ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Рыбий Сын лежал в каком-то колючем кусте в дворцовом саду. Не было сил не то чтобы встать, но даже пошевелиться. Над головой пели сладкоголосые птицы, и, слушая их пение, он вспоминал давно разрушенный дом, мать, пение скворцов в конце весны, соловьиные трели; и слезы текли по его щекам. Краски мира меркли в глазах, птицы звучали уже где-то за каменной стеной, и Рыбий Сын заснул. "Эта смерть - расплата за то зло, что я принес на славянскую землю. За убитых полян и северян, за сожженные дома, вытоптанные поля... И все-таки, это прекрасная смерть, - успел он подумать, - после жестокой битвы, в волшебном саду, под пение птиц...".

Под радостные возгласы горожан победоносная дружина въезжала в Киев. Ветробой Большие Уши горделиво ехал впереди, рядом на коне ежилась под изучающими взглядами светловолосая девчонка. За воинами ползли многочисленные телеги, груженые добычей.

Владимир вышел встречать своих воинов.

- Здрав будь, Ветробой Бориславич! - улыбаясь, приветствовал воеводу князь. - Благодарень вам, други! Справились быстро и вернулись с богатой данью. Впредь Вятичи, я надеюсь, поумнее станут да посговорчивее! Слезайте с коней, на пиру вас уже заждались!

- Здравствуй, отец. - тихо произнесла Мила, соскочив с коня. Владимир посмотрел на нее внимательно и содрогнулся, словно утонув в таких знакомых, давно забытых синих глазах.

Как-то, целую вечность назад, когда он был еще новгородским князем, которого в Киеве ни в грош не ставили - подумаешь, сын рабыни! - он полночи проворочался без сна, обдумывая многочисленные дела, которые надо разрешить не позднее, чем завтра. Очень хотелось уснуть, забыться, но ничего не получалось. Он встал, вышел во двор. Если там кто и был, то прятался так старательно, что князь чувствовал себя в полном одиночестве. Владимир молча сидел на земле, задрав лицо к равнодушным ко всему звездам, и слушал тишину.

Внезапно послышался шорох. Князь вскинулся, оглядел двор. Вдоль кустов кралась дворовая девка; засиделась, видно, на девичьих посиделках с подружками, и теперь старается не шуметь, чтобы князь не заметил, а то нрав его всем давно известен... Но - поздно.

- Эй, ты, поди-ка сюда. - негромко скомандовал Владимир, вставая. Она не посмела ослушаться, подошла. Сама дрожит, как осенний лист на ветру. Князь молча развернул ее, задрал подол... Девушка вскрикнула...

- Как звать тебя? - спросил равнодушно перед тем, как отпустить.

- Светлана... - прошептала она, князь заглянул ей в глаза и отшатнулся. Столько боли было в этих загадочно мерцавших в лунном свете озерах, столько нежности! К боли, ненависти, к тупой покорности он уже давно привык, но нежность?

Он отвел ей покои, приставил какую-то челядь, и иногда заходил вечерами, чтобы ненадолго забыть о неотложных заботах, с головой окунаясь в эти странные синие глаза... Когда стало известно, что Светлана понесла во чреве, Владимира уже не было в Новгороде, он бежал, спасаясь от убийц... А потом было столько всего, что не осталось в его памяти места для тихой нежной Светланы с большими голубыми глазами, которые она передала по наследству дочери.

- Как... как зовут тебя, дочь? - спросил Владимир. Горло вдруг отчего-то пересохло...

- Мила. - ответила она. - Мать называла Людмилой, но по мне, это слишком длинно...

- Мать жива?

- Я от нее убежала. Какая жизнь может быть в Новгороде? Так, скука...

- Добро, Людмила... Мила. Рад тебя видеть. Тем паче, что, пока ты ехала, я тебе уж и жениха присмотрел. Вот вернется он со славой...

- Ка... какого жениха?! - опешила Мила.

- Есть у меня на примете один храбрец-молодец, что сдюжил в одиночку с вятичей дань взять.

- Руслан?! - и Мила разревелась. Князь не стал разбираться, с чего это она слезу пустила, сказал раздраженно:

- Да, Руслан. А какая тебе разница? Я сказал, что за него пойдешь, значит, так тому и быть! - начиная сердиться, Владимир резко развернулся и пошел на пир.

Глава 13

На берегу маленького озерца горел костер. Богатырь и волхв молча насыщались жареной рыбой. Все утро у них ушло на то, чтобы как-то оклематься после вечернего приключения, да на лов рыбы. Рыбалили при помощи длинной рубашки Молчана. Барахтались в воде долго, выловили всего пять рыбин. Зато рубашка волхва приобрела нежный зеленый цвет.

- Руслан, - прохрипел Молчан, - прости мне вчерашнее...

- Это ты про что? - удивился богатырь.

- Да про трусость свою... Так страшно было, аж наизнанку выворачивало. А теперь стыдно...

- Бывает, дружище. Я в детстве, знаешь, какой трусливый был? Ууу...

- Так то в детстве, а мне уж третий десяток капает...

- Ну и что? Ты ж не воин, так что тебе можно...

- Но я же мужчина! А вчера хуже бабы визжал...

- Да не казни ты себя так. - мягко сказал Руслан. - Зато в следующий раз вспомнишь, как стыдно бывает после минутной слабости, стиснешь зубы и выдюжишь.

- И выдюжу! - с вызовом произнес Молчан. Больше к этой теме они не возвращались. Доели рыбу, погасили костер.

- Ну, что, в путь-дорогу? - усмехаясь, спросил Руслан.

- В путь, в дорогу, через Рипейские горы ящерову мать! - не вполне внятно ответил Молчан. - А ты чего усмехаешься?

- Да вот гадаю, где сегодня ночевать придется. А то мы и на урагане летаем, и на змее... Интересно, что сегодня?

- Сегодня на обереге твоем для разнообразия полетаем...

- Вот уж хрен! Ты у меня сегодня всю ночь звездочетить будешь! Надо ж узнать, куда нас затащил этот сарай летающий.

- Надо, значит буду. А сейчас что делать будем?

- Как что? Идти, конечно!

- Куда? Мы ж не знаем, где находимся!

- Можете прямо сюда! - донесся из озера смешливый голосок давешней русалки. - вчерашнее предложение еще в силе!

- Плыви своей дорогой, кому сказано! А то поймаю...

- И что? - с жадностью спросила русалка.

- А то! По заднице надаю как следует, три дня сидеть не сможешь!

- А я и так никогда не сижу! - проказница показала ему зеленый язык.

- Что она вчера предлагала? - заинтересованно спросил Молчан. - А то я что-то не помню...

- Я тебе потом подробно расскажу... - Руслан был близок к точке кипения. Так вот. Мы пойдем не важно, куда. Важно, что отсюда. Я понятно выражаюсь?

- Понятнее некуда. Да ладно, не бесись ты так. Отловим колдуна, победим всех печенегов, бегом до Киева, а то еще ураган какой попутный, как раз одновременно с княжной доберетесь. - Видя, что богатырь продолжает мрачнеть, Молчан поспешил сменить тему: - Я так полагаю, что до дворца, или что там у него, этого Черноморда мы еще не долетели. По крайней мере давай так думать. И идти нам надо... туда! - он решительно указал направление.

30
{"b":"41293","o":1}