ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Член суда Коваленко. Откуда у вас хрустальные вазы, бокалы и фарфоровая посуда в таком огромном количестве?

Власик. В частности, фарфоровый сервиз на 100 предметов был мною получен после Потсдамской конференции. Тогда было указание дать руководящему составу охраны по одному сервизу. При этом мне без моего ведома в ящик было положено насколько хрустальных ваз и бокалов. Я об этом не знал до момента вскрытия ящика в Москве. А потом оставил все это себе. Кроме того, когда был сделан заказ на посуду для дачи «Ближняя» и эта посуда впоследствии но некоторым причинам не могла быть использована по назначению, я купил один винный сервиз для себя. Все это вместе взятое, и создало такое большое количество посуды у меня дома.

Председательствующий. Подсудимый Власик, у суда к вам больше вопросов нет. Чем вы можете дополнить судебное следствие?

Власик. Я показал все, что мог. Больше ничего к своим показаниям дополнить не могу. Хочу только сказать, что все, совершенное мною, я осознал только теперь, а раньше я не придавал этому никакого значения. Считал все это в порядке вещей.

Председательствующий. Объявляю судебное следствие по делу законченным. Подсудимый Власик, вам предоставляется последнее слово. Что вы хотите сказать суду?

Власик. Граждане судьи! Я многое не понимал раньше и ничего, кроме охраны главы правительства, не видел и для выполнения этой обязанности ни с чем не считался. Прошу это учесть.

Председательствующий. Оглашаю приговор Военной Коллегии:

ПРИГОВОР
Именем Союза Советских Социалистических Республик
Военная Коллегия Верховного Суда Союза ССР

в составе: председательствующего – полковника юстиции Борисоглебского В. В., членов – полковников юстиции Рыбкина Д. А. и Коваленко Г. Е., при секретаре – капитане Афанасьеве в закрытом судебном заседании в г. Москве 17 января 1955 года рассмотрела дело по обвинению

Власика Николая Сидоровича, 1898 года рождения, белоруса, уроженца деревни Бобыничи Слонимского района Барановичской области, с низшим образованием, беспартийного, генерал-лейтенанта, бывшего начальника Главного управления охраны МГБ СССР по ст. 193-17 п. «б» УК РСФСР.

Предварительным и судебным следствием установлено, что Власик, будучи начальником Главного управления охраны бывшего Министерства государственной безопасности СССР, пользуясь особым доверием Советского правительства и ЦК КПСС, злоупотреблял оказанным ему доверием и своим высоким служебным положением.

Власик преступно относился к исполнению своих служебных обязанностей по охране руководителей партии и Советского правительства, морально разложился, систематически пьянствовал. Не обладая чувством политической бдительности, проявил неразборчивость в бытовых связях и в беседах со своими знакомыми, разглашал секретные сведения, касающиеся организации охраны руководителей партии и Советского правительства, а также методов работы органов государственной безопасности СССР.

Власик, пьянствуя вместе с неким Стенбергом, сблизился с ним и разглашал ему и другим лицам секретные сведения. Из квартиры Стенберга, в его присутствии, Власик вел переговоры по телефону с главой Советского правительства, а также служебные разговоры со своими подчиненными.

Власик расшифровал перед Стенбергом трех секретных сотрудников органов государственной безопасности, показал Стенбергу его – Стенберга – агентурное дело, которое велось органами государственной безопасности, и предупредил Стенберга о его предстоящем аресте.

Обращаясь с лицами, не внушавшими политического доверия, поддерживавшими связи с иностранцами, Власик выдавал им пропуска на трибуны Краской площади и в другие общественные места, где эти лица не должны были находиться, и рассказывал им об охране руководителей Советского правительства.

Власик незаконно хранил в своей квартире служебные документы, не подлежащие оглашению, в частности, план Потсдама и нанесенною на него систему охраны всего района Потсдамской конференции, агентурную записку работника органов государственной безопасности, докладную записку о работе Сочинского отдела УМВД в особый период 1946 года, расписание движения правительственных поездов и другие документы.

Виновность Власика в совершении указанных преступлений доказана показаниями допрошенных в суде свидетелей, материалами предварительного следствия, вещественными доказательствами, а также частичным признанием своей вины Власиком.

Военная Коллегия Верховного Суда СССР, считая обвинение Власика по ст. 193-47 п. «б» УК РСФСР доказанным, руководствуясь ст. ст. 319, 320 УПК и 51 УК РСФСР, приговорила:

Власика Николая Сидоровича лишить воинского звания генерал-лейтенант, на основании ст. 193-17 п. «б» УК. С применением ст. 51 УК РСФСР подвергнуть ссылке сроком на десять (10) лет в отдаленную местность СССР. В силу ст. 4 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 27 марта 1953 года об амнистии сократить это наказание наполовину, т. е. до пяти лет, без поражения в правах.

Лишить Власика медалей: «За оборону Москвы», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», «В память 800-летия Москвы», «XXX лет Советской Армии и Флота», двух почетных знаков «ВЧК-ГПУ».

Возбудить ходатайство перед Президиумом Верховного Совета СССР о лишении Власика правительственных наград: трех орденов Ленина, четырех орденов Красного Знамени, ордена Красной Звезды, ордена Кутузова первой степени и медали «XX лет РККА».

Вещественные доказательства по делу хранить при деле в отдельном пакете.

Срок отбытия наказания Власику исчислять с 15 декабря 1952 года.

На основании ст. 331 УПК РСФСР обнаруженное при обыске в квартире Власика имущество, как то: рояль, пианино, киноаппарат № 265, картины под названием «Цветы» (в багетовой раме) и две картины натюрморт, фотоаппараты №№ 102811 с объективом № 1396, №№ 16690, № 331977, № 2076368, № 318708, № 151429, № 212271, № 3112350, № 1006978, № 240429, № 216977, фотоаппарат «Тальбот», разных фотообъективов – 14 штук, два кварцевых аппарата, бокалов хрустальных разных – 112 штук, ваз хрустальных разных 20 штук, сервиз столовый фарфоровый 100 предметов, ковры шерстяные цветные размером 5?3; 3,5?2,5; 2?3; 5,6?3,6 метров, перстней разных – 5 штук, указанных в протоколе обыска от 17 декабря 1952 года за №№ 41, 42, 43, 46 и 47, гармонь иностранной марки – как приобретенное преступным путем – изъять и обратить в доход государства. Изъятое у Власика оружие сдать на склад КГБ.

Приговор окончательный и кассационному обжалованию не подлежит.

Подсудимый Власик, вам ясен приговор?

Власик. Да

Председательствующий. Судебное заседание по делу объявляю закрытым.

* * *

Ссылку Н. С, Власик отбывал в Красноярском крае, откуда в мае 1955 года отправил письмо на имя Председателя Президиума Верховного Совета СССР К. Е. Ворошилова:

«Глава правительства (И. В. Сталин. – А.К.), находясь на юге после войны, в моем присутствия выражал большое возмущение против Берии, говоря о том, что органы государственной безопасности не оправдали своей работой должного обеспечения. Сказал, что дал указание отстранить Берию от руководства МГБ. Спрашивал меня, как работают Меркулов, Кобулов и впоследствии – о Гоглидзе н Ципаве. Я рассказал ему, что знал.

И вот я потом убедился, что этот разговор между мной и главой правительства стал им доподлинно известен. Я был поражен этим. Я понял, что кроме смерти мне больше ждать было нечего, т. к. я еще раз убедился, что они обманули главу правительства… Они потребовали показаний на Поскребышева, еще два раза вызывал Кобулов в присутствии Влодзимирского. Я отказался, заявив, что у меня никаких данных компрометации Поскребышева нет, только сказал им, что глава правительства одно время был очень недоволен работой наших органов и руководством Берии, привел те факты, о которых говорил мне глава правительства – о провалах в работе, в чем он обвинил Берию… За отказ от показаний на Поскребышева мне сказали – подохнешь в тюрьме…»

8
{"b":"413","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Всё, о чем мечтала
Пустошь
Танос. Смертный приговор
Станция Одиннадцать
Мой дикий ухажер из ФСБ и другие истории (сборник)
Из ниоткуда. Автобиография
The Beatles. Единственная на свете авторизованная биография
Мой звездный роман
Дух любви