ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Тягач, Майк, смотрите, да это же материнское молочко! – Довольная тем, что удалось отвлечь внимание членов экипажа, Шелли прошипела Киту на ухо: – Так ты издеваешься? Я не ослышалась? Как я сразу не догадалась, что ныряние – лишь предлог в очередной раз унизить меня!

– У меня и в мыслях не было, честное слово! – фыркнул Кит. – Ты же сама указала в анкете, что любишь спорт, «особенно водные его виды». Выходит, ты в очередной раз солгала?

Она-то не солгала. Солгали ее ученики. Ей же пришлось признать: еще одно очко в пользу этого мерзавца Кита Кинкейда.

Сквозь низко повисшие над морем облака стали пробиваться солнечные блики. Доктор Кинкейд нежно взял Шелли за запястье, чтобы нащупать пульс, и ее настроение тотчас улучшилось. Она подставила лицо ласковым поцелуям солнца и, разморенная, чувствовала, что вот-вот задремлет под равномерный рокот мотора.

– Послушай, – добродушно добавил Кит, – если хочешь понырять снова, тебе придется начинать все с самого начала.

Но Шелли не желала начинать все с самого начала; она мечтала лишьотом, чтобы поскорее вернуться в гостиничный номер и сбросить с себя одежду.

– Придется понаблюдать за тобой, детка, – хрипло произнес Кит. – Вдруг проявятся последствия шока. Закутайся потеплее и побольше пей жидкости.

– Слушаюсь, сэр. Наконец-то я нашла то общее, что нас объединяет, – аллергия к карме и всему этому вздору, который несет Коко. Я хочу сказать, ты же не веришь в подобную чушь? Врачу не подобает верить в реинкарнацию и все такое. Правильно я говорю? – И она подмигнула Киту.

– Откуда мне знать? Я ведь не врач.

– Что?! Но ты везде в анкетах писал, что ты доктор.

– Кто? Я? – удивился Кит. – Ну вообще-то я как-то раз играл медбрата в телевизионном сериале. Еще у себя в Америке.

– В телесериале? В мыльной опере?

– Да, в довольно посредственной. И все-таки это лучше, чем играть того парня, что убивает инопланетного монстра, исполинского кальмара, в сериале «За пределами Вселенной. Последний рубеж». Это мой второй, так сказать, шедевр, которым я могу похвастаться. Ты когда-нибудь видела меня по телику?

Нет, она никогда не видела его на экране телевизора, это абсолютно точно. Потому что, если бы видела, ее язык уже давно бы прилип к экрану.

– А я-то была уверена, что ныряю с врачом. Я только потому и согласилась составить тебе компанию – думала, что буду в полной безопасности. И в результате чуть не погибла! – захныкала Шелли, чувствуя, как к горлу подкатывает тошнота. – Похоже, честность действует точь-в-точь как солнечный свет на вампира!

Кит собрался что-то ответить, но, видимо, передумал и, закусив губу, отвернулся. Шелли успела заметить, что лицо его приняло отрешенное выражение. Несмотря на любовь к грубоватым выходкам, характер у него не такой уж и скверный. Просто он натура сложная – как бередящее душу чередование минорных и мажорных аккордов. Вот и сейчас неожиданная задумчивость резко контрастировала с лазурным небом и сапфировым морем. Шелли ощутила прикосновение безжалостной длани тропического солнца, своего рода расплату за доверчивость.

– Ты обманщик! Твой обман виден как на ладони!

– Это у тебя кое-что видно как на ладони, дорогая. Или я не прав? – усмехнулся Тягач. В одной руке у него была бутылка «Стеллы Артуа», другой он ткнул пальцем в ее трусы. Шелли посмотрела в указанном направлении и поняла, что день действительно не сложился – не везет так не везет во всем. Из-под складки купального костюма предательски выбился завиток лобковых волос. – В этом бикини вы имели бы огромный успех у холостяков!

Шелли едва не выпалила, что Киту, например, это нравится, однако поняла, что бессмысленно утверждать такие вещи – кто знает, вдруг он изменил свои симпатии. Вполне мог, если принять во внимание, что Коко прямо у нее на глазах протянула ему банку пива, на мгновение прижав холодную емкость к пояснице Кита.

Тягач снова привел в действие камеру, надеясь до конца записать монолог Шелли. Его героиня из последних сил попыталась приосаниться и принять бодрый вид. Однако в этот самый момент катер сильно накренился, и Шелли едва не полетела кубарем на палубу. Она еле-еле удержалась на ногах, угодив рукой в ведро с наживкой, и испуганно взвизгнула.

– Готова порекомендовать отдых в этих краях! – язвительно заявила она в объектив видеокамеры. – Приезжайте! Получите истинное удовольствие от неотложной медицинской помощи, оказываемой здешним туристам! От всего сердца рекомендую! Вы тоже можете стать отличной приманкой для акул!

Присутствующие на борту катера тотчас наперебой принялись заверять ее, что акула была безобидным созданием, а вовсе не людоедом. Морская хищница всего лишь проявила любопытство к дохлой собаке, брошенной кем-то на дно. Шелли тоже было любопытно узнать: каким образом чертова псина оказалось на дне морском как раз в том месте, где она ныряла, – однако этого никто не знал и не желал знать.

– Акулы? Да они сами больше вас испугались, – назидательно произнесла Коко.

Почему-то Шелли всегда думала, что акулы особой застенчивостью не отличаются. Так что слова француженки можно было, без всякого сомнения, назвать очередной большой жирной ложью. Как и ту фразу: «Привет, выходи за меня замуж… Я – врач!»

Кит неожиданно улыбнулся:

– Немудрено, что акула занервничала. Бессмысленное бултыхание в воде поразит кого угодно. – Он засмеялся вместе со всеми, Коко же принялась полотенцем вытирать его великолепное тело.

«Говори-говори, – подумала Шелли, – но я точно знаю, почему та акула была такой нервной, – потому что акулы спариваются на всю жизнь».

Половые различия: Домашняя работа.

«Домашняя кухня»это такое место, где, по мнению мужа, всегда можно найти жену.

Глава 8

Боевая готовность

Супружество значительно упростилось бы, имейся в нашем распоряжении брачный тренажер: пристегиваешься к нему, и пожалуйста, вот вам все семейные кошмары и радости. Нужны они вам или нет – решайте сами. Шелли определенно пока еще никаких радостей не получила.

Наступил третий день медового месяца, и было ясно как дважды два: Кит не торопится исполнять супружеские обязанности. Артериальное давление у Шелли подскочило до термоядерного уровня. Она не призналась бы в этом ни одной живой душе, поскольку хорошие девушки этого не делают, но она мастурбировала теперь с такой интенсивностью, что впору было заказать себе на запястья махровые напульсники, какими обычно пользуются теннисисты. Ее правая рука сделалась самой опытной мастурбирующей рукой за всю историю человечества. Пальцы ни одного человеческого существа не трудились столь упорно с тех самых пор, как Пруст вручную, без всяких там стенографических сокращений, накатал семь своих романов.

Неожиданно раздался стук в дверь. Увы, в дверь, как выяснилось, постучалась отнюдь не госпожа удача, а Габи, Тягач и Молчун Майк.

– А-а-а, это вы! – кисло встретила гостей Шелли. – Ну, какие еще спортивные ужасы сегодня для меня приготовлены? – Она прикрыла ладонью глаза от слепящего солнца. – Охота на носорога? Спуск в жерло вулкана? Или кастрация самца антилопы?

Шелли оглушительно чихнула. Вчерашняя пытка океанской водой обернулась простудой и обгоревшей на солнце кожей, от бедер до стоп, от плеч до кончиков пальцев – этакий ядовито-красный контур ее водолазного костюма.

– Миссис Кей, пришло время, так сказать, поменять местами вульву и рот, – заявила Габи и, поправив на носу очки, помахала перед ее глазами контрактом. – Мне нужен отснятый материал!

– Забудьте об отснятом материале. Лучше пристрелите меня на месте! Черт, ну и лопухнулась же я, согласившись на ваше телевизионное замужество. Даже не знаю, с чем еще сравнить. Разве что с «химией», которую сделала себе в конце восьмидесятых.

Шелли смущенно покачала головой, вспомнив безумные минуты в лимузине, когда прикосновение мужских губ до основания потрясло и изменило всю ее жизнь.

23
{"b":"415","o":1}