ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Если только ты не объяснишь мне, что все это значит, я все расскажу телевизионщикам, прямо в камеру! – выбросила Шелли свою козырную карту.

Адамово яблоко Кита заходило вверх-вниз. Казалось, он пытался проглотить переполнявшие его эмоции, и внутри горла то и дело сновал лифт.

– Самые ужасные вещи. Пусть все покажут по телику. В прайм-тайм. По всей Англии. Я расскажу, что ты мне нравишься. Нравишься, несмотря на то что у тебя из ушей растут волосы. Длинные, до плеч. Расскажу, что запах из твоего рта скорее всего временное явление…

– Если ты не отдашь мне эти хреновы билеты, то я расскажу, что ты хранишь дома самодельный костюм героини «Стар Трека».

– А я расскажу, что ты питаешь слабость к женскому нижнему белью. Неужели ты допустишь, чтобы всему миру стали известны твои сексуальные пристрастия? Да еще с пикантными подробностями, в духе желтых газетенок?

– Если о ком и напишут в таблоидах, то лишь о тебе, киска! Особенно после того, как я раструблю на весь мир, что ты кончаешь только тогда, когда я облизываю большие пальцы твоих ног, а это не слишком приятное занятие, если учесть, что у тебя неизлечимый грибок!

– Ты ведешь себя как недоразвитый подросток! Терпеть не могу детей, особенно когда они становятся взрослыми. Детям еще можно простить, когда они обкакают тебя. А вот взрослым людям следует избавляться от привычки непредсказуемой дефекации.

– Ты не любишь детей?! Вот главное свидетельство того, что ты бесчувственная, самовлюбленная, высокомерная, стервозная англичанка!

– Я? Самовлюбленная?! Позволь напомнить тебе, что я как-никак выиграла половину этого жуткого медового месяца. Однако не я собираюсь втихаря линять с этого дурацкого острова! О Боже! Ну почему компьютер не выбрал мне в пару другого финалиста? Например, того славного юриста по уголовным делам!

– Ты не находишь, что выражение «юрист по уголовным делам» попахивает тавтологией?

– Он окончил Итон, да будет тебе известно!

– Угу. По курсу современной содомии!.. Если бы не я, тебе никогда бы не выиграть этот идиотский медовый месяц в тропиках! Это я выбрал тебя! – признался Кит в запале.

– Что? Разве нас с тобой выбрал не компьютер?! – Удалившись на внушительное расстояние от спасительного кораллового островка, лодка угрожающе подпрыгивала на волнах.

– Не строй из себя наивную дурочку! Один из продюсеров – мой приятель. Он мне кое-чем обязан. Мне срочно понадобились бабки, и… Добро пожаловать в Удивительный Мир Взяток! – Кит ненатурально хохотнул. Шелли показалось, что за показным добродушием она снова разглядела уязвимость и печаль.

– Ты хочешь сказать, что в нашем конкурсе все было подстроено заранее?

– Абсолютно все! Извините, леди и джентльмены, – произнес он с нарочитым, певучим американским акцентом, – но результаты шоу, которое вы сейчас смотрите, подстроены.

– Тебя могут отдать под суд за мошенничество и предварительный сговор!.. И кстати, – Шелли отчаянно хотелось услышать устраивающий ее ответ, – если у тебя была возможность выбрать любую женщину, то почему, скажи на милость, ты выбрал меня?!

Сгорбившись над перегретым мотором, Коко направила лодку к пристани.

Кит, закрутившись в полотенце, как в саронг, забросил причальный конец на причал, прыгнул следом и закрепил его вокруг кнехта.

– Потому что ты показалась мне… ну, самой безобидной! – наконец ответил он. – То есть серой мышкой. Неприметной. Безобидной. Предсказуемой. – Он протянул ей руку и помог сойти на причал. – Надежной.

– Серой мышкой? – Шелли была потрясена. Кит тут же воспользовался ее секундным смятением и выхватил билеты из ее безвольной руки. – Неприметной? Безобидной? Предсказуемой? – Чтобы не расплакаться, Шелли закатила глаза к небу, затянутому серыми, рваными тучами. – И что, я именно такая в твоих глазах?

Но Кита уже как ветром сдуло – под тугими струями дождя он бросился по причалу к берегу и скрылся из виду, не оставив ей никаких надежд на светлое будущее.

Да, все-таки ее мамочка была права. Девушке не следует приближаться к мужчине, доверчиво открыв ему душу. Иначе в нее налетят мерзкие мухи.

Половые различия:

Как произвести впечатление.

Как произвести впечатление на женщину: изобразить нежность, ласку, преданность, доверие, правду, духовную близость.

Как произвести впечатление но мужчину:

а) прогуливаться перед ним нагишом;

б) привести обнаженную длинноногую манекенщицу, у которой есть своя пивоварня и сестра-близняшка без предрассудков;

в) устроить сеанс – борьбы в грязи.

Глава 12

Объявление войны

Шелли не вполне представляла, как она смотрится в одеянии Рабыни Любви – в черных чулках, напоминающих рыбацкую сеть, кожаном бюстье и еле прикрывающем лобок треугольничке, имитирующем шкуру зебры. Но в одном она была уверена на все сто – в таком наряде ее вряд ли посчитают безобидной и предсказуемой.

Если Кита и повергло в шок ее превращение в Секс-Богиню, то он не подал виду. Даже глазом не моргнул, когда увидел ее в гамаке у гостиничного бассейна в обществе Доминика. Оба заразительно смеялись. К разочарованию Шелли, Кит ничего не сказал, а лишь склонил набок голову, будто прислушиваясь к звукам рок-н-ролла, доносившимся из «Каравеллы», где проходил костюмированный бал. Музыка играла так громко, что жизненно важным органам Шелли стало дурно. (Ни для кого не секрет, что есть такая музыка, которую лучше слушать по пьяни, а не на трезвую голову.) Возле бассейна толпы наряженных под телепузиков или Тину Тернер людей распевал и битловские песни и, кривляясь, танцевали танец свим. Всю эту какофонию, к счастью, заглушал безжалостный вой штормового ветра.

– Пойми, Доминик использует тебя лишь для того, чтобы влезть своей отвратительной рожей в объектив камеры! – крикнул Кит.

Зажженные факелы. – расставленные вокруг кабинок, зашипели под яростными порывами ветра, как будто выражая от имени Шелли негодование.

Доминик раздул ноздри своего галльского носа.

– Извините, месье. Для описания нашей дружбы прекрасно подойдет высказывание великого Монтеня: «Потому что я был я, а она была она». А теперь в подтверждение искренности моих чувств я подарю вам то, что английский поэт Ките назвал влажным блаженством, – сказал он и легонько прикоснулся губами к губам Шелли, которая тут же вздрогнула. Заметив ее реакцию, француз накинул ей на плечи свою кожаную куртку и заботливо расправил, чтобы даме стало теплее.

– Видишь? – заметила Шелли, плотнее укутываясь в куртку. – Вот так поступают настоящие кавалеры. Когда даме становится холодно, они предлагают ей куртку. Они цитируют поэтов. Они красиво ухаживают. Они вежливы и очаровательны, заботливы и умны. Ты совсем не такой. Ты, Кинкейд, настоящее животное!

– Царство животных – это уже шаг вперед по сравнению с царством растений, – парировал Кит, многозначительно глядя на Доминика. – Послушай, Рабыня Любви! – Он протянул руку под куртку и подергал Шелли за ремень. – Мне нужно поговорить с тобой с глазу на глаз.

– Нужно? Но у меня тоже есть свои потребности, которые мне удалось удовлетворить – великое тебе спасибо! – впервые после моего восхитительного замужества. – Она повернулась к Киту спиной и теснее прижалась к Доминику.

– Слава Богу, я оказался здесь вовремя, чтобы спасти твои репродуктивные органы от целой колонии опасных микробов. – Кит развернул Шелли лицом к себе, причем довольно бесцеремонно. – Послушай, когда этот твой мудозвон Доминик заливает, что он-де человек либеральных взглядов, что он-де сознает жуткую степень интеллектуального, сексуального, эмоционального и экономического угнетения женщин, что ему стыдно за других мужчин, он просто вешает лапшу на твои доверчивые уши. Разговорчики о мужиках-шовинистах не более чем сладкоречивый способ спросить бабенку: «Не перепихнуть-еяли нам, крошка?»

– А тебе-то какое дело? – Шелли приготовилась слезть с гамака и поставила ноги на землю, вызывающе глядя в глаза Кита.

36
{"b":"415","o":1}