ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Комья земли летели из-под копыт Шмеля, единственного подкованного коня в их отряде. Солнце немилосердно жарило, и Руслан жалел, что не может себе позволить снять доспехи. "В собственном соку сварюсь, пока доскачем!" ворчливо подумал он, стискивая зубы. Надо терпеть. Главное - успеть, пока эти девчонки не наворотили боги знают чего...

Незадолго до полудня впереди, над виднокраем, показалась точка, стремительно увеличивающаяся в размерах.

- Это еще что такое? - недоумевал Рыбий Сын.

- Змей! - простонал Руслан, по-прежнему видевший несколько лучше друзей. Его нам только не хватало! Вовремя он, ничего не скажешь!

- А что ему от нас надо? - спросил словенин.

- Сожрать хочет, чего ж еще?!

- Может, коня утащит, и отстанет?

- А кто знает, что там у него на уме? - вопросом на вопрос ответил Руслан. Змей уже был отлично виден: крупный, матерый, о трех головах.

- Горыныч, будь он неладен! - в сердцах воскликнул Молчан. - Помнится, кто-то из волхвов говорил, что их всего трое осталось таких, трехглавых, да где-то один семиглавый еще летает...

- Да, везет же нам! - фыркнул Рыбий Сын. - Такая редкость, один из последних - и все к нам, как по заказу, да в такой час, когда нужен он нам тут, как волхву гусли... Ну, что? По голове на брата, чтобы побыстрее?

- Да, пожалуй. - кивнул Руслан, останавливая Шмеля. - Ну, держись, конячка, вот тебе и подвиги!

Змей, развернув огромные крылья подобно парусам, уже скреб землю растопыренными лапами с саженными когтями, оставляя за собой глубокие борозды. Затормозив настолько, что уже мог контролировать свои движения, он сложил крылья и тяжело побежал навстречу путникам, плюясь огнем из всех голов сразу.

- Разбегаемся! - крикнул Руслан, и они с Рыбьим Сыном тут же разъехались в стороны. Словенин спешился, коротким возгласом отослал коня прочь. Молчан остался стоять на месте, шепотом уговаривая своего Непоседу успокоиться и не бояться. Сам же волхв с бешено стучащим сердцем ждал, что будет, когда покрытый толстенной чешуей Горыныч подойдет поближе к нему, защищенному одной лишь холщовой рубахой.

- Слава!!! - заорал Руслан, нападая на левую голову. - Брысь с дороги, чучело зеленое!

- Слава!!! - крикнул Рыбий Сын, начиная пляску смерти с мечом в руке вокруг правой головы. Он очень ловко уворачивался от огненных плевков чудовища, норовя подобраться поближе.

Молчан не знал, что ему делать. Дураку ясно, что посохом такого здоровяка не проймешь. Меча у него нет, да и не умеет он толком с ним обращаться. И тогда, почти бездумно, волхв прищелкнул пальцами. Змей взревел: среднюю голову охватил огонь. Две прочие головы тут же позабыли о противниках, принялись дуть на горящую; но, разгоряченный боем, змей не сразу заметил, что пытается затушить пожар собственным огнем! Несчастная голова заполыхала пуще прежнего, и с считанные мгновения от нее ничего не осталось. Удушливая вонь распространилась вокруг.

Пока змей пытался спасти свою среднюю часть, Рыбий Сын вскарабкался на правую шею и теперь старательно рубил голову. Руслан выгадал момент, и проделал то же самое со своей стороны. За четверть часа со змеем было покончено. Огромная обезглавленная туша осталась валяться посередь степи, медленно пожираемая негасимым огнем Молчана, а Руслан, Рыбий Сын и волхв уже мчались дальше.

- Не боишься пожар на всю степь устроить? - прокричал богатырь Молчану.

- Подумаешь, ну, выкурим из степи пару-тройку печенежских племен, так на заставах, поди, тоже не лаптем щи хлебают... - отмахнулся тот. Впрочем, как хочешь. - Он плюнул через левое плечо, пробормотал что-то. Сзади громко хлопнуло, туша змея разлетелась на тысячи клочков, а посреди степи образовалась глубокая яма - Наверное, сгоряча слова перепутал, или не через то плечо плюнул... - растерянно предположил Молчан и поспешил увести беседу в другую сторону: - А быстро мы его одолели, да?

- Да, не совсем по-честному, конечно, все-таки нас было трое, а он - один, но делать нечего - спешить надо! Если б ты его сразу так рванул, то и трудиться не пришлось бы!

- Человек обязан трудиться! - назидательно произнес Рыбий Сын. - иначе быстро обленится, одичает...

- Время не ждет! - напомнил богатырь. - Вперед, други! Шмель, прибавь ходу, ради всех богов!

Они уже скакали по перешейку, отделяющему Таврику от остальных земель, когда послышался нарастающий гул, земля затряслась. Кони в панике заржали, Непоседа попытался встать на дыбы, но Молчан ласково погладил его кулаком по затылку:

- Цыц, волчья сыть! Вперед, быстрее ветра!

- Быстрее, быстрее! Авось, проскочим! - заорал Руслан.

- А это еще что? - спросил Рыбий Сын. В этот день его любопытство, кажется, пределов не знало.

- А тебе не все равно? - огрызнулся богатырь. - Чем бы это ни было, ничего хорошего явно не предвидится!

- Боги! Земля разъезжается! - ахнул внезапно побледневший Молчан, оглянувшись назад. И впрямь, на том месте, где только что проскакали трое друзей, землю вспорола трещина, края которой очень быстро стали расползаться в разные стороны. Вскоре к оглушительному гулу раненой земли добавился рев воды, спешащей заполнить образовавшуюся расщелину. Убедившись, что разлом перестал расширяться, путники остановили коней.

- Черноморд? - спросил Рыбий Сын.

- Скорее всего. - сказал богатырь. - Такие бы умения, да в мирных целях... Ишь, какой канал за один миг прокопал!

- Почти все кони с той стороны остались...

- Ну и боги с ними! Мы близки к цели!

- Раньше Таврика с трех сторон была окружена водой, а теперь с четырех. мрачно сообщил Молчан. Мы на острове. Как обратно выбираться будем?

- Там поглядим, сейчас не время. Вперед! - и Руслан первым сорвался с места, пустив Шмеля галопом.

Следующие неприятности последовали уже через версту. Прямо из-под земли вырастали золотые воины с огромными секирами в руках.

- Дружина Черноморда! - крикнул Рыбий Сын, уже сталкивавшийся с этим грозным, но неповоротливым воинством. - Быстрее, им нас не догнать! Прорвемся!

Но с каждым шагом врагов становилось все больше и больше, приходилось отражать их натиск. К тому же этих золотых стражей Черноморд сделал явно более проворными, чем их предшественников, павших в сражении с печенегами. Бой грозил затянуться надолго, потому что на смену сраженным истуканам тут же поднимались новые. По прошествии получаса, когда друзьям удалось более-менее расчистить мечами себе дорогу, Рыбий Сын прокричал:

96
{"b":"41293","o":1}