ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как вырастить гения
Стиль Мадам Шик: секреты французского шарма и безупречных манер
Выйти замуж за Кощея
Если любишь – отпусти
Далеко на квадратной Земле
Путешествия во времени. История
Кто эта женщина?
О лебединых крыльях, котах и чудесах
Шпион товарища Сталина (сборник)
A
A

– Почему бы тебе, детка, немного не расслабиться? – гнул свое Кит. Шелли почувствовала нежный взгляд его зеленых, похожих на ярмарочные леденцы глаз. – Стоит только начать убивать время, как время тотчас начнет убивать нас, – изрек он жизненную мудрость. – Наша жизнь – это вечное настоящее, если, конечно, у тебя нет роскошного замка где-нибудь на юге Франции. Кстати, детка, вот еще одно правило, – он нарочито медленно провел языком по ее губам, – стоит перестать, так кое-что тут же заржавеет. – И он улыбнулся ей улыбкой Казановы – хитрой и нагловатой улыбкой распутника. – Итак, что же ты мне скажешь?

В свое время Шелли окончила Королевскую музыкальную академию. Она изучила творчество самых разных композиторов – от Монтеверди до Малера. Она умела на слух отличить большую терцию от малой, кварту от квинты, сексту от септимы. Однако, разрази ее гром, ей ужасно нравилось, когда этот ковбой называл ее «детка». Да, мужчины руководствуются исключительно принципом удовольствия. Но почему женщины такие зажатые? Почему не имеют права отдаться первобытным, да что там, животным страстям? Почему у них тотчас диагностируют острый «похотит» первой степени, требующий принудительного лечения?

– Послушай, к какой еще свадьбе прилагается квартира и тачка? – спросила Шелли, радостно влив в себя очередной бокал пузырящейся золотой жидкости. – Я объявляю новый сезон. Пусть он называется «Добро пожаловать, женихи!».

– Ну разве нам не повезло? Ведь я по натуре бабник! – взахлеб расписывал свои достоинства Кит, после чего подмял Шелли под себя и раздвинул ей колени. – Мы с тобой поедем на этот остров, но только не вздумай удалять волосы. – И он скользнул рукой под пенящийся шифон. – Твоя киска как та актрисулька из мыльной оперы семидесятых – сплошное кривляние, подплечники и огромный начес. Такое впечатление, будто в качестве примера для подражания она взяла себе Фару Фоссет. Послушай, Шелли Грин. Когда мы с тобой сочетаемся браком, я хочу, чтобы ты стала самой собой.

Оставшиеся мили они провели в нескончаемых обжиманиях и поцелуях. Наконец лимузин доехал до места и остановился у знаменитой кузни в Гретна-Грин. Согласно шотландским преданиям, местный кузнец, который только тем и занимался, что, громыхая молотом по наковальне, сочетал браком горячий металл, мог также выковать и брачный союз между влюбленными. Шелли кое-как уселась, натянула то, что осталось от безнадежно испорченных колготок, и с опаской посмотрела на сгрудившихся на тротуаре репортеров.

Кит пожал ее руку.

– Спасибо тебе, Шелли, – произнес он пылко. Под внешней бравадой Шелли различила в его голосе искреннюю нежность, а еще непонятную грусть, причину которой так и не смогла разгадать. – Я знаю, ты на своем веку натерпелась от всяких мерзавцев, поэтому заранее извини меня за то, что я могу невзначай по старой привычке повести себя как последний гад.

Шелли рассмеялась и нащупала свои туфли.

– Да, нелегко заставить вашего брата извиниться после того. Не иначе как ты пьян.

– Ты даже не представляешь, что ты делаешь со мной. Для меня это шанс начать все сначала… Это был лучший день в моей жизни, – признался Кит Кинкейд, и в голосе его прозвучала искренняя благодарность.

– А-а-а! – Куда только подевалась ненависть Шелли к браку и всему, что с ним связано. – Для меня тоже, – донесся ее собственный голос.

– Неужели?

– Угу, – произнесла она, когда к ней наконец вернулся прежний сарказм. – Сегодня я по телевизору видела Дженнифер Энистон, и она показалась мне полноватой.

– Ну, так как? Что будем делать? – спросил Кит Кинкейд, чмокнув ее в щеку.

Под пристальными взглядами репортеров они прошли в дом кузнеца.

– Итак? – потребовал объяснений ведущий телешоу, который оказался на месте раньше, поскольку воспользовался самолетом. – Чем же все закончится? Завяжут они узел или нет? Скажут друг другу «да» или пошлют друг друга подальше?

А сколько здесь собралось народу! Маги средств массовой информации, чародеи и кудесники маркетинга, записные соловьи радиоэфира, напыщенные алхимики пиара, астрологи и психоаналитики, просто любопытные, пришедшие поглазеть на бесплатное представление, и прочие шотландские кальвинисты из близлежащей церквушки, а также компьютерщики – те самые, которые решили, что Китсон Кинкейд – наилучшая пара для Шелли Грин. И все как один, выставив вверх или вниз большие пальцы, подавали парочке условные знаки.

– Пошли его к черту!

– Не упусти парня!

Происходящее чем-то напоминало арену Колизея в Древнем Риме. Шелли чувствовала, как на плечи тяжким грузом давит напряженное молчание телевизионщиков. Однако стоило ей взять Кита за руку, и толпа тотчас разразилась ликующими криками, за которыми последовал взрыв аплодисментов.

Разумеется, в бочке всеобщего ликования не обошлось без ложки дегтя – рядом, скандируя свои лозунги, собралась кучка пуритан, возражающих против профанации таинства брака. Чтобы попасть на вымощенный булыжником двор, Кит был вынужден бесцеремонно растолкать этих святош. Прикрытая с обеих сторон руками Кита, Шелли шла по образовавшемуся узкому коридору, и до нее доносились обрывки возмущенных фраз по поводу происходящего, которые организаторы акции протеста бросали в объективы телекамер.

– Ваше шоу низвело таинство брака до уровня балагана! Это наглядный пример того, как низко пала наша культура, если теперь у нас превозносят мгновенное удовлетворение всех и всяческих прихотей, в том числе и крайне сомнительных! – вещал в микрофон раскрасневшийся от возмущения пастор.

– Подумать только, до чего низко мы пали, если разыгрываем спутника жизни как лотерейный билет! Или брак больше не таинство, заповеданное нам Господом Богом, а рулетка, джек-пот, вопрос везения или проигрыша? – вторил ему убеленный сединами джентльмен.

– Как можно превращать священный общественный институт в дешевое цирковое представление! Это поругание высоких моральных принципов! Это святотатство! – донесся до Шелли очередной голос.

В этот момент телеведущий сунул ей под нос микрофон.

– Мне почему-то показалось, что вы недолюбливаете мужчин. Скажите нам, что заставило вас объявить перемирие в войне полов? Своего рода амнистия чувствам?

«Да, этого парня несет, – подумала Шелли. – Не иначе, как его нос учуял, что в воздухе запахло премией "Лучший телеведущий года"».

– А если это амнистия чувствам, то брачное ложе – демилитаризованная зона? – продолжал трещать в микрофон лохматый.

– Что ж, наверное, и в войне полов случаются минуты мира и взаимопонимания, – сказала Шелли. – То есть, по-моему, если убрать внешние различия, то окажется, что и мужчинам, и женщинам хочется одного и того же – любви…

Ее голос утонул в приступе язвительного хохота, грянувшего со стороны представителей прессы. Перемирие? В войне полов? Ну да! Услышь Шелли родная мать, тотчас отреклась бы от дочери. «Что делать женщине, если она видит, что вокруг нее кругами бегает мужчина? Перезарядить ружье и продолжать стрельбу» – такова была житейская мудрость ее матери. Материнские наставления относительно природы мужчин навсегда запечатлелись в памяти Шелли Грин.

– Итак? – не унимался ведущий.

Кит покрепче сжал ее руку. У Шелли голова шла кругом, в памяти всплыл первый звучный аккорд «Фантастической симфонии» Берлиоза. Она в ответ пожала руку Киту.

Теперь они были вдвоем – вдвоем против всего мира.

Кузнец, он же ведущий брачной церемонии, спросил, согласна ли Шелли Грин взять в законные мужья стоящего рядом с ней мужчину. Она расплылась в счастливой улыбке и сказала: «Да!»

Когда же наступила очередь Кита, тот почему-то окинул спутницу критическим взглядом. Шелли моментально ощутила внизу живота неприятный холодок. Возникла гнетущая пауза. Пауза, которая – по крайней мере для Шелли Грин – самым неподобающим образом растянулась на целую вечность. По скамьям пробежал смешок. «Карты» у Шелли под мышками стали еще шире и теперь уже включали в себя половину континентальной Европы.

6
{"b":"415","o":1}