ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В глазах Кита промелькнуло удивление.

– Просто я не привыкла погружаться в воду в открытом океане, – сымпровизировала она. – Мне больше по душе нырять среди рифов, охотясь за кораллами.

– Здесь тебе нечего опасаться. Единственный хищник, которого я вижу поблизости, – это Тягач, – указал себе за спину большим пальцем Кит, имея в виду оператора. Два других участника съемочной группы изо всех сил старались натянуть на его тушу черный резиновый костюм – так огромный датский дог безуспешно норовит протиснуться в крошечную дверцу для кошки. – А этот звукооператор? Он вообще умеет разговаривать? Или хотя бы мыться?

– У него имеются кое-какие проблемы, верно, однако их вполне разрешит лечебный шампунь, – откликнулась Шелли, желая показаться жизнерадостной.

– Отлично! – рассмеялся Кит. – В любом случае лучшая гарантия не попасть в пасть акулы – это не вести себя как наживка!

«Тебе легко говорить», – уныло подумала Шелли.

– Акулы гораздо глупее питбулей, но, пожалуй, противнее их. Не паникуй и старайся не производить лишних движений. Иначе будешь похожа на раненого тюленя. Опускайся на глубину. Я обычно двигаюсь ко дну и стараюсь притвориться камнем. Если акула все-таки нападет на тебя, бей ее кулаком прямо в жабры. Тогда в последние мгновения тебя хотя бы утешит мысль, что ты сдалась не без боя. Кто не рискует, тот не пьет шампанского. – Кит подмигнул ей, натягивая на загорелое лицо маску. – Да, вот еще что. Не писай в воде. Акулы обожают этот запах. Если я буду нужен, ты только позови, я мигом подплыву.

– Ты будешь нужен? Не льсти себе, Кинкейд! – отозвалась Шелли, стараясь придать голосу небрежную мужественность. Все-таки приятно осознавать, что ныряешь вместе с квалифицированным, опытным врачом. О, как страстно ей хотелось испытать на себе его профессиональные знания, оказаться в ситуации, когда они выступят в роли врача и пациентки, предпочтительно в ее постели!

Кит понимающе улыбнулся, поправил регулятор подачи кислорода и беззвучно скользнул в океанские глубины.

В отличие от него Шелли погрузилась в пучину Индийского океана не столь элегантно. Ее движения скорее напоминали моржиху, разрешающуюся потомством. Подняв фонтан брызг и заглотив пару галлонов морской воды, она бултыхнулась за борт; инструктор ухватился за ее кислородный баллон и потащил через лес водорослей к якорному канату. Постепенно, с короткими остановками, каждый раз считая до десяти, погружаясь все глубже и глубже, Шелли постаралась делать то, чему научилась во время тренировки в бассейне. При этом она вспомнила, что в ее любимых поэтических произведениях боги плескались в обществе наяд и нимф. Пан, самый дикий и необузданный из богов, с кем же он кружится в пляске? С феями, обитательницами бассейна, вот с кем! Вода – прекрасная, доброкачественная, природная среда, убеждала себя Шелли, мысленно напевая фрагменты из «Музыки на воде» Генделя. Да, она совершенно уверена в себе, она в полной безопасности, она превосходно себя чувствует, а Кит – опытный, знающий врач. Она в хороших руках, вернее, вскоре окажется в таковых, если сымитирует аварийную ситуацию. Ситуацию, требующую искусственного дыхания по схеме «рот в рот», которое будет делать добрый доктор Кинкейд.

Инструктор знаком велел Шелли отпустить якорный трос. Это предложение она встретила с той же теплотой, с какой отвечают на предложение лечь под нож хирурга, чтобы без анестезии удалить обе груди. Подводные течения нещадно тянули ее одновременно в разные стороны. Впечатление было такое, будто она неожиданно угодила внутрь гигантского блендера. Голландец-инструктор снова сделал знак, предлагая следовать за ним. Какой абсурд! Ну почему чем большую потенциальную опасность таит в себе та или иная забава, тем более приятной она считается? Наверное, оказаться в джунглях Конго куда безопаснее, чем отпустить якорный трос в открытом океане.

Инструктор подал Шелли знак, которому она научилась во время тренировки в бассейне, – «С вами все в порядке? Помощь нужна?».

Учащенно дыша, Шелли подумала – неужели у нее хотят спросить: «Не нужен ли вам бесплатный сувенир – искусственное легкое?»

Инструктор нетерпеливо разжал ей пальцы и жестом велел плыть вперед, в пугающую водную тьму. Шелли увидела пузырьки из баллонов других ныряльщиков, опускавшихся все ниже и ниже. Хотя под весом баллона со сжатым воздухом ее беспорядочно носило из стороны в сторону, она каким-то образом смогла приблизиться костальным. И к собственному ужасу, поняла, что они вот-вот исчезнут среди остова какого-то затонувшего судна, скорее всего баржи, намертво припаянной к песчаному морскому дну. Один за другим ныряльщики стали исчезать в люке, густо обросшем по краям ракушками. Шелли сделала инструктору понятный без перевода жест, означавший «А фигу тебе!». Пожав плечами, инструктор последовал за остальными отважными исследователями океанских глубин и вскоре исчез из виду.

Шелли попыталась взять себя в руки, убедить себя, что остаться одной в глубинах Индийского океана вовсе не страшно. Она находилась в царстве вечного безмолвия. Гробовую тишину нарушал лишь звук ее собственного участившегося дыхания.

Внизу простирался почти лунный пейзаж – пустынный, если не считать косяка рыбок губанов, прямо-таки двойников Мика Джаггера, и странного вида ската, который своей широкополой мантией и зловещей ухмылкой напоминал театрального злодея.

Шелли робко приблизилась к корме затонувшего судна и, приободренная собственным успехом, двинулась к правой стороне корабельных останков – в надежде, что ее спутники скоро выплывут обратно.

Но стоило обогнуть заржавленную корму баржи, как ей тотчас стало не по себе. Сердце подпрыгнуло в груди, норовя выскочить из горла. Вместо знакомого лица Кита на нее таращились остекленелые глаза огромной дохлой псины. Раздувшееся тело колыхалось в воде на веревке – один конец был обмотан вокруг шеи животного, второй – привязан к лежавшему на дне камню. У Шелли возникло ощущение, будто пес со сдержанным любопытством разглядывает ее. А в следующее мгновение ее охватил неподдельный ужас. Конечно, дохлая собака лучше, чем живая акула, но разве на мертвую собачатину не может позариться живая, всамделишная акула?

Барахтаясь в воде неподалеку от люка, Шелли изо всех сил убеждала себя не принимать за акулу каждую подводную тень – до тех пор, пока не увидела настоящую акулу. Защитная окраска акул – явная ошибка природы. От кого этим убийцам прятаться в глубинах океана, скажите на милость?

Для ответа на этот вопрос оставались считанные доли секунды – доисторическая морская хищница, того же серого цвета, что и толща воды, метнулась в ее сторону с такой быстротой, что у Шелли не хватило времени даже на то, чтобы притвориться камнем. Наоборот, она немедленно взялась исполнять роль наживки, причем весьма успешно – заметалас. ь из стороны всторону, принялась совершать бессмысленные движения и даже от испуга обмочилась. Она попробовала нажать кнопку устройства, помогающего всплыть на поверхность, однако вместо этого выпустила воздух и стала опускаться на дно, чувствуя, как с нее соскальзывает маска. В довершение ко всему Шелли умудрилась ободрать о камни кожу на лодыжках и посадить на заднице синяк. Стремительное погружение вырвало изо рта регулятор подачи воздуха. Задержав дыхание, Шелли принялась беспомощно шарить вокруг. Наконец ее пальцы нащупали что-то резиновое, и она потянула это нечто к себе. Ухватив губами регулятор, она сделала торопливый вдох, забыв нажать на кнопку, которая позволила бы очистить трубку от соленой воды. Шелли отчаянно закашлялась, чувствуя, как страх тугим панцирем сковывает грудь. Интересно, есть ли в мобильнике капитана номер воздушной спасательной службы интенсивной терапии?

Пугающая легкость начала охватывать все ее существо. Мозг, казалось, парил в воде, чего не скажешь про тело. «Как будет по-французски «переливание крови»? Но нет! Боже! Не допусти, чтобы меня отправили во французскую клинику! Я же не говорю по-французски. Я выйду оттуда с новыми половыми признаками!» – мысленно взмолилась она.

21
{"b":"415","o":1}