ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Приходилось вам когда-нибудь слышать о Боне, Даниэле Боне? - спросил он.

- А как же, - с готовностью подтвердил старик.

- В возрасте свыше девяноста лет он обосновался вдали от цивилизации, в пустыне. Этого чудака испугала перенаселенность, понимаете? Но ведь тогда там проживало всего несколько человек на одну квадратную милю.

Старик с подозрением взглянул на него и понял, что с ним, вероятно, шутят. Он с готовностью подхватил шутку и деланно рассмеялся.

- Вот как, а я-то имел в виду другого Бона - поставщика воды из фирмы "Черный тигр", шеф.

Контест пропустил его слова мимо ушей, повторяя про себя: он не позволит себе испортить настроение. Ни за что не позволит.

На автостраде доктор переключил мобиль на автоматическое управление: автомат отлично управлял машиной, выбирая нужное направление, а радары, установленные на кузове спереди и сзади, обеспечивали должное расстояние от немногочисленных бронированных грузовиков, "ранних пташек", также спешивших скрыться из Города. Это позволило Контесту целиком погрузиться в мысли о Джоне, вспоминать ее розовое, теплое со сна ушко, похожее на нежный моллюск, с восторгом воскрешать в памяти отдельные моменты этого восхитительного месяца, проведенного у озер. Собственно, работа, которую он сейчас выполняет, полностью его устраивала. Да и встречи с Джоной полны новых ощущений. К тому же расстаются они не надолго, не успевая ни окончательно забыть друг друга, ни испытать настоящих страданий. Разумеется, это не означало, что Контест отказался от своих намерений быть уважаемым членом общества, помогать людям безвозмездно, а порой и принимать на свет божий новых ревущих граждан в каком-нибудь периферийном городке, который он со временем выберет и куда они с Джоной переберутся. Однако пока об этом не стоит и помышлять.

Занятый своими мыслями, он вскоре свернул на узкую асфальтированную дорогу, теряющуюся в холмах. Еще несколько сотен метров - и дорога уперлась в массивные стальные ворота, с обеих сторон которых тянулся забор из толстой проволоки. Выйдя из машины, Контест опустил руки в небольшой ящичек, прикрепленный к столбу. Химические анализаторы тотчас определили состав аминокислот в его поту, закодировали их и передали информацию туда, где она сверялась по картотеке лиц, имеющих право на вход. Ворота бесшумно отворились. Эту процедуру, как некий обряд, пришлось повторить несколько раз на двух контрольных пунктах.

В долине, раскинувшейся среди холмов, были разбросаны домики, издали похожие на бараки, крытые шифером, а неподалеку от них - метеостанция. Краска на ее стенах облупилась, приборы не действовали: в сущности, ими никто никогда не пользовался по назначению, да никому это и в голову не приходило. Возле домиков между мобилями и черными бронированными транспортерами с грозно торчащими двуствольными орудиями стояли восемь десять мужчин в комбинезонах и белых плащах. Неподалеку от транспортеров, в их тени, выстроилась в ряд четверка мотоциклов, принадлежащих военной полиции. Полицейские в длинных белых перчатках, белых шлемах и в белых ремнях с кобурой казались средневековыми вельможами, ненароком попавшими в свою скромную вотчину.

- Привет, доктор, - сказал один из мужчин в белом, едва мобиль затормозил и доктор коснулся ногой вытоптанной, пожелтевшей травы. - Как поживает Джона? По вас сразу видно, что времени на отдых хватило.

Контест дружески улыбнулся. Сотрудники Центра не отличались оригинальностью. Однако чему тут удивляться: вот если бы было иначе - это поразило бы всех.

- Команда в сборе, Билл?

- Все в наилучшем виде, Поль. Материал внизу, как обычно. Двенадцать штук. Но суп вы должны на сей раз взять лично. За этим сейчас строго следят.

- Что-нибудь особенное? - обратился Контест к маленькому смуглому мужчине, подпиравшему одно из гигантских колес транспортера. Лишь золотые полоски на грудном кармане комбинезона, поблекшие и запыленные, свидетельствовали о том, что перед вами офицер высшего чина. Казалось, он не слышал вопроса: не спеша докурил сигарету и, тщательно примяв ее в траве каблуком ботинка, ответил:

- Ничего сверхъестественного. Шефов уже лихорадит от нетерпения: что вы, Контест, выдадите им через месяц?

Доктор пожал плечами. То же, что всегда. Протоколы, фотографии, схемы, графики, несколько срезов живой ткани для микроскопического исследования, бактериологический раствор. Оценка результатов не входит в его компетенцию. Слава богу, за работу здесь платят.

- Настроение у нашего майора по форме номер семь, - выпалил Билл, что означало: хуже не придумать. - Тащились сюда из Дюгвея шесть часов. Со скоростью черепахи - шесть миль в час. Не дай бог расплескать эту штучку! Впереди - охрана, сзади - полицейские, сверху - вертолет. Словно президента везли или местную кинозвезду.

Майор молчал. Достав из помятой пачки сигарету, он закурил.

- Сегодня мы доставили сюда какую-то антиматерию, - продолжал Билл, вероятно, но только вероятно, для чего-то она пригодится. Если хотите, можете ее здесь оставить.

- Зачем? - пожал плечами доктор Контест. - Вы же хорошо знаете, что...

Билл кивнул головой.

- Разумеется, я знаю. Ну, в таком случае забирайте ее. Говорят, такого пока ни у кого нет.

- Как я понимаю, майор, приняв для аппетита, так рванется обратно в Дюгвей, что побьет все рекорды. Чтобы и духу его здесь не было! Верно, майор? Теперь-то вы спокойны - эта штука у меня!

- Вот она, - и смуглый майор передал Контесту запечатанный пакет размером едва ли больше коробки из-под сигарет. - Да смотрите не пролейте, а то одному дьяволу известно, что может случиться!

- Не только дьявол, но и я, между прочим, знаю, - вставил Контест. Вернее, могу в общих чертах предположить.

- Боюсь, что не представляете, - майор смерил его быстрым взглядом. - В общем увидите сами. А мы отправляемся обратно, доктор. По коням!

Контест кивнул головой, положил пакет в портфель и всем помахал рукой.

Кое-кто отозвался на его приветствие, подняв вверх указательный палец, другие же только усмехнулись. Лица полицейских хранили бесстрастие.

- Да, между прочим, я давно хотел вас спросить, - на прощанье обратился Контест к майору с напускным равнодушием, - я знаю, это дурацкий вопрос, но все же: зачем мы все это делаем? Все-таки конвенция о биологическом и химическом оружии...

Взгляд у майора стал твердым, мышцы на скулах напряглись, словно он что-то откусывал.

- Это не имеет ничего общего с оружием. Нас интересует только борьба с эпидемиями и профилактика инфекционных болезней. Это дело доверили нам, военным, потому что у нас больше порядка, чем у гражданских. Понятно?

У Контеста было такое ощущение, что, хотя он и не попал в яблочко, пуля прошла почти у цели.

- Понятно. Ну, я так спросил...

Он направился к ближайшему бараку и чуть не присвистнул от удивления. Под скромным бараком скрывался прочнейший железобетонный бункера способный выдержать и прямое попадание бомбы. Контест спустился по винтовой лестнице вниз, открывая и закрывая стальные перегородки-затворы: через несколько минут они подвергнутся обработке дезинфицирующим раствором. Восемьдесят ступеней. Двери. Сто ступеней. Двери. Сто двадцать. Наконец он попал в лабораторию - сложную систему помещений, обставленных хотя и скромно, но вполне прилично для вынужденного пребывания здесь в течение месяца, пребывания, которое не может быть никем и ни при каких обстоятельствах нарушено. Здесь было все, что необходимо для проведения опыта. Попав в лабораторию, Контест очутился в знакомой обстановке.

Он прошел по коридору. Сквозь стену из небьющегося стекла на него с любопытством взирали находящиеся в клетках двенадцать шимпанзе. Контест обратил внимание на двух крупных самцов, угрожающе скаливших зубы, и молодую самку с детенышем, который судорожно вцепился в материнскую грудь. "Предстоит всесторонний опыт", - подумал врач. Их жизнь в его руках. Но он, разумеется, сделает все, что в его силах.

2
{"b":"41355","o":1}