ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Ничего себе имечко! - уважительно кивнул здоровяк. - А ведомо ли тебе, Рыбий Сын, что все, кто здесь собрался - богатыри?

- Ведомо. - кивнул Рыбий Сын, принимаясь за поросячью ножку. - Я и сам богатырь...

- Ты? - усомнился Фарлаф. - Что-то не похож. А в Киев зачем пришел, богатырь?

- Хочу предложить свой меч земле Русской.

- Ого! А возьмет ли тебя князь?

- Кто знает? - пожал плечами Рыбий Сын. - Почему бы ему меня не взять? Я же не немощный какой... К тому же говорят, что под лежачий камень вода не потечет...

- Знаешь, если ты меня сможешь на кулаках победить, я, пожалуй, замолвлю за тебя словечко перед князем. Нам нужны сильные, умелые воины!

- Это что, вызов? - нахмурился Рыбий Сын.

- Ну, это не то чтобы вызов, а так, потехи ради. До первой крови. Меня, скажу честно, бывало, побеждали некоторые. Тот же Илья Жидовин, к примеру. Но остальных-то я сам драться учил! А если я тебя одним мизинцем по уши в землю вобью, то ты и князю совсем неинтересен будешь. Так что, будем силу пытать?

- Когда?

- А хоть сейчас. Во дворе.

- Тогда пошли, чего коня за хвост тянуть? - Рыбий Сын спокойно встал из-за стола, направился к двери. Фарлаф грузно топал за ним по пятам.

- Рыбий сын, ты куда? - окликнул друга Молчан. Руслан продолжал рассказывать. Как раз сейчас он добрался до боя с нечистью, когда побежден был страшный Вий и наконец-то прекратил посмертное существование Гуннар-Варяжонок.

- С Фарлафом силой мериться. - ответил словенин. - Подожди здесь, мы скоро вернемся.

Еще несколько человек поспешно покидали свои места за столом, чтобы посмотреть на противоборство Фарлафа и незнакомца.

Во дворе давно была утоптана площадка, где выясняли отношения когда потехи ради, а когда и по смертельному оскорблению. Фарлаф потянулся, поиграл мышцами.

- Ну, Рыбий Сын, ты готов?

Вместо ответа воин, не отводя глаз от противника, сделал приглашающий жест и начал невиданный свой танец. Фарлаф недоуменно пожал плечами, и вдруг резко прыгнул, выбрасывая в ударе пудовый кулак. Что произошло дальше, он не сразу понял. Просто какая-то страшная сила оторвала его от земли и бросила на пять саженей. Тяжело приземлившись, богатырь помотал головой, встал. Рыбий Сын ждал его на том же месте, и лицо его было совершенно серьезным. Потешаться над Фарлафом он не собирался. Зато этим занялись зрители. Богатырь снова замахнулся правой, намереваясь ударить противника в грудь, и тут же совершил полет в обратном направлении. Но на сей раз он успел заметить молниеносные, смазанные и потому едва видные глазу движения Рыбьего Сына. Поднявшись, Фарлаф продолжил разыгрывать из себя дурака, делая вид, что и в третий раз собирается напасть точно так же, но в последний момент резко отдернул руку, с невообразимой для его кажущегося грузным тела быстротой обхватывая Рыбьего Сына левой рукой за талию. Миг - и богатырь поднял противника на вытянутых руках над головой. Сколько ни пытался вырваться словенин, ничто не помогало, потому как руки богатыря оказались куда прочнее и жестче любого аркана... С громким хохотом Фарлаф зашвырнул Рыбьего Сына за десять саженей в копну сена, затем подошел, протянул руку.

- Закончим, пожалуй. - без тени улыбки сказал он. - Ты очень сильный богатырь, Рыбий Сын! Очень сильный. Но - очень легкий. Тебе надо больше кушать. Пойдем, выпьем, закусим, поговорим. - и, обнявшись за плечи, они вернулись на пир.

Руслан как раз закончил свой рассказ, и добрая половина пирующих во всю глотку орала ему здравицы. Князь уже сидел в своем кресле, одобрительно кивая.

- Ты это куда нашего гостя таскал, Фарлаф? - спросил он.

- Да вот, выходили мы во двор проветриться. - ответил богатырь.

- Ну, и кто кого проветрил?

- Поровну. - Честно признался Фарлаф. - Ну, Рыбий Сын, садись, и прямо сейчас начинай много есть, вес набирать.

- А... а можно где-нибудь рыбы попросить? - словенин до сих пор смущался в присутствии стольких знатных воинов да еще и самого князя Владимира. - А то это мясо уже в глотку не лезет...

- Попросить? Гм, сейчас попросим. - ответил Фарлаф, ловя за рукав пробегавшего мимо гридня. - Эй, ты, принеси-ка рыбки моему другу! И поживее, видишь, отощал совсем парень, сейчас от голода загнется! - гридень кивнул и скоро вернулся, с усилием таща тяжеленное блюдо с осетром. - Кушай, дружище! пробасил Фарлаф, и Рыбий Сын набросился на угощение, словно и впрямь, полгода постился. А осетр оказался очень вкусным.

Выпив для храбрости, Рыбий Сын встал и прилюдно повинился в злодействах своих, которые чинил полянам да северянам, пока жил среди печенегов Хичака Непримиримого. Его выслушали в полнейшей тишине, затем пожурили; но самые старые из собравшихся богатырей рассудили, что, во-первых, он был угнан в рабство и долгое время был вынужден подчиняться похитителям, которые, в конце концов, просто задурили ему голову своими печенежскими придурями. Слыша это, каган Кучуг вспыхнул, но все же промолчал, поймав сочувственные взгляды ярла Якуна и князя. Во-вторых, само раскаяние свидетельствует, что не всю честь растратил Рыбий Сын под лихими степными ветрами. И, под одобрительные крики пирующих, Владимир принял словенина на службу, определив для начала в малую дружину.

Свадьбу Руслана и Людмилы сыграли на следующий день. И Золотая, и Серебряная палаты гудели до утра. Не забыли и простых горожан, меду хмельного да пива пенного выкачено было в достатке. Впрочем, горожане отнеслись к угощению мудро: крепко повеселившись на дармовщинку, уже в полночь почти все они разошлись по домам почивать. Завтра - новый день, и тяжкую работу с утра пораньше никто не отменял.

Глава 45

Утром Руслан встал чуть заря. Мила еще спала, и богатырь решил спуститься к колодцу, ополоснуться. А потом можно и с мечом размяться, нечего себя баловать. За дверью богатыря поджидал Черноморд. Неведомо как освободившийся карлик стоял с кинжалом в руке, второй рукой держась за стену: летать он теперь надолго разучился, не менее, чем на три года.

- И чего тебе все неймется? - спросил Руслан, без особых усилий обезоруживая колдуна. - Пошли обратно, тебя темница заждалась.

Ополоснувшись, поупражнявшись с мечом и снова ополоснувшись, Руслан присел в тени терема. Завтра он въедет в собственный дом, что спешно заканчивают строить. Он стал богат - воевода Большие Уши напомнил князю про весеннее вятичское дело, и князь повелел щедро одарить героя еще и за это. Он обзавелся друзьями, женился на такой умнице-красавице, о какой и мечтать не смел. "Жизнь удалась? - спросил себя Руслан, и тут же ответил: - Да, удалась. Чего еще желать? А не пойти ли мне прогуляться, пока народ догуливает?". Он поднялся в горницу, надел нарядную рубаху, подарок бабы-яги, свойство которого он оценил совсем недавно: как бы рубаху ни посекли, как бы она не испачкалась, стоит засунуть ее в темное место, в седельную сумку, например, на денек-другой, - и она снова целая и даже чистая. Погладил Милу по волосам; княжна улыбнулась, пробормотала что-то, не просыпаясь; снова вышел.

106
{"b":"41293","o":1}