц. Связаться с ней я не мог - до ближайшего телефона было не менее ста километров, никакой транспорт туда не ходил, своих машин у нас не было. На предстоящем торжестве я подвизался Летописцем. Первый раз слышу про такую должность на свадьбе, но две тысячи долларов, мне кажется, стоят такого изобретения. Пока что я помпезным слогом описывал для будущего потомства Жениха подготовительные работы для обеспечения помпезности церемонии, долженствующей узаконить их появление на свет. Описывать, честно говоря, было особо нечего, и я изворачивался, как только мог, и мок я под дождём сейчас, проклиная всё на свете и те зелёные бумажки, из-за которых ввязался в это бездарное предприятие. Степная трасса, проходившая в полукилометре от дачи, делала вокруг неё весьма резкий поворот, и сейчас , судя по истошному визгу тормозов, очередная машина слетела с мокрой дороги в кювет.

- Шестая.- пробормотал спящий работяга, перевернулся на другой бок и захрапел в три раза громче.

Через три дня с инспекционной проверкой приехали Жених и Свидетель. Темпы приведения имения в порядок их явно удовлетворили, и, полистав на последок мои наброски, они выдали каждому по бутылке водки в качестве поощрения и укатили восвояси. Один человек из их свиты, впрочем, остался. Фотограф Людвиг Зигфридович Кулебякман, из обрусевших немцев. Одет он был довольно чудно даже по нашим временам - сорочка цвета морской волны, стильный оранжевый галстук и жёлтый костюм в чёрную клетку. Голову этого замечательно выглядевшего человека венчало старое английское кепи времён Шерлока Холмса. Конечно же, мы сразу подружились.Днём, пока работяги вкалывали, мы с Людвигом бродили по степи, беседуя на самые различные темы.Поначалу меня слегка шокировали его манеры одержимого механика, на память сразу же приходил некий старик из романа Маркеса, говорил Людвиг очень быстро, захлёбываясь собственными фразами, словно боясь, что не успеет вбить мне в голову весь тот хлам из области гипотетических технологий - это его определение - за те несколько дней, которые нам отведены Судьбой для общения. Да, ко всему прочему, он был ещё и фаталистом. Но постепенно я привык к его non-stop болтовне и научился извлекать из этого сплошного потока более-менее рациональные зёрна. Уже на второй день таких интеллектуальных прогулок мы забрели километров за десять от места дислокации и упёрлись в деревню.В деревне отыскался магазин, где мы немедленно разжились водкой и солёными огурцами. Посуды не было, пришлось опуститься до пьянства прямо из бутылки. После третьего мощного глотка местного термоядерного напитка, Людвиг, безумно и страшно вращая глазами, открыл мне тайну своего самого главного и самого страшного изобретения. Оказалось, что этот фотограф, второй уж день как мой приятель, изобрёл ни много ни мало - машину времени. Более того, он даже построил и испытал этот агрегат. Результаты оказались, мягко говоря, потрясающими. Сразу же после нажатия пусковой кнопки аппарат исчез. Само это событие уже стоило всего оставшегося Нобелевского фонда, но это было, к сожалению, только начало. Людвиг строил свою машину исключительно по собственным догадкам,и, так как она исчезла сразу после запуска, отладить или отрегулировать её возможности не было. Но какой-то рабочий элемент этой конструкции, названный Людвигом "персонификатор", изначально был настроен на своего создателя...Кулебякман заподозрил неладное, когда в половине шестого вечера пошёл за хлебом и застал у дверей булочной очередь, смиренно ожидающую окончания обеденного перерыва, после чего три с половиной часа Людвиг прожил в одной квартире с самим собой, только этот второй был моложе на три с половиной часа. В половине шестого двойник, не заметивший, кстати, самого фотографа, растворился в воздухе. Дальше началось вовсе нечто невообразимое. Примерно раз или два в неделю радиопередачи в течение какого-то времени шли задом наперёд, после чего порядок восстанавливался и информация повторялась в обыкновенном виде. Тогда-то Людвиг и обозвал своё детище радиореверсом. Потом та же канитель стала происходить с окружающей обстановкой - некоторое время - но не более двух часов - время шло назад. Причём проклятый радиореверс включался без какой-либо системы когда ему вздумается и творил беспредел лишь в радиусе километра вокруг своего создателя - а как же иначе, ведь именно на него он и был настроен. Сама машина при этом ни разу визуально не наблюдалась.

- Представляешь,- закончил свою историю Людвиг,- если эта хреновина включится на свадьбе, что будет! Память-то работает нормально! Мою соседку упрятали в психушку - не справилась, бедняга, с ситуацией. Жаль, видеокамера мотается тоже в обратную сторону, не снимешь толком, хотя позже я, конечно, придумаю что-нибудь. Видел ты когда-либо что-нибудь подобное?

Я покорно соврал, что нет, хотя неоднократно пользовался аналогичным, но гораздо более совершенным аппаратом - я имею в виду, конечно, Лифт, будь он проклят. Мне вовсе не хотелось подвигать Людвига на новые изыскания. Допив водку, поплелись за десять вёрст спать.

И вот настал день свадьбы. Двумя днями раньше всех работяг, успешно справившихся с поставленной задачей, увезли на автобусе. За нами с Людвигом прислали машину - видавший много всяких видов "Шевроле" 1956 года выпуска серебристого цвета. Помимо водителя - молодого разбитного парня с простым русским именем Христофор, в этом чуде техники прибыла подруга Свидетельницы по имени Галя, ей не терпелось увидеть "таинственную дачу", где и будет проводиться неофициальная часть торжества. Ещё день назад дождь, наконец, перестал, и теперь, несмотря на достаточно раннее время - без чего-то восемь - солнце начинало уже припекать. Поехали. Машина чихала и громыхала, глушитель давно отвалился, и чтобы общаться друг с другом, нам приходилось орать. Людвиг, сидевший на переднем сидении, что-то агрессивно кричал Христофору, тот ему отвечал, влезать в их оживлённую беседу мне не хотелось, и я решил завязать с Галей светский разговор. После пяти дежурных вопросов-ответов Галя мне напрямую так проорала в ухо:

11
{"b":"41277","o":1}