ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А второй раз?

Кит Кинкейд заметно изменился в лице. Прикусил нижнюю губу и уставился в окно.

– Скажем так, чтобы найти свою принцессу, мне пришлось перецеловать множество лягушек. Впрочем, на амфибию ты не похожа.

С этими словами он положил руку на шифоновое колено Шелли, отчего та часть ее тела, что пряталась между ног, моментально исполнила короткое фанданго. Это прикосновение пробудило в ней все дремавшие прежде чувства – своеобразная гормональная побудка. Печальная правда заключалась в том, что с тех пор, как умерла мать, у нее никого не было. И если в школе ей поручали провести лекцию на тему полового воспитания, она неизменно читала по бумажке. Уставший от одиночества клитор – в духе известных стихотворных строк «О, вспомни обо мне!» – то и дело посылал ей своеобразные сигналы SOS. И если бы не мадам Ладошка и пять ее юрких дочурок (надо сказать, что помощи двоих старших Шелли обычно хватало, потому что остальные трое спорили, кому нажимать кнопки видеомагнитофона), она, можно сказать, усохла бы на корню. Да-да, о воздержании можно рассуждать сколько угодно, однако почему-то эти философствования неизменно начинались словами «Ну почему именно я?».

– Главная загвоздка – это мы сами, мужчины и женщины, – гнула свою линию Шелли, стряхивая руку спутника, словно назойливую муху. – Мы не просто родом с разных планет, нет, мы из разных галактик. Вот почему у нас никогда ничего не выйдет.

– Ну, это не наша вина. То есть я хочу сказать, что запросы мужчин просты как дважды два. Футбол, жратва, музыка и… – теплая рука Кита вновь прокралась к ее ноге, даже чуть выше, чем в прежний раз, – секс. Это вам, женщинам, вечно нужно бог знает что!

После третьей бутылки шампанского кровь в жилах Шелли сделалась заметно горячее, и по телу разлилась приятная истома. Неожиданно закоренелая мужененавистница почувствовала: ее так и тянет к смазливому болтуну, что развалился рядом на сиденье лимузина.

– Мне не нужно бог знает что! Мне нужен мужчина, который всегда готов взять вину на себя и держаться на вторых ролях, – поддразнила его Шелли. – Но с другой стороны, чтобы ему хватало ума признать превосходство женщин.

В ответ Кит лишь расхохотался. Чувствовалась в нем некая животная сила. От его тела словно исходил жар, и Шелли было немного не по себе. И вовсе не потому, что печка в лимузине работала на полную мощность, и в салоне стояла духота. Кстати, Шелли была за это даже благодарна, потому что Кит расстегнул несколько пуговиц рубашки, приоткрыв литые мышцы груди.

– Ну разумеется, кто спорит! – Кит Кинкейд с вызовом посмотрел на нее. – Вот ты, конечно, умна, раз тебе хватило мозгов выбрать такого парня, как я! – подмигнул он ей. – Черт, а как вы действуете нам на нервы, когда начинаете ныть и жаловаться, что этот мир принадлежит нам, мужчинам! Где же тогда ваше хваленое превосходство?

– Не передергивай. Ни для кого не секрет, что мужчинам живется легче.

– А откуда это известно тебе?

– Ладно!.. Морщинки вокруг глаз и немного седины придают вам благородства. Вы, например, можете спокойно позволить себе съесть банан, и никто не станет при этом представлять вас в голом виде. Вам и в голову не придет резать себе вены, если кто-то заявится на вечеринку точно в таком же платье, как у вас. – Дальше Шелли принялась перечислять на пальцах. – Вам не нужно брить волосы на теле ниже адамова яблока. Вы и в голову не возьмете, если кто-то не заметит вашей новой стрижки. Более того, парикмахер не заломит с вас за нее двойную цену. Средняя продолжительность ваших разговоров по телефону около тридцати секунд. Вы не бываете в дурном настроении. Вы…

– Эй! – перебил ее Кит. – Дай тебе хорошего мужика, и ты тоже никогда не будешь в дурном настроении. Гарантирую. – Он нарочито протянул эти слова, и они, на манер реактивных самолетов, словно прочертили в воздухе хорошо видимый след. – Тебе нужны доказательства, что мир принадлежит вам, женщинам? У меня, детка, для тебя есть всего два слова. – И он, положив руки на кожаную спинку, откинулся назад, явно довольный собой. – Это слова «множественный» и «оргазм». Вторая причина войны полов целиком и полностью на вашей совести. Мы, мужчины, такие щедрые и уступчивые! В то время как вы, красотки, вечно чего-то от нас требуете, вечно вам всего мало! Вы только и делаете, что понукаете нас: «Еще! Не останавливайся!» Вам наплевать, что мужик уже на грани издыхания, трудится из последних сил. Мы, видите ли, чтобы не кончить раньше времени, должны думать о чем-нибудь неприятном. Признаюсь честно, я сам как-то раз представил себе Андреа Дворкин, Энн Уидком и Барбару Буш голыми и в результате оттянул момент оргазма на целых три месяца! – Кит Кинкейд открыл рот и стал хохотать. Это был грубый, циничный смех, который сначала задевал Шелли, но постепенно начал ее завораживать. Она сама не могла сказать почему.

– По крайней мере у вас нет причин притворяться. Все ваши оргазмы настоящие.

– Как я уже сказал, дай тебе хорошего мужика… – Голос спутника звучал вкрадчиво, под стать его рукам. В данный момент его пальцы как раз пытались проникнуть под край шифонового платья.

И дело не в том, что Шелли когда-то пришлось делать вид, будто она словила кайф. Беда заключалась в другом: до сих пор ей попадались такие мужчины, которые лишь делали вид, будто пытаются ее распалить.

Неожиданно в салоне лимузина возникло странное напряжение – словно по некоему не видимому глазу бикфордову шнуру к взрывному устройству пробежал огонь возбуждения.

– Эге, вижу, ты уже натянула противозачаточное средство!

Шелли непонимающе уставилась на Кинкейда.

– Колготки, – пояснил Ките дьявольским огоньком в глазах.

– Если вам так нравятся подвязки, почему же вы сами их тогда не носите? – нашлась наконец с ответом Шелли, выходя из мечтательного транса. – И вообще, что вы себе позволяете?

Легонько погладить женскую коленку – ладно, но развязный американец уже обнаглел до того, что запустил свою лапищу за резинку колготок.

– Эй, ваша милость, приношу извинения. Грешен, не заметил вашего чепца и корсета. И вообще, как здорово, что вы перенеслись сюда прямиком из викторианской Англии.

Его пальцы принялись поглаживать Шелли низ живота, и она невольно выгнула спину, словно кошка.

Однако стоило его руке опуститься чуть ниже, как она тотчас перехватила лазутчицу.

– Эй, полегче! Или ты решил, что я член профсоюза уличных девок?

– Не бери в голову, крошка. Если все делается как надо, бабе ни к чему рассуждать.

Его пальцы вновь юркнули за резинку колготок. Шелли невольно мурлыкнула, предвкушая удовольствие. Этот наглец умел находить у женщин чувствительные места там, где их по идее не могло быть. Своего рода картограф чувственности. Он нанес на карту ее эрогенные зоны, после чего нагло парковался в них в два ряда.

– Мужчинам… повезло больше. Вы умеете не обращать внимания на эмоции, и потому вам незнакомо чувство вины, – пролепетала Шелли, сглотнув застрявший в горле комок. Соски моментально затвердели. – Ведь вам ничего не стоит заняться сексом с абсолютно незнакомой женщиной?

– Ну, ты и сказанула! – Шелли ощутила разочарование.

– Мне не надо, чтобы женщина была само совершенство, – с вызовом заявил Кит. – Главное, чтобы у нее не было комплексов. Чем распущеннее женщина, тем больше мне она нравится.

С этими словами он поцеловал Шелли – с такой жадностью, что она немного испугалась. Его язык на вкус был теплым и солоноватым. В ней тотчас шевельнулось желание, и она почувствовала себя героиней дешевого бульварного романа.

– Ты на всю жизнь получишь душевную рану, – поддразнил ее тем временем Кит, – зато такую приятную, что тебе захочется ее зализывать еще и еще.

Какая-та часть сознания Шелли понимала, что так оно и будет. А еще она знала, что заниматься с Китом Кинкейдом любовью – дело опасное и рискованное. Он был какой-то особенный, ни на кого не похожий, если не сказать экзотичный. Повстречаться с ним – то же самое, что повстречаться с тасманийским тигром или с полтергейстом. Поэтому ее тело так и норовило вырваться из-под контроля. В глубине души Шелли еще теплилась надежда, что хлипкая резинка колготок предохранит ее от низменных инстинктов. Увы, спутник каким-то чудом умудрился прорвать ей колготки между ног и запустил туда пальцы. На какое-то мгновение пальцы Кита задержались на экватрре внутренней поверхности ее бедра, после чего – слишком поздно Шелли сообразила, что происходит, – храбро устремились исследовать густые джунгли. «Хьюстон, у нас проблемы!»

4
{"b":"415","o":1}