ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Я... я же убил тебя! В муку, в пыль растер! Шкуру твою собачью на ремни порезал! ("Так вот отчего спина так болела!" - недобро оскалился Руслан). Ты и из Нави пришел за мной?!

- Не из Нави. Но за тобой. - ответил витязь, швыряя нож. Спустя мгновение рыжий так же медленно садился с затухающим взором, не в силах дотянуться дрожащей рукой до рукояти ножа, торчащей чуть выше кадыка.

Пока не спало оцепенение, Руслан успел зарубить троих. Он твердо решил, что пришел сюда не драться, а убивать, так что не было места для ритуальных почестей противникам. За подлость надо платить. С четвертым пришлось повозиться, но недолго, пятый и шестой почти не пытались защищаться. Седьмой сопротивлялся, и еще как! Ему даже удалось слегка задеть Руслана своим мечом, поцарапав витязю щеку. Но продержался он тоже недолго. Пока Руслан рубился с восьмым, остальные сумели разбежаться и теперь поднимали шум по всей деревне. Витязь сильным ударом выбил меч из рук противника и схватил его за горло:

- Куда девку дели, ящерово семя?! Девку, что со мной была?!

- В подвале она... - прохрипел несчастный и умер, пронзенный мечом.

Руслан быстро проверил избу. Кроме немолодой уже женщины, смотревшей на него пустым взглядом безумицы или слепой, никого не оказалось.

Со скрипом открыв ляду, Руслан крикнул в подвальную тьму:

- Мила! Мила, ты здесь?

- Руслан?! Ты жив?!!

- Ходить можешь?

- Да!!!

- Бегом сюда, времени у нас нет!

- Только руки связаны!

- Тогда подходи сюда и поднимай руки вверх! Ну, быстро!

- Здесь я!

- Вот и славно. - пробормотал богатырь, вытаскивая Милу за руки. Миг - и веревки перерезаны. Девушка повисла на его шее и заплакала.

- Мила, не время! Кругом враги! Надо мотать отсюда, причем быстро! - в углу он нашел свой меч, видать, рыжему глянулся добрый клинок. Кинжал Милы присвоил один из тех, кого зарубил Руслан. Богатырь схватил кочергу, хорошенько пошуровал в очаге, затем решительно выгреб горевшие дрова на пол. Надеюсь, займется. Уходим!

Они выскочили из избы. На крыльцо взбегали двое: один с мечом, второй с дубиной. Руслан расправился с ними быстро.

- Мила, куда дели наших лошадей?

- Староста забрал. Этот, рыжий который. Вот его конюшня.

Возле конюшни их ждали: пятеро вятичей, вооруженные чем попало, пошли в атаку всем скопом. Руслан зарубил одного, одновременно пырнул ножом второго. Мила с диким визгом вонзила свой кинжал в грудь третьего. Оставшиеся двое достались богатырю: одного он пронзил, а когда не смог быстро вытащить из тела застрявший меч, сумел быстро повернуться к последнему, сломать руку, занесшую уже меч для удара, и свернуть ему шею.

- Хозяин! Живой! Вот это новость! - радостно заржал Русланов конь.

- Живой, живой, конячка ты моя! Только если отсель быстро не ускачем, живыми вряд ли останемся! Как еще через ворота прорываться будем... Мила! Ты мечтала о мече, помнится? На, держи, этот вроде полегче... Будут наседать, отмахивайся, авось отобьемся. Вперед!

Из дома старосты уже валил дым. Руслан и Мила вскочили в седла, помчались к воротам. У ворот, как ни странно, не было никого кроме маленького сморщенного старичка. Криво ухмыляясь, он щелкнул пальцами, и из-за ближайшей избы вышла ватага упырей. Богатырь прищурился, прикидывая, с которого начать и вообще, чем все это может кончиться. Ничего хорошего не предвиделось. Одолеть одного-то упыря не очень просто, а их тут полдюжины...

- Руслан, я слышала, упырь у них тут один всего. Остальные - морок. Этот сморчок у ворот - местный колдун... - Мила не договорила. Не дожидаясь, пока настоящий упырь в компании своих призрачных собратьев подойдет слишком близко, Руслан молнией метнулся к воротам и обрушил удар меча на голову колдуна. Тот настолько не ожидал такого поворота, что и не подумал как-то защищаться. В рядах упырей произошло некоторое смятение, потом пятеро растаяли в вечернем воздухе, а глазищи оставшегося засветились злобным торжеством. Богатырь швырнул ему труп колдуна, и чудовище с визгом накинулось на останки своего былого повелителя. Руслан распахнул ворота.

- Ходу, Мила, ходу!

- Да сколько угодно! - они, наконец, вырвались из деревни. Преследовать их никто не пытался. Дом старосты горел.

Тем временем зима все-таки решила рискнуть и попробовать вернуться: заметно похолодало, небо заволокло тяжелыми тучами, пошел крупный мокрый снег. Злой ветер кидал снежинки путникам в лицо, приходилось щуриться.

Едва заметной тропкой выбрались на тракт. Руслан не рисковал искать другие пути: слишком свежи были в памяти воспоминания двухлетней давности: ловушки и прочие гадости, устраиваемые вятичами дружинникам. Еще через час миновали остывающее пепелище - вот откуда днем тянуло гарью... Когда остановились чуть перевести дух, Мила рассказала:

- Эту весь дружинники спалили вчера. Отказываются вятичи дань платить, вот русы и лютуют. Кто здесь выжил - побежали к соседям, это туда, откуда мы только что вырвались... Те озлобились, решили на тракте засаду устроить. Только русы, видать, то ли в другую сторону пошли, то ли не по тракту, так что вместо них мы с тобой в засаду угодили... Тут они на тебе и отыгрались... Как ты жив остался?! В корчме тебе меньше досталось, и то сколько я с тобой маялась... Заколдовали тебя с тех пор, что ли? И когда успели?

- Да вот успели... - пробурчал Руслан, и, заметив обиженный взгляд Милы, поспешно добавил: - потом расскажу, шибко долгий рассказ получится, а у нас времени нет. Пора ехать дальше. Пока мы в вятичских землях - покой нам вряд ли светит. Они, в общем-то, ребята незлобивые, только киевлян с новгородцами отчего-то не любят... Оп-па, слышишь конский топот?

- Да, слышу... - растерянно отозвалась Мила после небольшой паузы. - Кто это?

- Не знаю. Но их много. - помрачнел витязь. - И догоняют, сзаду едут. Может, погоня?

- Кто знает... Что будем делать?

- Наперегонки мы с ними, пожалуй, скакать не станем. Быстро с дороги, за деревьями спрячемся.

Так они и поступили. Едва ветки, пропустив их, перестали качаться, на тракте показались всадники. Было их с сотню, ежели не поболее.

- Стой! - послышался крик.

- Ну, чего там?

- Какого хрена?!

- Кто остановил?!

17
{"b":"41293","o":1}