ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В царские поезда уже дошли слухи, что там было не совсем ладно. Писали, что Царица недовольна генералом Джунковским, который, будто бы, скрыл от Москвы время приезда Ее Величества, народ не знал и т. д. Случай обобщили и развили в целую, против Царицы, интригу, которой, якобы, много содействовала бывшая воспитательница Тютчева. Присутствие при поездках Царицы Вырубовой, которая не занимала никакой придворной должности, и имя которой было так тесно связано с именем Распутина, несло за Царицей все те сплетни, которые, обычно, были достоянием только Петрограда. Царица была упорна в своих симпатиях, Вырубова же не желала отходить от Ее Величества и тем наносила много вреда Государыне. С ней тень Распутина всюду бродила за Царицей.

И среди свиты Государя, перед приездом Государыни, была некоторая тревога. Почти все как бы одергивались, нервничали, к чему-то приготовлялись. Особенно побаивался князь Орлов.

В десять часов утра 6-го декабря Государь приехал в Воронеж. Кроме местного начальства и депутаций, на вокзале встречал министр Внутренних дел Маклаков и ген. Джунковский. На это сразу обратили внимание и стали искать тому объяснения. Дворяне и земство поднесли Государю на раненых по 25.000 рублей, город 10.000 и купечества

17. 000. Через полчаса подошел поезд с Царицей и двумя старшими дочерьми. Их встретили дамы с букетами и несколько депутаций.

Их Величества, с детьми, проехали в Митрофаньевский монастырь, где покоились мощи Митрофана Воронежского. Святитель был современником Петра Великого, был сторонником его реформ и много помогал Царю своими проповедями, разъясняя пользу его нововведений и даже собирал для Царя деньги на постройку флота.

{72} Царь Петр чтил старца за богоугодную жизнь и, когда тот скончался в 1703 году, Царь приехал на его похороны и сказал во время похорон" "Не осталось у меня такого святого старца, ему же буди вечная память!"

Для Царицы судьба преподобного Митрофана была как бы подтверждением мнения, которое Ее Величество часто высказывала своим близким, что не из простых ли старцев выходят впоследствии святые люди, - те самые святые, которых при жизни не все признают за таких. Царская семья прослушала литургию, приложилась к мощам и посетила монастырский госпиталь. После завтрака посетили еще пять госпиталей. Разговаривали, Государь раздавал награды, Царица образки.

При проездах по городу масса народа не сходила с улиц, передвигаясь за экипажами. Кроме обычного ура, простой народ крестился, а кто попроще, крестили Царскую семью. Русский Царь, простоявший в день своего Ангела обедню у чудотворца, был понятен русскому человеку. Понимал народ и Царицу, как свою русскую, православную, когда видел, как молится она, посещает святыми навещает раненых.

Никогда, за десять лет службы около Государя, не приходилось мне слышать ни непосредственно, ни по докладам, чтобы кто-нибудь назвал Царицу немкой. Все басни о немке и самое эта прозвище было присвоено Царице нашей интеллигенцией и, главным образом, представителями так называемого высшего общества. Не умея часто правильно говорить по-русски, коверкая до постыдного русские слова и, пересыпая их с иностранными, именно эти "верноподданные" пускали разные легенды, называя Царицу то "англичанкой", то "немкой", как по моменту казалось нужным.

Но вот, чего не понимал простой народ - это опрощения Царицы, переодевания Ее в костюм сестры милосердия. Это было выше его понимания. Царица должна быть всегда Царицей. И неудивительно, что в толпе одного чисто русского города, бабы, видя Государыню в костюме сестры милосердия, говорили. - То какая же это Царица, нет, это сестрица. А именно этот костюм советовала Ее Величеству Ее подруга Вырубова, воображая, что она знает русский народ и его взгляды.

{73} В шестом часу выехали в Тамбов, куда приехали в 11 ч. Утра. Там та же торжественная встреча, те же многочисленные толпы на улицах, тот же неподдельный экстаз, народный гимн, ура и звон колоколов. Дворяне поднесли на раненых 15.000 и земство 10.000 рублей. Отслушав обедню в соборе, Царская семья приложилась к мощам угодника Питирима, осмотрела вырытый угодником колодезь, посетила один госпиталь и вернулась в поезд. Были приглашены некоторые из властей. После завтрака осмотрели три больших госпиталя и навестили статс-даму Александру Николаевну Нарышкину, вдову бывшего при Александре III обер-гофмаршала.

Сухая, высокого роста, старуха, считалась умной и деловой. Была в большой дружбе с В. Кн. Елизаветой Федоровной, протежировала министру Маклакову. Он, проезжая Тамбов, не преминул навестить ее. Вечером Их Величества покинули Тамбов.

Утром 8-го декабря приехали в Рязань. Та же торжественная встреча. Дворянство и земство поднесли по 10000 рублей. Волостной старшина Пирочинской волости Бабушкин поднес Государю мед собственной пасеки, группа крестьянок, в красивых местных сарафанах, поднесла свои работы. Кланяясь в землю, они подавали кружева, столешники, полотенца и просто штуки холста. Царица улыбалась, давала каждой руку, те целовали, были в восторге и вновь кланялись в землю. Жена председателя правления Казанской железной дороги поднесла 2500 подарков для раненых. Посетив затем собор и приложившись к мощам святителя Василия, первого епископа Рязанского, Их Величества посетили раненых в пяти госпиталях, беседовали, утешали, раздавали награды и образки. Во втором часу отбыли в Москву.

Москва ждала на этот раз Государя не как всегда. Уже вся Россия знала, как деловито, внимательно относится Государь при посещении городов, ко всему тому, что ему показывают, что делается для войны. Московская администрация и все общественные организации готовились показать Государю Императору свои успехи. К четырем часам дня 8-го декабря весь путь от вокзала до Кремля был заполнен народом. С правой стороны стояли войска, с левой {74} учащиеся. Были флаги, цветы, но только во всем была какая-то серьезность, деловитость. И в одежде войск и учащихся, в толпе у всех, казалось, было на уме, что это не только праздник, теперь война.

С пяти часов на вокзал стали съезжаться власти, пришел почетный караул Александровского училища. Без четверти шесть приехала В. Кн. Елизавета Феодоровна в сером, форменном, своей общины, одеянии и почти гот час же подошел поезд, с которым прибывали из Царского Села Наследник с двумя младшими сестрами. В. Кн. Елизавета Феодоровна поднялась в салон-вагон и через несколько минут вышел Наследник, а за ним Вел. Княгиня и Княжны.

18
{"b":"41374","o":1}