ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Друзья мои! Друзья! Ребята! Похоже, ваш брак лишился былой романтики!

– В нем ее отродясь не бывало, – внесла ясность Шелли. – Над чем мы и продолжаем работать.

– А я уж решил, что вы сейчас у Кита, в «лаборатории любви». Учитесь обращаться с его красноголовым рычагом.

Своей лысеющей головой и близко поставленными глазенками Тягач сам напоминает таковой красноголовый рычаг, подумала Шелли.

Австралиец подмигнул Киту и сально улыбнулся, но тот одарил Тягача уничижительным взглядом.

– Мы с тобой, часом, нигде не встречались? М-м… к примеру, на «Шоу Джерри Спрингера»? Кто этот пошляк? – спросил он у Шелли.

Оператор не дал ей времени на ответ.

– Знаешь, Шелли, этот америкашка прав. Лично меня бабы запугали до предела; теперь я только и делаю, что слежу за своей речью и от некоторых словечек воздерживаюсь. Но знаете, что я вам скажу, ребята? Из одной болтовни про равенство передачи не сделаешь. – Тягач быстрым движением выхватил миниатюрный микрофончик – он был приклеен скотчем к внутренней стороне клапана рюкзачка, болтавшегося на плече Шелли.

Кит среагировал мгновенно, схватив оператора за горло.

– Так ты втихаря записывал наш разговор?!

– Подумаешь, дело какое! Габи уже давно следит за вами в телеобъектив и пускает слюнки. По ее словам, знай она, что вы будете так клево смотреться в одних трусах, она бы заранее удалила себе соски.

– Ты нас еще и на камеру снимал? – Кит настолько приблизил лицо к лицу австралийца, что мог разглядеть все поры нездоровой кожи.

– А как же.

Шелли почувствовала, что от отвращения к горлу подкатил комок тошноты.

– Документальный телевизионный вуайеризм поднялся до уровня новых глубин, – саркастически произнесла она.

– А вы прочитайте получше ваш контракт. Вас можно снимать в любое время, кроме тех случаев, когда вы трахаетесь или сидите на унитазе. – Тягач осклабился, обнажив желто-коричневые зубы. – Так что успокойтесь-ка, мои дорогие. – Он указал на спрятанную в кустах кинокамеру на треноге. – Это – Главная в Мире Столица Новобрачных. Здесь на любом шагу можно наткнуться на клочки девственной плевы. Можно купить сделанные из нее сувениры – макраме и прочее. – Тягач ткнул пальцем в грудь Шелли. – А вы, милая, знаете ли, могли бы походить и без лифчика. Поплещитесь немного в бассейне и войдете во вкус.

Большинство мужчин в наши дни научились устало продираться сквозь семантику современного феминизма. – К их числу Тягач явно не относится, подумала Шелли.

– Эх, где вы, настоящие мужики? – воскликнул австралиец, обнажив терракотового оттенка зубы. – Я хочу, чтобы сиськи были повсюду!

– Забудьте! Мои яблочки созрели не для вас! – резко оборвала его Шелли. – Неужели? – Оператор извлек из заднего кармана брюк десятифунтовую купюру и со шлепком положил на прилавок. – Спорим на десятку, что заставлю твои сиськи пошевелиться, даже пальцем их не тронув. – Не дожидаясь ответа, он протянул руку и ущипнул Шелли за ближайший к нему сосок. – Вы выиграли! – разразился он смешком, а затем заговорщически подмигнул Киту. – Это ей только на пользу, дружище.

Кит шлепнул по прилавку купюрой в двадцать долларов.

– Ставлю двадцатку, что приведу в движение твои яйца, даже пальцем их не тронув. – Не успела Шелли произнести слово «контральто», как он врезал коленкой прямо между волосатых ног австралийца. – Мучительная смерть будет ожидать любого, кто попытается заснять меня без моего разрешения. – Кит еле сдерживался от гнева. – Ты понял, сукин ты сын, импотент паршивый?!

– Ты… ты мудак! – ответил на это отнюдь не в уайльдовской манере любитель женских бюстов.

Когда Кит решительно зашагал к пляжу, Шелли бросилась за ним вдогонку. От усыпанной гравием дорожки волнами поднимался раскаленный воздух. Слышался стрекот цикад, щелкавших своими крылышками словно кастаньетами.

– Четыре миллиона лет эволюции, и чем же, черт побери, нас пичкает телевидение? Идиотскими реалити-шоу! – раздраженно бросил Кит.

– Я знаю. Эти передачи – для тех, кому нечем заняться, кто сам ничего не умеет делать! Отменная пища для ума.

– Верно. И первой в голову приходит такая мысль: «Какого дьявола я смотрю такое дерьмо?»

– Вот как? – удивилась Шелли. – У нас с тобой появилось нечто общее. Мы оба ненавидим пустые телепередачи. Так, может, пойдем и снимем немножко денежек с нашего трахательного счета?

Боже, она невольно уподобилась сейчас этому идиоту Тягачу!

Шелли остановилась и нагнулась, чтобы вытряхнуть песок из туфельки и подтянуть джинсы, а сама исподтишка бросила взгляд на мужа. Тот безмолвно рассматривал округлости ее, так сказать, кормы.

– Ну, что скажешь? – кокетливо улыбнулась она.

По лицу Кита, словно тучи в ветреный день, промелькнули самые противоречивые чувства. Под непроницаемой оболочкой, подобно рифам под поверхностью прозрачного синего моря, показалась как будто бы другая жизнь. И Шелли сочла, что в плавание пускаться опасно. Черт возьми, что же он все-таки за человек такой?

Кит мгновение помедлил, пребывая в нерешительности, затем все-таки принял решение.

– Извини, я не из той породы парней. – Он одарил Шелли улыбкой, такой ослепительной, что при ее свете можно было читать даже в темноте, после чего перешел на бег и исчез из поля зрения.

Перефразируем известную пословицу: скажи мне, с кем ты отдыхаешь, и я скажу тебе, кто ты. Отдых в обществе мужа, который не спит с тобой, означает, что ты последнее ничтожество, с горечью размышляла Шелли. До заключения брака все только и думают что о сексе. А как же тогда секс после заключения брака?

Она наконец научилась мыслить как мужчина, но в результате обнаружила, что ее единственный мужчина думает как женщина.

– Так чего ему надо? – прозвучал рядом с ней голос Габи. Режиссерша примчалась на пляж и теперь яростно потрясала контрактом Кита.

– Он желает упрочить наше духовное общение.

– Да. Все правильно. А на закате жизни ты пожалеешь о том, что тебе слишком много приходилось заниматься сексом… Послушайте, миссис Кей, мне всего дважды удавалось получить работу. Моя нынешняя – вторая. Так что не устраивай мне подлянку, милочка!

– Но он ненавидит телекамеры!

– Но он подписал контракт!.. Послушай, даю тебе время до вечера, постарайся взять над ним верх. Никаких телекамер не будет. Однако потом я продолжу съемки. Поняла? Духовное общение, это ж надо так сказануть! Интересно, какое у него общение с этой французской шлюшкой из хренова оркестра, хотела бы я знать!

Шелли оставалось лишь выяснить, что у них с Китом общего. Компьютер выбрал их из многих тысяч кандидатур. Они должны иметь одинаковую, так сказать, длину волны. Конечно, транслируемые Китом сексуальные сигналы заставляли ее вторить им, мурлыкать от удовольствия. Ведь не может же быть так, что их объединяет полное отсутствие общих интересов? Или все-таки может?

Половые различия:

Возбуждение.

Мужчины заводятся от таких вещей, как пиво, футбол, блондинки, еда и телеканал «Плейбой».

Женщины заводятся из-за ничегоа потом выходят за него замуж.

Глава 6

Осадное положение

Одна из величайших загадок жизни состоит в том, что все люди делятся на домоседов и тех, кому не сидится дома, и почему-то обязательно происходит так, что эти полные противоположности заключают брак.

В первое же утро своего медового месяца в тропическом раю Шелли обнаружила, что молодой муж не мыслит себе жизни без дельтаплана, акваплана, водного парашюта и рафтинга. Если привычной средой обитания Шелли всегда был концертный зал, то Кит принадлежал к той породе людей, которые небрежно прихватывают походную палатку и исчезают на недельку-другую – как выясняется впоследствии, чтобы покорить Эверест.

Впрочем, Шелли тоже порой отличала любовь к бегу – например, когда дома случился пожар. А раз по капризу матери ей пришлось записаться в число участников Лондонского марафона в пользу фонда поддержки неполных семей; некоторые подумали было, что она здорово стартовала… но вскоре догадались, что это, видимо, финиш прошлогоднего забега. Больше всего жизнь ей отравляла мысль о том, как бы тот гад, который изобрел аэробику, не устроил очередную подлянку, придумав что-нибудь еще более изощренное. С него, садиста, станется.

15
{"b":"415","o":1}