ЛитМир - Электронная Библиотека

Он взял трубку.

– Надеюсь, Эрик еще не заснул.

Он поговорил с Эриком – они обсуждали, где поставить патрули.

Джузеппе положил трубку и покачал головой.

– Эрик молодец, – сказал он. – Он только что выпил снотворное, но собирается сунуть два пальца в рот. Он и в самом деле хочет взять этого типа. И не только потому, что тот, возможно, спер его оружие.

– Этого не может быть, – сказал Стефан. – Что же, по-твоему, Херейра приехал сюда, взломал дом Юханссона, взял оружие и потом опять вернулся в горы?

– По-хорошему, вообще ничего этого не может быть. Но что же, нам теперь надо думать еще о ком-то третьем, кто замешан во всей этой истории?

Джузеппе прервался на полуслове.

– А может быть, – задумчиво сказал он. – И что все это значит?

– Понятия не имею.

– Кто бы ни был в этом автомобиле, не исключено; что оружие у него. И он может в любой момент пустить его в ход. Мы положим колючку. В случае, если он начнет стрельбу, – улыбнулся Джузеппе, – будем держаться на безопасном расстоянии.

Потом он опять заговорил серьезно:

– Ты полицейский. А у нас очень не хватает людей. Поедешь со мной?

– Да.

– Эрик захватит оружие для тебя. – Джузеппе скорчил забавную мину. – У него еще остался пистолетик, правда, я не уверен, оформлен ли он по правилам. Лежит в подвале. А еще служебный пистолет.

Опять зазвонил телефон – снова Рундстрём. Джузеппе слушал, не задавая вопросов.

– Машина угнана, – сказал он, положив трубку. – Это и в самом деле «Гольф». На заправке в Фюнесдалене. Шофер грузовика видел, как ее угоняли. Рундстрём говорит, что это один из партнеров Эрика по покеру.

Они заспешили. Джузеппе стряхнул на пол несколько папок, лежавших на его куртке.

– Эрик захватит еще двоих – весь полицейский штат Свега. Нельзя сказать, что мы представляем собой внушительную силу. Но этот-то «Гольф» неужели мы не сможем остановить?

Через четверть часа они выставили патруль к северо-западу от Свега. Они ждали. Вокруг шумел лес. Джузеппе тихо разговаривал с Эриком Юханссоном. Остальные маячили, как тени, по обе стороны дороги.

Фары полицейских машин ярко светили в темноте.

30

Машина, которую они ждали, так и не появилась.

Зато проехало пять других. Эрик Юханссон знал двух водителей. Трое незнакомых, среди них две женщины, возвращавшиеся с работы домой – они жили к западу от Свега, и молодой парень в кожаной кепке, гостивший у родни в Хеде и теперь ехавший на юг. Всех, прежде чем отпустить, попросили открыть багажник.

Стало теплее. Шел мокрый снег, но сразу таял. Ветра почти не было, и каждый звук был слышен очень ясно. Кто-то с шумом облегчился, кто-то постучал рукой по дверце машины.

На капоте одной из служебных машин они разложили карту. Она тут же намокла. При свете фонарика они пытались понять – где они ошиблись? Нет ли еще какой-то дороги? Но нет, никаких щелей они не оставили. Заграждения были выставлены именно там, где надо. Джузеппе работал, как коммутатор, поддерживая телефонный контакт со всеми полицейскими подразделениями, которым пришлось этой ночью патрулировать в придорожных лесах.

Стефан все время был с ним рядом. Эрик выдал ему пистолет – модель оказалась знакомая. На голову ему медленно падал снег. Он думал о Веронике Молин, о Елене, но больше всего – о девятнадцатом ноября. Он не мог понять, лучше ему или хуже тут, в лесу, под ночным небом.

В какой-то момент он подумал, что все можно решить в одну секунду. Нащупал в кармане заряженный пистолет. Можно поднести к виску – и никакого облучения не понадобится.

Никто не мог понять, куда подевался «Гольф». По тону телефонных переговоров Джузеппе Стефан чувствовал, что напарник все больше накаляется.

Вдруг зазвонил мобильник Эрика Юханссона.

– Не слышу, говорите громче! – кричал он. Продолжая слушать, он дал знак сложить карту, ткнул в нее пальцем, проделав в мокрой бумаге дыру, и несколько раз повторил – Лётен. Лётен, сказал он еще раз и нажал кнопку отбоя.

– Стрельба, – сказал он. – Только что, здесь недалеко, у озера Лётен, три километра от съезда на Хордабюн. Его зовут Руне Валлен, парня, с кем я говорил. Он живет там недалеко. У него свой грузовик и бульдозер. Он сказал, что проснулся от выстрела. Жена тоже слышала. Он вышел во двор, и потом были еще выстрелы, он насчитал десять штук. Он сам охотник, так что звук выстрелов не спутает ни с чем.

Эрик Юханссон посмотрел на часы и прикинул:

– Он говорит, у него минут пятнадцать ушло, чтобы найти номер моего телефона. Мы в одной охотничьей команде, так что он был уверен, что номер у него где-то записан. Потом еще минут пять спорил с женой, как они должны поступить. Он, понятно, думал, что разбудил меня своим звонком. Короче говоря, прошло минут двадцать пять.

– Перегруппировка, – сказал Джузеппе. – Патруль остается здесь. Несколько человек и еще парочка с других постов выезжают на место. Теперь мы знаем, что оружие приведено в действие. Высшая осторожность, никаких необдуманных действий.

– А разве это не тот случай, когда мы должны объявить всеобщую тревогу по стране? – спросил Эрик.

– И объявим, будь уверен, – сказал Джузеппе. – Вот ты этим и займешься. Позвони в Эстерсунд. Остаешься командовать патрулем.

Джузеппе посмотрел на Стефана. Стефан кивнул.

– Мы двое едем на Лётен. Рундстрёму позвоню из машины.

– Будь осторожен, – сказал Эрик.

Джузеппе, казалось, не слышал. Он стоял неподвижно. Лицо его было освещено дрожащим светом карманного фонарика.

– Что происходит? – сказал он. – Что же это происходит?

Стефан сел за руль. Джузеппе говорил с Рундстрёмом – рассказал, что случилось, какие решения он принял. Потом отложил телефон.

– Если встретим машину, останавливаться не будем, – внезапно сказал он. – Попытаемся только определить модель и запомнить номера.

Поездка до указанного Руне Валленом места заняла тридцать пять минут. Никаких машин им не встретилось. Стефан ехал медленно и, когда Джузеппе крикнул, сразу затормозил. Джузеппе показал рукой. Там стоял наполовину съехавший в канаву темно-синий «Фольксваген-Гольф».

– Сдай чуть назад, – сказал Джузеппе, – и выключи фары.

Снег перестал. Вокруг стояла полная тишина. Пригибаясь, с пистолетами наготове, они отбежали от своей машины и встали по обе стороны дороги. Они продолжали прислушиваться, вглядываясь в темноту. Сколько они прождали, Стефан не смог бы сказать. Наконец послышался отдаленный звук мотора. Фары взрезали темноту, и около них остановилась полицейская машина. Это был Рундстрём и еще один полицейский, Стефан вспомнил, что его зовут Леннарт Бакман. Вдруг он вспомнил, что когда-то восхищался футболистом с точно таким же именем – Леннарт Бакман. Только где он играл – в «Хаммарбю» или «АИК»?

– Что-нибудь заметили? – крикнул Рундстрём.

Голос его отозвался гулким лесным эхом.

– Машина, похоже, пуста, – сказал Джузеппе. – Но мы пока не подходили.

– Кто с тобой?

– Линдман.

– Мы с тобой пойдем первыми. Остальным – стоять.

Стефан стоял с пистолетом наготове, держа в другой руке фонарик, чтобы осветить дорогу Джузеппе. Тот вместе с Рундстрёмом приближался к «Гольфу».

– Пусто, – крикнул Джузеппе. – Переставьте машину, а то тут темно.

Стефан подъехал поближе и включил дальний свет.

Руне Валлен не ошибся. На темно-синей машине были видны следы перестрелки. В лобовом стекле – три пулевых отверстия, переднее левое колесо в клочья, даже капот был прострелен.

– Стреляли в лоб, – сказал Рундстрём. – Может, чуть со стороны.

Они заглянули в салон. Джузеппе ткнул пальцем.

– Может оказаться кровь.

Водительская дверца была открыта.

Они посветили на землю, но следов крови видно не было. Джузеппе направил карманный фонарик на лес.

– Я не понимаю, что происходит, – сказал он. – Вообще ничего не понимаю.

73
{"b":"416","o":1}