ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

По словам пленного, его привела в Кито чрезвычайно важная миссия: грозный правитель страны Кундинамарки, что раскинулась к востоку от Анд, просил военной помощи у инки Атауальпы против своих врагов. "Ты опоздал, посланец. Великий инка мертв",- ответил Себастьян. "А далеко ль находится твоя земля?" - "Десять или двенадцать лун пути, о господин".

Когда индейца далее спросили, имеется ли в его стране желтый металл (ему показали при этом на золото), он с готовностью ответил, что его у них вдоволь. "А великий касик,- сказал он,- украшает себя сверкающими зелеными камнями и имеет обыкновение натираться золотым порошком и смывать его в водах озера". Эта весть прозвучала для всех как удар грома, как подарок самого провидения. Немедленно решили искать страну этого чудесного "позолоченного человека" - "эль омбре дорадо", или Эльдорадо.

По словам индейца, страна находилась за восточными склонами Анд. Но почему все же Белалькасар не повернул на восток сразу после Кито? Да потому, что, даже если ему и удалось бы найти страну чудесного "золотого касика", она опять-таки подпадала под начало Писарро. Ведь ему принадлежали 270 лиг Тихоокеанского побережья к северу и югу от Лимы и внутренние области.

Вот почему Белалькасар в декабре 1537 г. устремился от Кито на север. Отряд состоял из 300 человек; каждый шестой на коне. За отрядом следовал огромный караван носильщиков и внушительное стадо свиней. Одних носильщиков - а это были индейцы кечуа, силой уведенные Белалькасаром,- насчитывалось около 5 тысяч человек. Все это войско, растянувшись на добрых пол-лиги, направилось по горным перевалам к Западным Кордильерам, высокой цепи, что вытянулась вдоль Тихого океана. Испанцам открылись благодатные долины, плодородные и цветущие. На месте оживленных индейских селений Белалькасар заложил города Попаян, Кали, Ансерму и другие. И только после этого в июле 1538 г. он двинулся на восток. "Я,- писал он впоследствии,- отправился через снежные вершины, я шел через них восемь месяцев и постоянно на каждом переходе встречал на своем пути многочисленные селения, и еды там было вдоволь".

В начале 1539 г. отряд Белалькасара вышел к верховьям Великой реки Магдалены. С трудом он переправился на правый берег и прошел 80 лиг вниз по течению. Однако топкие чащобы (в свое время они основательно измотали солдат Кесады) заставили Белалькасара перейти реку и продолжать спуск по левому берегу. Впрочем, и здесь было не лучше. Так же как и в свое время Кесада, Белалькасар не предполагал, что вожделенное Эльдорадо лежит еще восточнее, за горной грядой, по правую руку от него. И кто знает, может быть, отряд Белалькасара так и дошел бы до самого устья Магдалены, как вдруг на противоположном берегу появились неизвестные всадники. Это был Эрнан Кесада, высланный на разведку. Нельзя сказать, чтобы Белалькасар был рад этой нежданной встрече. Он уже было принял решение вновь одолеть центральный массив и вернуться в плодородные долины реки Кауки. Там по крайней мере он был единственным хозяином. Анонимный историк утверждает, что Эрнан Кесада буквально умолял его "заглянуть" в Боготу. Дело в том, что в лагере Кесады истощились все запасы оружия, а у "перулерос" - испанцев, прибывших из Перу, было чем поживиться. Уступив настояниям, те поднялись в Восточные Кордильеры и вышли к столице муисков почти одновременно с Федерманом.

В истории завоевания Нового Света это было единственное в своем роде зрелище. У индейской Боготы на равнине раскинулись треугольником три лагеря, в каждом из них, как уверяют хронисты, было по 160 солдат, по одному капитану и одному монаху. Все эти три отряда конкистадоров начали свой путь соответственно с севера, северо-востока и юго-запада Южной Америки. Однако судьбе было угодно распорядиться так, чтобы они встретились в стране муисков.

Лагерь перуанцев утопал в довольстве и изобилии. Здесь ни в чем не нуждались. Одетых в бархат, шелк и атлас солдат Белалькасара обслуживала многочисленная индейская свита, огромное стадо свиней избавляло их от забот о провианте.

Люди Кесады были одеты скромнее. Давно превратились в прах их камзолы и куртки. Теперь испанцев было трудно отличить от муисков - ведь на солдатах красовались плащи, рубашки и шапки, изготовленные индейскими мастерицами.

Уныло выглядел немецкий лагерь. Солдаты Федермана с трудом приходили в себя после изнурительного похода. Покрытые шкурами диких зверей, изможденные и отощавшие, они отнюдь не украшали это сборище завоевателей.

Непредвиденная встреча трех вооруженных отрядов конкистадоров, каждый из которых защищал свои собственные интересы, была чревата самыми мрачными последствиями. Здесь к месту было бы вспомнить о судьбе братьев Писарро. Несмотря на то что страна инков была завоевана общими усилиями, раздоры и распри между конкистадорами, по временам затихавшие, вскоре вспыхнули с такой силой, что в 1537 г. вылились в ожесточенную распрю. Одиннадцать лет шли в Перу непрерывные усобицы. Сначала в мир иной отправился главный герой конкисты Перу Франсиско Писарро, за ним последовали три его брата и главные соперники Франсиско Писарро - Диего Альмагро и его сын, совсем еще юноша. При этом сложило голову множество "писарристов и альмагристов", соратников вождей-соперников. Нечто похожее могло произойти и в Новой Гранаде.

Для Кесады наступило время другой войны - войны без выстрелов, войны нервов, в которой побеждал самый выдержанный и хладнокровный.,

Все говорило о том, что взрыва не избежать. Федерман утверждал, что Новая Гранада принадлежит Вельзерам. Чтобы обосновать свое право на Новую Гранаду, Белалькасар заявил, что она и есть Эльдорадо, ради которого он покинул Перу.

Казалось бы, превосходство Кесады было налицо: он первым проник на земли муисков и к приходу соперников успел завоевать большую часть племен, которые жили в этих горах. Успехи Кесады никто не мог подвергнуть сомнению. И все-таки у него было уязвимое место: его боевые припасы подошли к концу. Не было ни седел, ни подков, почти все кони хромали, а какая же без этого конница! Не было пороха для ружей и аркебузов, изъеденные ржавчиной шпаги ломались при первом же ударе. Несколько негодных арбалетов, горсть наконечников для копий да десяток мачете - вот и все его снаряжение.

Начнись вооруженная борьба, Кесаде и его людям пришлось бы сражаться врукопашную. А между тем солдаты Федермана, хотя и выглядели потрепанными, принесли с собой инструменты из железа, гвозди, мечи и пики. В отряде Белалькасара всего этого добра также было вдоволь.

Достоверно известно, что Кесада и Белалькасар стремились заполучить в союзники Федермана. Белалькасар не раз уговаривал немца соединиться с ним и выгнать Кесаду из Новой Гранады. И все-таки взрыва не произошло, очевидно благодаря исключительным дипломатическим способностям Кесады. Он заключил договор и с Белалькасаром. Тот обещал продать людям Кесады большую часть амуниции и снаряжения. 40 перуанцев решили остаться в Новой Гранаде, остальные вернулись на завоеванные ими земли в долине реки Каука.

Генерал Кесада поспешно завершал административные дела. После опустошительного пожара, спалившего дотла индейскую Боготу, Кесада обратился к дону Фернандо де Гуатавите с просьбой прислать мастеров для застройки нового города. Его заложили в живописном местечке Теусакильо на левом берегу реки Боготы, где раньше располагалась летняя резиденция сипы. Индейцы быстро и ловко возвели каркасы 12 домов и покрыли их на индейский манер пальмовыми листьями. Посредине оставили место для кафедрального собора. Новый город нарекли Санта-Фе-де-Богота (Богота святой веры)17. 27 апреля 1539 г. состоялось торжественное освящение новой столицы.

Три претендента на Новую Гранаду решили отправиться в Испанию, чтобы потребовать у Совета Индий третейского суда. Однако в последний момент Белалькасар тайно вызвал своих людей в порт Гуатаки, где стояли бригантины. Коварный перуанец хотел силой посадить своих соперников на корабли, а сам остаться в стране муисков единственным ее хозяином. И если бы к пристани не подоспел Эрнан Кесада с солдатами, этот вероломный план вполне мог бы осуществиться.

24
{"b":"41360","o":1}