ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Такое вмешательство владыки в чуждую для него сферу очень удивило Государя. Сделал же то владыка под влиянием бесед с И. Ф. Манасевичем-Мануйловым. Последний сдружился с г. Осипенко, другом и приемным сыном владыки, бывшим у него и за секретаря. Он проник к владыке, сумел, заинтересовать его, стал информировать владыку по политике, скреплял его дружбу с Распутиным и вообще начал "варить кашу" около {18} владыки. Мануйлов сумел расположить к себе владыку, у которого было много провинциализма. Столицы с ее политической игрой, бывший долго на Кавказе, не знал и не мог знать. По совету Мануйлова он даже высказал Государю мнение о необходимости сменить слишком старого Горемыкина и упомянул как годного на пост Премьера Б. В, Штюрмера. Это был ловкий ход Мануйлова, который старался за Штюрмера. Он узнал, что в это время Царица Александра Федоровна настойчиво проводила на пост Премьера Штюрмера и потому совет Питирима оказывался как раз очень уместным.

13 января в Ставку съехалось много военных и гражданских чинов для совещания с Алексеевым по вопросам продовольствия. Приехал и Московский городской Голова Челноков, он же председатель Союза городов. В окружении Государя его считали одним из виднейших представителей оппозиционной общественности. Приехавшие были приглашены к высочайшему обеду, перед обедом же Государь принял у себя в кабинете Челнокова. Челноков поднес адрес от Москвы с благодарностью войскам за сердечный прием Московской делегации, ездившей на фронт для раздачи подарков. Челноков понравился Государю, но он настолько волновался при приеме, что Государь даже заинтересовался его здоровьем и спрашивал о нем. Аудиенция Челнокова, инициатива которой принадлежала Государю, вызвала в Ставке разговоры.

14-го вечером Государь переехал в свой поезд и ночью отбыл в Бобруйск, куда прибыли 15-го в 10 утра. Бобруйск крепость, лежащая при слиянии рек Бобруйки и Березины, недалеко от города того же имени. Она расположена перед Полесьем, в Минской губернии. На станции Государя встретил почетный караул и Главнокомандующий Западного фронта Эверт. Приняв караул и доклад Эверта, Государь произвел смотр полкам 1-ой Казачьей Забайкальской дивизии и Кубанской дивизии. День был ясный солнечный, но была гололедица. При прохождении падало много лошадей. Это всегда производит нехорошее впечатление. {19} Казаками Государь остался доволен. Вечером вернулись в Могилев.

15-го, в полдень, Государь выехал в Оршу. Прибыв туда в 2 часа, Государь произвел смотр двум Кубанским и одной Уральской дивизиям казаков. Все местное еврейское население Орши собралось около места смотра. Смотр продолжался около трех часов. Государь остался очень доволен. В 6 ч. Императорский поезд отбыл в Царское Село.

В поезде узнали, что в ночь на 15-ое, в Алупке, скончался бывший Министр Двора, бывший Наместник Кавказа, Член Государственного Совета граф Воронцов-Дашков. Выше много говорилось о нем. Ушел из жизни настоящий вельможа, настоящий русский барин, просвещенный и мудрый государственный деятель, человек, нежно любивший Государя.

17-го января, в 12 дня, прибыли в Царское Село. Стояла крепкая, снежная, морозная зима.

Побывав в Петрограде, я повидал нужных мне лиц. В общественно политических кругах, в редакциях газет много и весело говорили о том, как справил "Старец" свой день Ангела. Так как и в данном случае приплетали имена Их Величеств, пришлось собрать полную информацию. Вот что оказалось. В день своего Ангела, 10-го января, рано утром, Распутин в сопровождении двух охранявших его агентов, отправился в церковь. Долго и истово молился. По возвращении домой его встретил Комиссаров и от имени Хвостова и Белецкого вручил ему ценные подарки и для него и для семьи. Вручил и деньги. Распутин был очень доволен. Принесли поздравительную телеграмму из дворца. Обрадованный несказанно "Старец" сейчас же отправил в Царское Село телеграмму: "Невысказанно обрадован. Свет Божий светит над вами. Не убоимся ничтожества".

Еще больная, А. А. Вырубова поздравила по телефону и, хотя Распутин требовал, чтобы приехала, она не приехала. Еще со вчерашнего вечера в квартиру то и дело приносили подарки от разных лиц: мебель, картины, серебро, посуду, цветы, ящики вина, пироги, кренделя, торты. Пачками поступали письма и телеграммы. Много лиц разного {20} положения явилось поздравить лично. Дарили деньги и ценные вещи. Более близких приглашали в столовую. Там с полудня за обильно уставленным всякими яствами и винами столом шло угощение. Пили много. К вечеру сам именинник свалился с ног. Его увели и уложили спать. Вечером один из рестораторов прислал полный ужин на много персон. К ужину были приглашены только близкие друзья.

Ужин вскоре перешел в попойку. Явился хор цыган поздравить именинника. Пошла музыка, песни, танцы. Начались "Чарочки". Пустился в пляс и сам протрезвившийся и вновь начавший пить именинник. Веселье шло крещендо и скоро перешло в оргию. Цыгане, улучив минуту, уехали. Перепились и мужчины и дамы... Несколько дам заночевали у "Старца".

Утром на следующий день все время звонил телефон. Явились мужья заночевавших у "Старца" жен. Грозило колоссальным скандалом. Мужья требовали впустить их в спальную. Пока домашние уговаривали мужей, уверяя их что дамы уехали от них еще вчера вечером, филеры в это время спасали двух дам и вывели их черным ходом. А затем увели черным ходом и Распутина. Уже после этого обязательная Акилина попросила ревнивых мужей лично убедиться, что в квартире их жен нет, что те и сделали.

Распутин же, проспавшись и опохмелившись, послал Вырубовой с именин бутылку мадеры, цветы и фрукты. Вырубова рассказала Царице как трогательно дружески прошли у "Старца" именины дома, среди родных и близких. Как именинник был счастлив, что Их Величества не побоялись поздравить его открыто телеграммой, как он был дома весел и очарователен.

А простые люди - филеры - отплевывались, вспоминая, как вела себя на именинах "интеллигенция", знали правду Белецкий и Хвостов, но не в их интересах было расшифровывать "Старца".

К этому времени Распутин, отчасти потихоньку от Белецкого и Хвостова, тесно сошелся с бывшим чиновником Департамента Полиции, сотрудником "Нового" и "Вечернего Времени" И. Ф. Манасевичем-Мануйловым. Я давно знал {21} Мануйлова и выше не раз говорил про него. Он просил повидаться с ним и мы уговорились, что я заеду к нему на Жуковскую.

5
{"b":"41375","o":1}