ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Детки в порядке
Любовь без гордости. Навеки твой
Брат болотного края
А может, это просто мираж… Моя исповедь
Монстр
Два дня
Самый опасный человек
Метро 2033: Свора
Шоколад
A
A

- Погодите, ребята, я сейчас что-нибудь придумаю. - засуетился Молчан. - В крайнем случае, запалю все это к кощееву дедушке... Благо, теперь и гасить научился.

- Ага, и сгорим мы вместе с этими дубами... - просипел Руслан.

- Что делать, что делать?.. - Молчан расхаживал взад и вперед, а Фатима припала к плененному деревом Рыбьему Сыну и принялась обильно орошать его слезами.

- А ничего делать не надо. - послышался насмешливый старческий голос, и на поляну вышел низенький старичок с длинной зеленой бородой.

Глава 29

Молчан, недобро прищурившись, перехватил посох поудобнее. Ох, не нравился ему этот зеленый дед! Тянуло от него волшбой. Но не разобрать, светлой, али темной. А таких Молчан всю жизнь не любил. Либо ты за добро, и тогда исполать тебе, друже. Либо - за зло, и тогда уж не обессудь, получай крепким посохом по голове да по ребрам.

- А ты кто таков, дедушка? - настороженно спросил волхв. Дед посмотрел на него глумливо, и поговорил:

- Ай, не вежественные нынче волхвы пошли! Да еще и невежественные. Здороваться тебя не учили, да?

- А я еще не разобрался, желать ли тебе здравия и доброго дня. - буркнул Молчан.

- Ишь, грозный какой! - фыркнул старик.

- Ты, дед, почто другов моих повязал?

- А почто они моих зайчиков да глухариков бьют? - передразнил дед.

- Как это "почто"? - опешил Молчан. - Ты, дедушка, никак, с луны свалился! Это ж охота! Мясо в пищу! Кушать-то надо? Надо. Вот ребята и пошли поохотиться...

- Кушать можно. Убивать - нельзя.

- Так что, живьем их глотать, что ли?! У меня глотка, знаешь, да и брюхо не такие богатырские, чтоб зайца вместе со шкурой и ушами за один присест глотать!

- Не мясом единым сыт человек! - наставительно произнес дед. - Ну, скажи на милость, кто сказал тебе, что вы обязаны питаться одними гусями, зайцами да кабанчиками? Почти все, что земля родит, пригодно в пищу. И не обязательно гоняться за будущим обедом с луком или копьем. Обед можно просто сорвать.

- Одной кашей питаться?! - скривился Молчан.

- А ты вспомни, что ты хряпал, пока в лесу своем сидел? Мед у пчел таскал? Кузнечиков ловил? Кислицу собирал? То-то же, искатель истины! А теперь считаешь, что, ежели мяса не поел, так и день впустую прошел?! Эх, Молчан, Молчан... Хотел стать волхвом, а стал героем...

- А ты, дедушка, откуда меня знаешь? Я вот тебя что-то не припомню. Как нам хоть тебя звать-величать?

- Я многих знаю. - уклончиво ответил тот. - А называть меня можешь старик-лесовик. Ладно, этих олухов я сейчас отпущу, но запомните: в моем лесу убивать никого нельзя. Грибы собирайте, ягоды - сколько влезет. А зверушек да птах в обиду не дам!

Старик поочередно подошел к каждому исполинскому дереву, что-то пошептал. Дубы ответили тихим скрипом, затем мощные ветви, державшие Рыбьего Сына и Руслана, медленно разошлись в стороны. Фатима попыталась было совсем повиснуть на шее возлюбленного, но тот ее мягко отстранил: требовалось поберечь и без того изрядно подрастраченные силы.

- Ну, что, добры молодцы, - сурово спросил старик-лесовик, - все поняли насчет охоты в моем лесу?

- Поняли. - просипел Руслан. - Ты бы, дедушка, указал хоть как, что место для охоты заповедное...

- А зачем? - искренне удивился дед. - надо же и мне на старости лет хоть как-то развлекаться? Ладно, понравились вы мне, ребята. Пойдем со мной, научу вас, как вкусно поесть и зверье при этом не обидеть. Все за мной.

Старик-лесовик повернулся, и ушел... в пень. В тот самый гигантский пень, что стоял посреди поляны.

- Опять колдовство... - вздохнул Рыбий Сын.- Ну, что? Пошли?

- Пошли. - ответил Молчан, зажмурился, и сделал шаг. Открыл глаза - он стоял в чистой светлице, из двух слюдяных окошек лился свет. Старик-лесовик стоял прямо перед ним и улыбался.

- Так и знал, что первым ты пойдешь. Все-таки эти походы во имя чего-то не до конца убили в тебе тягу к знаниям, ко всему новому.

Молчан обернулся, и увидел дверной проем. Перед ним в нерешительности топтались все остальные.

- Идите сюда. - позвал он. - Стены там нет, она вам только кажется.

Руслан, за ним Фатима, последним Рыбий Сын шагнули в проем. Стояли, озадаченно озираясь.

- Прошу, гости мои дорогие, за стол! - теперь лесовик старательно разыгрывал из себя радушного хозяина. - Вот, рекомендую, пареная репа, самое простое блюдо, проще не бывает. Вот окрошка, вот щавелевый суп на грибном отваре, вот молодая морковь, вот камышовая каша, настоятельно рекомендую, вкуснятина редкостная и для здоровья зело полезная. А вот это поешьте обязательно, когда еще доведется. Это называется рис. Он растет за тридевять земель отсюда. Два года назад иноземный обоз шел мимо, караван, по-ихнему; пожелали караванщики охотой развлечься, мир их праху...

Четверо путников переглянулись, Рыбий Сын как бы невзначай погладил рукоять сабли. Руслан покачал головой. Молчан вздохнул. Тут они одновременно подумали, что за всеми утренними работами и приключениями успели основательно проголодаться, и решение прочих проблем можно отложить на потом; так что второй раз приглашать за стол их не потребовалось. Да и вино с пивом у хозяина вроде как добрые... А злодей он там или нет - после обеда разберемся.

Уплетая за обе щеки репу, морковку, соленые грибы, какие-то пахучие травы и расхваленный хозяином заморский рис, Руслан все-таки не мог отделаться от ощущения, что неправильно старик живет, не по правде. Возмездие неправое - за жизнь какого-то глухаря - жизнь человека. А то и не одного. Не может, не должно так быть! Хотя... Чего только не сыщешь в этом богатом на чудеса и неожиданности мире!

- А почем ты знаешь, как я живу? - лесовик, похоже, свободно читал мысли. - Я сам себе хозяин, и правда у меня своя. Лешие, что раньше тут обитали, поначалу с радостью мне помогали, а потом им тоже что-то не занравилось, и ушли они. А мне-то что? Я сам себе леший, видали, каких себе помощников сделал? И вообще, за что людей жалеть? Человек - самое гнусное порождение природы, потому что убивает не только и не столько ради пропитания, но чаще просто так, для удовольствия, для бахвальства пустого. А чем зверики да пичужки виновны, а? Кто их защитит от самого страшного, лютого в мире зверя человека? Я долго жил в мире людей, и так мне это обрыдло, что... А, - махнул он рукой. - Вам этого не понять. Особенно Молчану, который почти пришел уже если не к самой Истине, то к такой штуке, которую греки гармонией величают. Это полное соответствие духа, тела и окружающего мира. А истина может открыться только гармоничному человеку, такое мое мнение. Так что сидел бы ты в лесу, Молчан-Балабол, да помалкивал себе дальше... Здесь, в лесу - настоящая жизнь! Такая, какой Род себе ее представлял.

70
{"b":"41293","o":1}