ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мне пришлось прождать ещё десять минут, прежде, чем телефонистке удалось соединить меня с Арти. Как обычно, для начала мы поболтали ни о чем, а затем я продиктовал ему номера машин, записанные мною на горной дороге. Он возмущенно засопел, когда я сказал, что это информация нужна мне немедленно. Для поиска такого рода сведений требуется некоторое время, поэтому я дал ему номер гостиницы и сказал, что буду ждать у телефона.

Взглянув на часы, я велел портье переадресовывать все мои звонки на телефон Дэри.

Комната Дэри находилась на первом этаже в самом конце коридора. Я постучал и в ответ из-за двери раздался её голос: "Войдите!" Задержавшись ещё на мгновение в полутемном узком коридорчике, я повернул ключ, торчавший в замке. Через дверь было слышно, как она разговаривает с кем-то по телефону.

Дэри сидела поджав ноги на диване, облаченная в широкий черно-красный китайский халат, на котором был вышит золотом огромный дракон. Его разиунтая клыкастая пасть находилась возле его горла.

Она разговаривал по телефону с миммис Финни.

- Ну что ж, - говорила Дэри, пытаясь скрыть раздражение, - тогда не могли бы вы передать Грейс, если она у вас появится, что я буду ждать её у Джимми через час? Скажите ей, что это очень важно. Хорошо. Большой спасибо, миссис Финни.

Она положила трубку и скорчила недовольную гримаску.

- Врет она все. Эта ведьма знает, где Грейс.

- А почему не говорит?

- А потому... , - она ехидно усмехнулась, - потому что мебелированные комнаты миссис Финни... это несколько больше, чем просто мебелированные комнаты. Особенно летом.

- Вот оно как, - кивнул я. - И она до сих пор преданна своим... клиентам?

- Что-то вроде того.

- Национальная забава. И в огромном городе, и в провинциальном захолустье этот вид досуга доступен всем. И в каждом городишке, повсеместно, есть своя миссис Финни. Думаешь, она передаст Грейс твою просьбу?

- Грейс придет. - Она встала с дивана, и атласные полы халата мягко заколыхались, отчего золотой дракон словно ожил.

Высокая женщина всегда обращает на себя внимание. И глядя на нее, я понял, что именно её любви я хочу больше всего на свете, что мне нужна именно она - чувственная, неистовая, готовая отдаться охватившей её страсти. Она подняла глаза и глубоко вздохнула, а струящийся атлас мягко обозначил контуры её плоского живота. Ее грудь была высокой и упругой, и при каждом движении разинутая пасть дракона жадно приближалась к её горлу.

Я протянул ей руку, и Дэри не раздумывая взяла её. Когда я притянул её к себе, то она не сопротивлялась, опускаясь рядом со мной на диван, откидываясь на подушки и оставаясь возлежать на них, смежив веки, отчего её глаза сделались похожи на глаза золотого дракона.

Я обнял её, чувствуя тепло её тела, скрытого под покровами блестящего атласа. Она изнемогала от желания и дрожала под моими прикосновениями, словно натянутая струна, и я чувствовал, как подрагивают и перекатываются мышцы её живота и спины.

Кончики её пальцев легко прикасались ко мне, словно таким образом она старалась получить представление о своем новом приобретении, оказавшемся теперь всецело в её власти. Подложив одну руку мне под голову, она поглаживала мою шею, а другой направляла мое лицо к своему. Мы оба молчали. Но в словах и не было нужды, ибо все было известно наперед, и все это должно было рано или поздно свершиться.

Она на мгновение остранилась от меня, разглядывая мое лицо, а затем, видимо, осознав, как нам обоим ненавистно это молчаливое промедление, сделала то, на что была способна лишь женщина, проведя языком по моим губам, пока они не стали такими же влажными, как и у нее, а затем, восторженно вскрикнув, слилась со мной в неистовом поцелуе, который, как мне показалось, длился целую вечность.

Мои пальцы легли на её запястья.

- Теперь ты все знаешь.

- Теперь знаю, - ответила она. - Такого со мной ещё никогда не бывало, Келли.

Дэри поднесла мои руки к своим губам, поцеловала тыльную сторону ладоней и улыбнулась.

- И что мы сейчас будем делать? - спросила она.

- Мы не станем разбазаривать такое богатство по пустякам, малыш. Оно наше. Мы используем его с толком и сохраним навсегда.

Она не спеша поднялась с дивана и встала передо мной, глядя на меня с такой невыразимой нежностью и любовью, и как бы давая понять, что я сказал то, что она так долго и безнадежно хотела услышать.

Еще какое-то время она стояла передо мной, а потом тихонько засмеялась и спросила:

- О чем ты думаешь?

- Я думаю о том, что под этим нарядом гейши на тебе больше ничего нет.

- Ты прав, - отозвалась Дэри.

Еще мгновение она оставалась совершенно неподвижна, очевидно, желая подольше помучить меня. А затем не спеша растегнула застежку и медленно развела руки в стороны, отчего полы халата распахнулись, словно большие алые крылья, представая передо мной во всем великолепии, и золотистые волосы лишь ещё больше оттеняли её ровный загар.

Еще раз загадочно улыбнувшись, моя валькирия развернулась и медленно направилась к двери в спальню, а за спиной у меня раздался такой пронзительный телефонный звонок, что я даже вздрогнул от неожиданности.

Голос портье в трубке сказал:

- Мистер Смит, вам звонят Нью-Йорка.

Придав своему голосу деловой тон, я дал Арти понять, что настроен серьезно и мне не до шуток.

- Ладно, приятель, - сказал он, - но только все равно ерунда какая-то получается. Две из тех машин - легковой фургон и седан - принадлежат бизнесменам, которые до сих пор ни в чем предосудительном замечены не были.

- Может быть и так, Арт, но в фургоне ехал сам Гарри Адрано - большой спец по торговле "дурью".

- А вот "кадиллак" был взят напрокат неким Уолтером Крамером, о котором никому ничего не известно, но вот тот, кто оплатил счет, кое-что из себя представляет. Это Сергей Рудинов, советский атташе, работающий в Штатах на протяжении трех последних месяцев.

Я поблагодарил Арта, положил трубку и задумчиво уставился на телефон. Картина вырисовывалась довольно ясная.

* * *

Мы с Дэри вышли на улицу, и она протянула мне ключи от своей машины.

Часы показывали половину девятого. Джимми заметил нас сразу же, как мы только вошли, и тут же подошел.

- Грейс Шэфер сидит в подсобке. Вас дожидается.

Я благодарно улыбнулся в ответ, и мы направились к двери подсобки.

Грейс Шэфер сидела, держа в руке высокий бокал с коктейлем. Она оказалась большеглазой брюнеткой с пышными формами, скрыть которые не могло даже черное узкое платье с глубоким вырезом, открывавшим для всеобщего обозрения ложбинку между большими белыми грудями. Она сидела, закинув ногу на ногу, отчего и без того коротенькая юбчонка задралась до неприличия. Наверное, в свое время она и в самом деле была хороша собой, но только теперь остатки былого великолепия все больше выдавали в ней шлюху.

- Привет, Дэри. Может, познакомишь меня со своим приятелем?

- Это Келли Смит. Ну, а как ты, Грейс? Как жизнь?

Она продолжала призывно улыбаться мне, хотя разговаривала с Дэри.

- Замечательно. Скажем так, живу в свое удовольствие, ни в чем себе не отказываю.

- Послушай, Грейс... а в этот раз ты поедешь туда... в дом на холме?

- Да, поеду, - вызывающе заявила она. - А тебе-то что?

И прежде, чем Дэри успела что-либо ей ответить, я сказал:

- И как далеко это зашло, а, Грейс?

- Слушай, ты...

- Ты здорово вляпалась, детка. Но ещё не позно выйти из игры, если, конечно, ты сама этого захочешь.

Теперь она со страхом уставилась на меня.

- У меня такое ощущение, что ты прямо-таки и напрашиваешься, чтобы тебе свернули башку, - огрызнулась она.

- Такие попытки уже предпринимались. Ну так как... что решила? Ты бы могла здорово мне помочь.

Когда она заговорила вновь, то я понял, что она уже все для себя решила.

- Красавчик Смитти, знаю я вашего брата, и ничуть не хуже, чем ты разбираешься в таких, как я. Так что давай уж соблюдать дистанцию. Если мне когда-либо захочется наложить на себя руки, то я уж так и быть, сделаю тебе какое-нибудь одолжение. Ну а покуда этого не произошло, держись от меня подальше, понял?

10
{"b":"41372","o":1}