ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Стаут Рекс

Клиентура на нарах

Рекс Стаут

Клиентура на нарах

Перевел с английского А. Шаров

1

Она говорила, что очень напугана, но в это трудно было поверить, если судить по выражению её лица.

- Может быть, я недостаточно ясно выразилась, - твердила она, продолжая сучить пальцами, хотя я просил её не делать этого. - Но я ничего не выдумываю, честное слово. Если они подставили меня однажды, разве это не причина считать, что они могут сделать так же опять?

Если бы её щеки были покрыты румянами, сквозь которые проглядывала бледная кожа, я бы допустил, что ей и впрямь страшно, и это отражается на кровообращении. Тогда слова этой дамочки, наверное, произвели бы на меня большее впечатление. Но я с первого взгляда понял, что она подозрительно похожа на фотографию с настенного календаря, который висит в забегаловке на Одиннадцатой авеню. На том снимке запечатлена круглолицая девушка с подойником в руке; другая её рука покоится на хребте коровы, которую девушка либо только что подоила, либо собиралась подоить. Короче, девушка с подойником была точь-в-точь как моя сегодняшняя посетительница свеженькая, крепенькая и невинная.

Она, наконец, перестала сучить пальцами, сжала маленькие кулачки и уперлась ими в колени.

- Неужто он и впрямь такой надутый павиан? - сердито спросила девица. - Они будут здесь через двадцать минут, и я обязана поговорить с ним первой! - Она пулей вылетела из кресла и подступила ко мне. - Где он? Наверху?

- Перестаньте, - посоветовал я ей. - И лучше сядьте. Когда вы стоите, заметно, что вас всю трясет. Я увидел это, как только вы вошли. Повторяю ещё раз, мисс Руни: эта комната - рабочий кабинет мистера Вулфа, но все остальное здание - его жилище. С девяти до одиннадцати часов утра и с четырех до шести вечера мистер Вулф проводит в оранжерее в обществе своих орхидей, и с этим были вынуждены мириться особы поважнее вас. Но, судя по всему, девушка вы славная, и я, пожалуй, окажу вам услугу.

- Какую?

- Сядьте и перестаньте трястись.

Девица села.

- Я схожу наверх и сообщу ему о вас.

- Что вы ему скажете?

- Напомню, что нынче утром ему звонил человек по имени Фердинанд Пол и условился о встрече на шесть часов вечера. С ним вместе придут ещё четыре человека. До шести осталось шестнадцать минут. А ещё я скажу, что вас зовут Одри Руни, и вы - одна из этих четверых. И довольно миловидны. А возможно, и человек неплохой. И до смерти напуганы, потому что, по вашим словам, все остальные делают вид, будто думают, что это был Тэлботт, но в действительности решили подставить вас и...

- Не все.

- Ну, хотя бы некоторые. Скажу, что вы пришли раньше времени, чтобы поговорить с ним наедине и сообщить, что никого не убивали. В частности, Зигмунда Кейса. И предупредить, чтобы мистер Вулф следил за этими вонючими мерзавцами ястребиным взором...

- Что за бред?

- Я произнесу все это очень прочувствованно.

Девица снова вскочила, сделала три стремительных шага в мою сторону, прижала ладошки к лацканам моего пиджака и чуть вскинула голову, чтобы заглянуть мне в глаза.

- Возможно, вы тоже хороший человек, - с надеждой проговорила она.

- Я бы не стал слишком на это рассчитывать, - ответил я и зашагал к лестнице.

2

Речь держал Фердинанд Пол. Я сидел в кресле спиной к своему столу. Вулф расположился слева от меня, за собственным столом. С моего места мне был очень хорошо виден Фердинанд Пол. Он был почти вдвое старше меня. Пол восседал в красном кожаном кресле у стола Вулфа, закинув ногу на ногу с таким расчетом, чтобы показать миру пять дюймов голой лодыжки между манжетой брючины и носком. В этом человеке не было ровным счетом ничего примечательного, ну, разве что слишком морщинистая физиономия. И уж точно ничего приятного.

- Мы собрались вместе и вместе пришли сюда, - вещал он тоненьким жалобным голоском, - потому что держимся единодушного мнения: Зигмунд Кейс был убит Виктором Тэлботтом, и мы убеждены...

- Мнение вовсе не единодушное, - раздался ещё один голос, мягкий и приятный на слух. А принадлежал он даме, весьма приятной на вид. Особенно красив был подбородок, откуда ни посмотри. Единственная причина, по которой я не усадил эту даму рядом с собой, заключалась в том, что, когда она пришла, то ответила на мою приветственную улыбку, вскинув брови. Вот я и решил: а ну её к черту, пусть сначала усвоит хорошие манеры.

- Мнение вовсе не единодушное, Ферди, - повторила дама.

- Вы сами сказали, - ещё более жалобным тоном молвил Пол, - что согласны с нашими целями и хотите прийти сюда вместе с нами.

Разглядывая и слушая их, я заметил, что эти двое люто ненавидят друг друга. Дама знала Пола дольше, чем я - достаточно долго, чтобы называть его Ферди, - и, по-видимому, разделяла мое мнение о нем. Я уже начинал подумывать, что отнесся к ней слишком сурово. Тем более что дама посмотрела на Ферди и опять вскинула брови.

- Да, - ответила она. - Но это вовсе не значит, что я думаю, будто моего отца убил Вик. Я так не думаю. Я просто не знаю.

- Тогда с чем вы согласны?

- Ни с чем. Я хочу все выяснить, как и вы. Впрочем, кое с чем я согласна: полиция ведет себя крайне глупо.

- И кто же, по-вашему, убил его, если не Вик?

- Не знаю, - она вновь вскинула брови. - Но поскольку я унаследовала дело отца, обручена с Виком, и ещё по ряду причин, мне очень хочется это узнать. Потому-то я и пришла сюда вместе с вами.

- Вам здесь не место!

- Я уже здесь, Ферди.

- Повторяю: вам здесь не место! - Морщины Пола принялись извиваться, как червяки. - Не место! Не место! Мы пришли с определенной целью: попросить Ниро Вулфа добыть доказательства того, что вашего отца убил Вик! - Пол внезапно переменил позу, подался к Дороти Кейс и, глядя ей в лицо, спросил тоненьким гаденьким голоском: - А что, если вы помогли ему в этом?

И тотчас раздались ещё три голоса. Первый произнес:

- Ну, пошло-поехало...

Второй предложил:

- Пусть лучше мистер Бродайк рассказывает.

А третий потребовал:

- Выгоните отсюда одного из них!

- Вот что, мистер Пол, - молвил Ниро Вулф, - если мое задание сводится к тому, чтобы доказать, что названное вами лицо совершило убийство, то вы напрасно пришли сюда. А вдруг этот человек никого не убивал?

3

За те годы, что я прослужил при Ниро Вулфе в качестве Пятницы (а также Субботы, Воскресенья, Понедельника, Вторника, Среды и Четверга), в его кабинете на первом этаже старого кирпичного дома бывало всяко. Но это сборище вечером октябрьского вторника представляло особый интерес. Ровно неделю назад от руки убийцы пал некто Зигмунд Кейс, один из лучших промышленных дизайнеров нашего времени. Я читал об этом в газетах и, кроме того, имел случай обсудить дело в частном порядке с моим другом и врагом, сержантом Перли Стеббинсом из отдела по расследованию убийств. Должен сказать, что с точки зрения сыщика дело это было просто потрясающим.

Кейс имел привычку совершать прогулки. Пять дней в неделю в половине седьмого утра он отправлялся в Центральный парк. И нет бы по-человечески, на своих двоих. Куда там! Он явно предпочитал четыре ноги двум. Принадлежавшего Кейсу обладателя четырех ног звали Казановой, и хозяин держал его в конюшне школы верховой езды на Девяносто восьмой улице, к западу от парка. Неделю назад Кейс, как обычно, взгромоздился на Казанову и в половине восьмого утра погарцевал в парк. Спустя сорок минут, в семь десять, его видел конный полицейский, несший дежурство в парке. Это было на траверзе Шестьдесят шестой улицы. Обычно Кейс появлялся там как раз в это время. Еще через двадцать пять минут, в семь тридцать пять, Казанова выбежал из парка на северной стороне и, невозмутимо цокая копытами, пошествовал по улице в школу верховой езды, хотя никакого верхового ездока в его седле больше не было. Это обстоятельство, естественно, возбудило всеобщее любопытство, которое было удовлетворено спустя три четверти часа, когда полицейский обнаружил тело Кейса в кустах, ярдах в двадцати от дорожки для всадников. Это произошло на "широте" Девяносто пятой улицы. Вскоре из груди Кейса извлекли револьверную пулю тридцать восьмого калибра. По следам на дорожке и рядом с ней полиция заключила, что Кейса выбило из седла выстрелом, после чего он с трудом прополз несколько ярдов вверх по пологому склону в направлении пешеходной аллеи, но так и не добрался до нее.

1
{"b":"41568","o":1}