ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Обсидиановое зеркало
Зима
Отражение. Зеркало войны
Формула моей любви
Любовь к себе. Как справиться с эмоциональным выгоранием и получить все, что вы хотите
Треугольная жизнь
Словарь русских чудес и суеверий
Пять законов успеха. Пусть ваша мечта воплотится в жизнь!
Ночь нежна
A
A

АННА. Никаких переводов! /Урок продолжается/.

Картина вторая.

Тот же холл, вечер. У камина сидят Елена и Лысов. Рядом стоит Алексей. Он только что принес охапку дров в теперь укладывает их на подставку.

ЕЛЕНА. Вы хотите разжечь камин? А что скажет мадам?

АЛЕКСЕЙ. Мадам ничего вы окажет. Она уехала в город. Лебрен - канадец повел проводить ее до электрички. В этот вечер мы caми распоряжаемся своей судьбой.

ЕЛЕНА. Значит можно передохнуть и говорить по-русски? Как я устала. Двенадцатичасовой рабочий день! Вообразите, у меня сегодня были слуховые галлюцинации.

ЛЫСОВ. Наяву?

ЕЛЕНА. В полусне. В перерыв я стараюсь поспать, только у меня ничего не получается. Закрыла глаза на пять минут и слышу, как Поль Рошфор с гнусавинкой так чуть-чуть, знаете как он говорит: "Aller d`abad tout droit, ensuite", сверните в первую улицу направо, идите прямо до угла.

ЛЫСОВ. Можете не переводить. Это третий урок.

ЕЛЕНА. А мне казалось, что я с ума схожу. Зачем направо, зачем налево?

ЛЫСОВ. Как не утомительно погружение, это самый результативный способ изучения языка. Это я вам авторитетно говорю. /Старательно переводит/ "Je vous le dis autoritement".

АЛЕКСЕЙ./отрываясь от растопки камина/ Авторитетно, месье Рикет, это русское слово, французы так не говорят.

Входит Вера.

ВЕРА. А как в таких случаях говорят француза?

АЛЕКСЕЙ. /ворчливо/ У них таких случаев не бывает.

ЛЫСОВ. /уступает кресло Вере, сам садится рядом с Еленой на низкую скамейку/ Садитесь, пожалуйста. Сейчас мы будем греться у живого огня.

ВЕРА. Merci, Monsieur, Вы очень любезны Я так эавидую мадам

Иветт. Жаль, что мне не удалось на эти десять дней стать вашей женой.

ЕЛЕНА. Еще не поздно. Мы можем развестись.

АЛЕКСЕЙ. Браки совершаются на небесах. Черт! Не разжигается!

ЛЫСОВ. /самодовольно/ Так уж случилось, что во всем нашем коллективе я один женатый человек, то есть ce n`est que moi qui est morie`a notre collectif, как говорят французы. У меня mariage de la main guache.

АЛЕКСЕЙ. Французы не говорят "коллектив", они говорят" компания" - это во-первых. А во-вторых mariage de la main guache, то есть буквально "брак с левой руки", означает не больше не меньше, как незаконное сожительство.

ЛЫСОВ. Перестаньте меня все время поправлять! Надоело!

ВЕРА. Да будет вам, месье Ален шутит.

АЛЕКСЕЙ. Я не шучу. Я практикуюсь во французском языке./Вере/ On va nous promener, ma chere. Je fait beau, il neige. И одна узенькая тропиночка в снегу, дачный поселок пуст.

ВЕРА. Нет, уже поздно. Какие прогулки?

ЛЫСОВ. А мы прогуляемся, да, Иветт? Пойдем по острию самой узенькой тропиночки./напевает/ На Авиньонском мосту кавалеры делают вот так...

ЕЛЕНА. /смеется/ А прекрасные дамы делают вот так...

Елена и Лысов уходят.

АЛЕКСЕЙ. Мадам Жанна, почему вы хотите замуж за этого индюка?

ВЕРА. Всего на пять дней.

АЛЕКСЕЙ. Я бы с ним и дня не прожил. И вообще, люди женятся из-за недостатка опыта, разводятся из-за недостатка терпения, и женятся вновь из-за недостатка памяти.

ВЕРА. Ох-ох-ох! Теперь по-французски.

АЛЕКСЕЙ. Это английская пословица.

ВЕРА. Хотите французскую пословицу, вернее идиому? Она как раз для тех, у кого достаточно опыта, чтобы не жениться, и избыток восторга, чтобы позволять себе entre amoureux des onse mille vierqes.

АЛЕКСЕЙ...быть влюбленным в одиннадцать тысяч девственниц? и считаете, что я бегаю за каждой юбкой? Однако, мадам Жанна, вы себе позволяете...Какие у вас основания?

ВЕРА. Основания сидят на втором этаже и зубрят глаголы.

АЛЕКСЕЙ. Ну и пусть зубрит. Мадам Жанна, можно я открою вам тайну? Я знаю, как зовут вас в миру.

ВЕРА. Т-с-с. Мы живем только по легенде. Такое правило игры.

АЛЕКСЕЙ. Зачем такая тайна, словно мы на явочной квартире?

ВЕРА. Для красоты. Посмотрите, с каким удовольствием все рядятся во французские одежды. И забудьте, что мы в сорока километрах от Москвы. Сейчас мы в двадцати километрах от Парижа. Зима только не по-парижски холодновата, но это ничего...можно примириться.

АЛЕКСЕЙ. Как в Париж хочется! Жанна, Жанна...

ВЕРА. Вы произносите мое имя так, словно обращаетесь к Орлеанской деве.

АЛЕКСЕЙ. Вот здесь вы попали в точку. Кстати, у нас в школе была очень смешная история. Нашу классную - очень строгую даму - звали Жанна Павловна. Имя это на зубах навязло. И вот на уроке истории моего соседа по парте спрашивают: "Кто возглавил народно-освободительное движение во Франции в тридцатых годах 15 столетия? Колька молчит, глаза под потолок закатил, а я подсказывав" Жанна..Жанна..." Он возьми и брякни :"Жанна Павловна"./Вера смеется/. Не судите нас слишком строго. Это было в шестом классе.

ВЕРА. Я не сужу.

АЛЕКСЕЙ. И вообще я не так молод, как вам кажется. Мне двадцать девять.

ВЕРА. Ну, положим, пару годков вы себе набавили.

АЛЕКСЕЙ. Нельзя относиться к человеку с таким пренебрежением, только потому, что он молод. Вы все время подчеркиваете, что гораздо старше меня.

ВЕРА. Женщина не может быть "гораздо". И не огорчайтесь. Никто к вам никак не относится. Не берите в голову, как говорят у нас в Руане.

АЛЕКСЕЙ. Не хотите гулять, давайте чайку попьем. Я в этом доме больше всего полюбил кухню. Детство мое прошло в коммуналке, и когда родители, наконец, получили отдельную квартиру, то больше всего меня потрясла собственная кухни.

ВЕРА. Ален Мартен, вы опять вышли из роли. Вы астроном, преподаватель в Сорбонне. А толдычите про коммунальную квартиру.

АЛЕКСЕЙ. Ну хорошо./с французским прононсом/ Мы, французы, едим сыр перед дессертом. А для вас, русских, это скорее закуска. /умоляюще/ Но чайку-то попьем?

ВЕРА. Надо пить, чтобы жить, а не жить, чтобы пить. Который час?

АЛЕКСЕЙ. Половина одиннадцатого.

ВЕРА. Я пошла.

АЛЕКСЕЙ. Куда?

ВЕРА. На соседнюю дачу. Занятия завтра начнутся на два часа позднее, и мадам просила предупредить нашу милейшую Арину, чтобы она не приходила слишком рано. Я думаю до обеда ей дать отгул.

АЛЕКСЕЙ. Кто же нас будет завтра кормить?

ВЕРА. Я вас буду кормить. Я! И не ходите за мной. Париж -это замечательно, если бы в нем не надо было говорить по-французски. Пойду подышу подмосковным воздухом.

Вера уходит. Алексей опять принимается растапливать камин. Сверху спускается Ева в невообразимом одеянии, через плечо-сумка.

2
{"b":"41336","o":1}