ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Войдя, он тотчас взглянул на Дороти Кейс и улыбнулся ей. На всех остальных Вик не обратил ни малейшего внимания. Затем он приблизился к столу Вулфа и любезно произнес:

- Вы, конечно же, Ниро Вулф. Я - Вик Тэлботт. Полагаю, при сложившихся обстоятельствах вы не подадите мне руки. Разумеется, если взялись за работу, предложенную вам этими людьми. Взялись или нет?

- Здравствуйте, сэр, - прорычал Ниро Вулф. - Господи, я пожимал руки... скольким убийцам, Арчи?

- Э... - я призадумался. - Наверное, четырем десяткам.

- Уж не меньше. Это мистер Гудвин, мистер Тэлботт.

Вероятно, Вик заподозрил в брезгливости и меня. Во всяком случае, он ограничился кивком, после чего повернулся к остальному честному народу.

- Ну, что, ребята, удалось ли вам нанять великого сыщика?

- Чокнутый! - пискнул Уэйн Сэффорд. - Выпендриться решили? Показаться во всей красе?

Фердинанд Пол покинул свое кресло и предпринял наступление на незваного гостя. Я тоже встал, готовый вмешаться. Обстановка явно накалялась, и я не хотел, чтобы кто-нибудь из наших посетителей получил увечье. Но Пол лишь постучал Тэлботта по груди толстым указательным пальцем и прорычал:

- Послушайте, мой мальчик, тут вам ничего не светит. Вы и так хватили через край. - Пол резко повернулся к Вулфу. - Зачем вы его впустили?

- Да будет мне позволено заметить, - ввернул Бродайк, - что вы чересчур гостеприимны.

- Кстати, Вик, - нежным голоском произнесла Дороти, - Ферди считает меня твоей сообщницей.

Два первых замечания не произвели на Вика никакого видимого впечатления, но слова Дороти он услышал. Тэлботт повернулся к ней. Выражение его лица в этот миг могло бы составить целую главу его биографии. Или меня подвело зрение, или Вик принадлежал Дороти со всеми потрохами. Она могла вскидывать брови по тысяче раз на дню, и он был бы только рад. Вик довольно долго общался с ней посредством взглядов, затем повернулся к Полу и пустил в ход язык.

- Знаете, что я о вас думаю, Ферди? Полагаю, знаете!

- Позвольте заметить, - резко сказал Вулф, - что обмениваться мнениями друг о друге вы можете где угодно, и для этого вам не нужен мой кабинет. А нас ждет работа. Мистер Тэлботт, вы спросили, взялся ли я за предложенное мне задание. Да, взялся. Я взялся расследовать убийство Зигмунда Кейса. Однако никаких доверительных показаний я пока не выслушал и ещё могу отказаться от дела. У вас есть для меня более заманчивое предложение? Зачем вы пришли сюда?

Тэлботт улыбнулся.

- Вот это - деловой разговор, - с уважением произнес он. - Нет, я не могу предложить вам работу, но должен быть в курсе происходящего. Я рассуждал так: они хотели нанять вас, чтобы добиться моего ареста по обвинению в убийстве. Следовательно, вам интересно взглянуть на меня, задать несколько вопросов. И вот я здесь.

- И, разумеется, заявляете о своей невиновности. Арчи, кресло для мистера Тэлботта.

- Конечно, - сказал Вик, садясь на принесенный мною стул и благодарно улыбаясь мне. - Иначе у вас не будет работы. Что ж, открывайте пальбу! Внезапно он залился краской. - Впрочем, при нынешних обстоятельствах я зря заговорил о пальбе.

- Могли бы сказать: "Давайте отстреляемся побыстрее", - пропищал из задних рядов Уэйн Сэффорд.

- Замолчите, Уэйн, - сердито оборвала его Одри Руни.

- Я бы ска... - начал было Бродайк, но Вулф не дал ему договорить.

- Нет. Мистер Тэлботт предлагает мне задавать вопросы. - Он устремил взор на Вика. - По мнению этих людей, полиция ведет дело глупо и бестолково. Вы согласны, мистер Тэлботт?

Вик на минуту задумался и кивнул.

- В общем и целом - да, - ответил он.

- Почему?

- Ну, понимаете... дело слишком необычное. Полиция привыкла работать с уликами, и улик найдено предостаточно: следы на дорожке, следы, ведущие в кусты... Но все эти следы не помогут установить личность убийцы. Благодаря им можно лишь воссоздать картину случившегося. Поэтому полиции приходится танцевать от мотива. Сейчас они нашли человека, у которого есть мотив, самый веский мотив в мире. - Тэлботт похлопал ладонью по галстуку. - Этот человек - я. Но потом полиция выяснила, что я не мог совершить это убийство, потому что был далеко от места преступления. Они поняли, что у меня было алиби, которое...

- Ложное алиби! - гаркнул Уэйн Сэффорд.

- Старательно подготовленное, - добавил Бродайк.

- Тупицы! - воскликнул Пол. - Если бы у них достало мозгов расколоть ту телефонистку...

- Прошу вас! - оборвал их Вулф. - Продолжайте, мистер Тэлботт. - Ваше алиби. Но сначала - мотив. Что это за самый веский в мире мотив?

Вик удивился.

- Но это можно узнать из любой газеты.

- Да. Однако я предпочитаю услышать из первых уст. Зачем мне домыслы журналистов, когда есть вы? Разве что вам неприятно говорить об этом.

Улыбка Тэлботта сделалась печальной.

- Было неприятно, но прошла неделя, и теперь все в порядке, - сказал он. - Полагаю, не меньше десяти миллионов человек уже прочли ту или иную вариацию истории моей любви к Дороти Кейс. Что ж, я её люблю. Хотите, чтобы я в этом расписался? - Вик повернулся к Дороти. - Я люблю тебя больше жизни, люблю безумно, всем сердцем. - Он снова обратился к Вулфу: - Вот вам и мотив.

- Вик, милый, - молвила Дороти, глядя на его профиль, - ты круглый дурак, и ты совершенно очарователен. Я очень рада, что у тебя есть надежное алиби.

- И вы выражаете свою любовь, убивая родителя возлюбленной. Так, да? - сухо спросил Вулф.

- Вот именно, - ответил Тэлботт. - При определенных условиях такое возможно. Вот вам ситуация: Зигмунд Кейс был самым знаменитым и удачливым промышленным дизайнером Америки, и...

- Чепуха! - воскликнул Бродайк, забыв попросить слова.

Тэлботт улыбнулся.

- Подчас мужская зависть хуже женской ревности, - заметил он, словно предлагая тему для полемики. - Разумеется, вам известно, что мистер Бродайк - тоже промышленный художник. По сути дела, он - создатель технической эстетики. Мало кто из фабрикантов приступал к выпуску новой модели своего товара, не посоветовавшись с мистером Бродайком. Неважно, что это за товар - пароход, локомотив, самолет, холодильник, пылесос, будильник... Но вот появился я. И возглавил отдел сбыта в фирме Зигмунда Кейса. Тут-то все и переменилось. Вот почему я сомневаюсь, что Кейса убил Бродайк. Даже впав в отчаяние, он убил бы меня, а не Кейса.

- Вы говорили, что при определенных условиях любовь могла послужить мотивом, - напомнил ему Вулф.

- Да, но Бродайк сбил меня с мысли. - Тэлботт склонил голову набок. Так... Ага! Я заведовал у Кейса сбытом, и его бесили разговоры о том, что успехи компании - почти целиком моя заслуга. Но увольнять меня он боялся. Я люблю его дочь и мечтаю, чтобы она стала моей женой. Так будет всегда. Кейс имел огромное влияние на Дороти. Я этого никогда не понимал и теперь не понимаю. Впрочем, если бы она любила меня, как я её, никакое отцовское влияние... Но она меня не любит...

- Господи, Вик! - воскликнула Дороти. - Я же раз десять говорила тебе, что в два счета стала бы твоей женой, если бы не отец. Я с ума по тебе схожу.

- Ну, вот, - сказал Тэлботт Вулфу. - Чем не мотив? Немного старомодный, конечно, без прикрас и всякой там технической эстетики, но вполне годится. Естественно, такого же мнения придерживались и полицейские, пока не выяснили, что во время убийства я был в другом месте. Это их озадачило и изрядно рассердило, вот почему они пока ничего не соображают. Полагаю, мои добрые друзья правы, говоря, что полиция ведет дело глупо и бестолково. Но я ещё не вычеркнут из списка подозреваемых. Насколько я понимаю, полиция снарядила целую армию сыщиков и осведомителей, которые сейчас ищут нанятого мною стрелка. Что ж, им придется попотеть. Вы слышали, что мисс Кейс назвала меня дураком, но едва ли я настолько глуп, чтобы нанимать убийцу.

- Надеюсь, что так, - со вздохом проговорил Вулф. - Нет ничего лучше веского мотива. Ну, а как насчет алиби? Это оно вынудило полицейских отступиться?

3
{"b":"41568","o":1}