ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

После этого каждый из заговорщиков пошел выполнять взятое на себя обязательство. Не прошло и трех-четырех дней, как участники мятежа, собравшись тайно, увидели, что есть полная возможность начать восстание. Заговорщики решили в субботу, рано утром, окружить шахский дворец и, ворвавшись во внутренние покои, убить Юсиф-шаха, а на его место посадить нового шаха из династии Сефевидов.

В день, назначенный для выполнения заговора, рано утром, когда двери шахского дворца еще не были открыты, пешие и конные мятежники, вооруженные до зубов, окружили дворец. Узнав о происходящем, Юсиф-шах приказал не отворять ворот.

Для нового шаха восстание было полной неожиданностью, так как после ареста главного моллы Ахунд-Самеда, военачальника Заман-хана, везира Мирза-Мохсуна, казначея Мирза-Яхьи, главного звездочета и Мовлана-Джемаледдина, которые пользовались влиянием среди населения и были непримиримыми противниками нового шаха, он считал себя в полной безопасности. Но опасность пришла с той стороны, откуда меньше всего ее можно было ожидать, и застала шаха врасплох.

О восстании скоро узнали и доброжелатели Юсиф-шаха. Быстро вооружившись, они двинулись многочисленным отрядом ко дворцу и стали против мятежников. Уговоры, с которыми они обратились к мятежникам, ни к чему не привели. Скоро друзья шаха убедились, что о примирении не может быть и речи, и решили вступить в бой. Началась перестрелка.

С каждой минутой битва все более ожесточалась. Никто из сражавшихся не хотел отступать, и каждый готов был пожертвовать жизнью, лишь бы одержать верх. После недолгой перестрелки противники вступили в рукопашный бой, бросившись с обнаженными мечами друг на друга. Кровь лилась рекой. Жестокая битва продолжалась три с половиной часа. С обеих сторон из строя выбыло около шести тысяч человек.

Наконец ряды сторонников Юсиф-шаха дрогнули. Этому способствовало главным образом то, что неблагодарная городска чернь присоединилась к мятежникам. В результате, сторонники Юсиф-шаха потерпели поражение и бежали.

Мятежники кинулись во дворец, выбили двери, и, ворвавшись в шахские покои, стали искать Юсиф-шаха. Но его нигде не нашли. Он исчез бесследно. Одни утверждали, что Юсиф-шах во время сражения находился в рядах единомышленников, воодушевляя их своим примером, и что он пал в числе многих. Другие же уверяли, что Юсиф-шаха не видно было среди сражавшихся и что он с самого начала восстания куда-то скрылся. Как бы то ни было, Юсиф исчез; среди убитых его не оказалось, среди живых он также обнаружен не был.

Разграбив дворец шаха, мятежники отправились на базар, где опустошили торговые ряды и постоялые дворы; оттуда они двинулись сначала в армянский, потом в еврейский кварталы, где стали грабить и разорять дома. Они совершили множество недопустимых бесчеловечных деяний.

Солнце зашло. Все разошлись по домам. Восстание закончилось, беспорядки прекратились.

На следующий день главари восстания отправились в темницу Арик и выпустили на свободу военачальника Заман-хана, везира Мирза-Мохсуна, казначея Мирза-Яхью, Мовлана-Джема-леддина и главного звездочета.

Рассказав им о происшедших событиях, мятежники просили совета: кого из династии Сефевидов они считают достойным престола?

Тогда Мовлана-Джемаледдин обратился к ним с вопросом:

— Скажите, ради создателя, какой сегодня день?

Главный конюший ответил, что после праздника Новруза прошло ровно шестнадцать дней. Сердце Мовлана-Джемаледдина переполнилось радостью. Он торжественно объявил, что угрожавшая опасность миновала и что гроза уже вчера разразилась над Юсиф-шахом.

— Всем известно, что в династии Сефевидов нет достойного принца, которого можно было бы посадить на престол; все они искалечены и лишены зрения. Одних лишил зрения Шах-Исмаил Второй, других ослепил Шах-Аббас; никто из них не может быть правителем, и ясно, что таковым будет опять Шах-Аббас.

На это главный конюший заметил, что все они очень рады иметь такого справедливого повелителя, как Шах-Аббас, при котором всем им жилось хорошо, но, к великому прискорбию он исчез бесследно, добровольно отказавшись от престола и короны, и местонахождение его никому не известно.

Мовлана ответил со смехом, что тогда была причина, принудившая шаха на время покинуть престол и корону, но теперь этой причины уже нет, а место, где скрывается Шах-Аббас, им известно. Следует сейчас же пойти за ним и просить его вернуться на престол.

После этого все немедленно отправились к дому, где скрывался Шах-Аббас, и торжественно повели его в шахский дворец. Шах-Аббас опять занял свой трон и по-прежнему стал властителем Ирана. После этого все пошло обычным порядком, будто Юсиф-шаха никогда и не существовало.

Я удивляюсь неразумию звезд: как они не поняли, что иранцы обманывают их, что седельник Юсиф-лже шах, возведенный на престол благодаря хитрости иранцев. Какое простодушие звезд! Как ловко обманули их хитроумные иранцы!

Звезды сделали несчастным бедного, ни в чем не повинного Юсифа, оставив в покое истинного повелителя Ирана Шах-Аббаса, и в течение сорока лет равнодушно взирали на его деспотизм, жестокость и изуверство. Яркий пример бесчеловечности, жестокости Шах-Аббаса-расправа с родными сыновьями: двоих он ослепил, а третьего умертвил.

Но, пожалуй, нельзя упрекать и звезды, так как они ничего не имели против самого Шах-Аббаса. Им необходимо было уничтожить человека, который занимал иранский трон на пятнадцатый день после праздника Новруза. А в тот день троном и короной владел седельник Юсиф, на которого и обрушился гнев небесных светил!

Могли ли звезды предположить, что иранцы обманут их и вместо законного повелителя Ирана подведут под удар подставного шаха?

И до чего же глупы эти англичане, что чуть было не затеяли войну с таким опасным народом!

7
{"b":"41381","o":1}