ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Если такова свобода слова в вашем понимании, то я лучше перееду в Алжир, – издевательским тоном произнес тот, потирая челюсть.

Гаспар воззрился на молодоженов словно натуралист, надменно изучающий повадки неинтересного ему биологического вида.

– Ваш режиссер сказала мне, что вы разводитесь, – недоверчиво произнес он.

Кит запустил руку под простыню и нежно похлопал Шелли по попке.

– Надо быть дураком, чтобы отказаться оттакой киски. – Шелли, которая все это время изображала участницу конкурса «Самая очаровательная улыбка», больно ущипнула «муженька» за руку.

Кит негромко ойкнул и поспешил изобразить кашель. Гаспар рыскал по номеру, как ищейка. Шелли отметила про себя, что слева под мышкой у него кобура.

– Вы что-нибудь видели? Слышали? Вам попадалась Коко? – Гаспар нервно побарабанил пальцами по телевизору, стреляя глазами во все стороны. – Тигрица – любовница Гастона Флока. Он использовал ее в качестве орудия шантажа. Знаете, как у нас называют креола, у которого нет подружки? Бездомный. Теперь нам известно, что он использовал и ее пляжный домик – там у них хранилось оружие. Вот почему мы хотим ее снова арестовать. Когда мы ловили ее дружков, люди видели, как она побежала к отелю.

Шелли бросила на Кита робкий взгляд. В уголке его рта дрогнул мускул, но он поспешил взять себя в руки.

– Пока что, приятель, я слышал только одни звуки – сладострастные стоны моей женушки. А если что и видел, то только ее соблазнительные сисечки, – развязно отвечал Кит, проводя рукой по телу Шелли. – Разве не так, киска?

– Угу, – подтвердила она как можно убедительнее и даже кивнула, а сама потихоньку впилась ногтями Киту в руку. Сначала тот ойкнул, однако торопливо изобразил вздох удовольствия. Шелли только оставалось надеяться, что она расцарапала ему руку до крови.

Размахивая фонариком, словно мачете, Гаспар приблизился к двери ванной. Кит навалился на Шелли, вжав в кровать всем телом, и коленкой раздвинул ей ноги.

– А теперь, если не возражаете, комиссар… Это все-таки наш медовый месяц. – Он заерзал, лежа на Шелли, и принялся осыпать поцелуями ее шею, медленно, но верно спускаясь ниже, к груди. – Я понимаю, в вашем возрасте нелегко понять, что такое страсть. Таким, как вы, требуется недели две, не меньше, чтобы у вас встал хотя бы наполовину.

Другие полицейские, топтавшиеся все это время в дверях, захихикали и принялись толкать друг друга в бок. Однако стоило начальнику свирепо зыркнуть в их сторону, как они мгновенно утихомирились. За их спинами сплошной стеной лил тропический ливень, и завывал ветер.

Гаспар сощурился и шагнул к постели. Кит со стоном взасос поцеловал Шелли – его язык проник ей в рот.

Гаспар бочком направился к выходу.

– Я буду за вами следить, – предупредил он напоследок, прежде чем выйти вон.

– В таком случае, старый греховодник, мне придется подать на вас в суд, – шутя парировал Кит.

Шелли от страха зажмурилась.

– Послушайте, комиссар, – продолжил Кит, – спорим, что в вашей полицейской академии не проходили вот этот жест?

Услышав, как входная дверь захлопнулась, Шелли укусила Кита за мочку уха.

Тот выругался и мигом скатился с нее, однако в следующий момент похлопал ее по попке.

– Симпатичная попочка, – игриво заметил он. – Такая же вкусная и соблазнительная, как и сисечки.

– Таких нахалов, как ты, еще надо поискать, – презрительно бросила ему Шелли.

– Не надо ля-ля. Можно подумать, тебе самой не понравилось. Да ты была как сучка во время течки, едва не задыхалась от похоти.

– А вот и нет. Я просто боялась, что меня вот-вот вырвет.

Кит притянул ее к себе:

– Брось. Дай я лучше тебя отблагодарю. – Шелли как ошпаренная соскочила с кровати.

– Уж лучше я сделаю искусственное дыхание рот в рот дохлому осьминогу, чем буду целоваться с тобой. В следующий раз ты получишь возможность заняться супружеским сексом, когда твоя женушка приедет навестить тебя в тюрьме.

Кит скрылся в ванной и вскоре вышел оттуда с сонной Матильдой на руках. Все это время, пока Гаспар рыскал по номеру, Коко сидела ни жива ни мертва вместе с девочкой в ванне, спрятавшись за занавеской для душа. От Шелли не укрылось, с какой нежностью Кит погладил щеку ребенка. По его лицу блуждала задумчивая улыбка, словно он погрузился в счастливые грезы. Такая горячая любовь к дочери поразила Шелли, у нее даже заныло сердце – правда, поныв чуть-чуть, оно успокоилось, потому что Кит произнес:

– Я займу левую половину кровати, а ты правую. Матильда будет спать посередине.

Он нежно положил дочь в постель, подтянул одеяло и поцеловал в лоб.

– Надеюсь, тебе известно, что в мои планы не входит разговаривать с тобой до конца жизни, не говоря уже о том, чтобы спать с тобой в одной постели! Я сделала все, что от меня требовалось. А теперь проваливай отсюда и больше никогда не смей приходить и пачкать мои простыни! – гневно изрекла Шелли, хотя эта тирада стоила ей немалых сил. – Матильда может остаться, но чтобы твоего духу здесь не было.

– Спокойной ночи, – как ни в чем не бывало бросил ей Кит и, сняв с бедер полотенце, залез в постель.

Шелли потянула его за ногу.

– Я надеялась, что наш с тобой медовый месяц обойдется без членовредительства, Кинкейд, но, кажется, события приняли несколько иной оборот.

– А можно и мне к вам? – подала голос Коко и тоже завалилась на кровать.

– Извините, мадам, – произнесла Шелли голосом стюардессы. – Это бунгало рассчитано на ограниченное количество взрывчатки. И она уже и без того хранится в моей кровати.

– Прости, что я тогда ударила тебя, когда ты пришла ко мне. Но ведь так уж устроен мир – или ты выцарапаешь кому-то глаза, или их выцарапают тебе. – Коко вытянулась в ногах кровати. – Мне лишь бы немного полежать до утра и не высовываться.

– Кит! Кит, вставай! – Шелли бесцеремонно толкнула его, но он не удостоил ее даже сонным мычанием. – Я знаю, что ты не спишь. – Он нарочно громко захрапел. – Живо поднимайся! Иначе один из нас попадет в газеты за зверскую выходку. И скорее всего не ты, а я. Кит! Кит, ты меня слышишь? – Но он лишь фыркнул и перекатился на другой бок.

Итак, Шелли Грин наконец заполучила в свою постель мужчину. Другая бы на ее месте пела и прыгала от радости.

Она же предпочла бы сигануть головой вниз с ближайшего утеса.

Половые различия:

Погода.

По словам мужчин, женщины подобны циклону – они налетают внезапно, а уходя, уносят с собой весь дом.

У женщин свое мнение на сей счет: это мужчины подобны циклону. Никогда не известно, надолго ли их хватит, когда они кончат и сколько дюймов… вам при этом достанется.

Глава 16

Под прицелом

– В Англии?

Это было первое, что услышала Шелли, когда наконец разлепила веки после тяжелого свинцового сна.

– А? – Ей показалось, будто у нее в ушах ватные пробки.

– Ты живешь в Англии?

Шелли заставила себя шире открыть глаза – на нее спокойно, если не умиротворенно, смотрела зеленоглазая девочка. Оказывается, их головы лежали на одной подушке. И тогда она вспомнила. Это же ее падчерица.

– Где я живу? Ах да, в Англии.

Снаружи по-прежнему неистовствовал шторм. Дождь нещадно хлестал по окнам, словно задавшись целью их выпороть. Шелли отметила, что Коко с ними нет, и успокоилась. Она пыталась сосредоточиться на том, что говорила девчушка.

– Ты что-то сказала?

– Почему ты не хочешь быть моей новой мамочкой? – Выражение лица Матти было по-детски бесхитростным.

– Как я могу стать твоей новой мамой, если мамаутебя уже есть?

– Она злючка-колючка.

– Выходит, твоя мама ежиха?

– Она думает только о себе, – пояснила Матильда.

– Разве ты по ней не скучаешь? – спросила Шелли, вытаскивая из ушей остатки воображаемых ватных пробок.

– Зато мой папочка самый-пресамый-пресамый лучший! А моя мама – самая-пресамая-пресамая злючка и вредина. Когда-то она мне нравилась, но теперь я выросла, – серьезно пояснила девочка.

47
{"b":"415","o":1}