1
2
3
...
74
75
76
...
92

Стефан замотал головой. Не хотелось признаваться, что он и правда может в любой момент потерять сознание.

Джузеппе сам отвез его в Свег. Они всю дорогу ехали молча. Начало светать. Снегопад давно прекратился, но над головой висели тяжелые темные облака. Стефан рассеянно подумал, что восход солнца примерно без четверти восемь. Джузеппе повернул к гостинице:

– Как ты?

– Как и ты. Бессонная ночь. Просто надо немного отдохнуть.

– А не лучше вернуться в Бурос?

– Пока нет. Я остаюсь, как решил, до среды. К тому же мне любопытно, удастся ли найти владельца «Эскорта».

Джузеппе позвонил Рундстрёму.

– Компьютеры пока стоят. Неужели у них нет этого в журналах? Понадеялись на технику?

Стефан осторожно вышел из машины, изнемогая от страха. Почему я молчу, подумал он, почему я не расскажу Джузеппе, что меня трясет от страха?

– Отдыхай, – сказал Джузеппе. – Я позвоню.

И уехал. Девушка за стойкой уткнулась в свой компьютер.

– Ты рано встаешь, – весело заметила она.

– Или наоборот, – буркнул он, взял ключ и поднялся в номер.

Сел на край кровати и позвонил Елене. Она уже была в школе. Он рассказал ей о ночных приключениях, что всю ночь был на ногах, что у него кружится голова. Она спросила, когда он вернется, и Стефан, не сдерживая раздражения, повысив голос, заявил, что сейчас он намерен лечь спать. Потом займется всем остальным.

Он проснулся в половине второго и остался лежать, глядя в потолок.

Ему вновь приснился отец. Они гребли куда-то на двухместной байдарке. Где-то впереди был водопад. Он пытался сказать отцу, что надо повернуть, пока их не унесло в пропасть. Но отец не отвечал. Когда Стефан повернулся к нему, оказалось, что это не отец, а адвокат Якоби. Он был совершенно голый, тело покрыто водорослями. Дальше он не помнил сна.

Стефан встал. Головокружение прошло. Он хотел есть, но любопытство взяло верх. Он набрал номер Джузеппе – занято. Он принял душ и набрал еще раз. По-прежнему занято. Он стал одеваться и обнаружил, что у него не осталось чистого белья. Позвонил опять. На этот раз Джузеппе ответил, почему-то очень свирепо.

– Это Стефан.

– А я думал, это журналист из Эстерсунда. Он мне житья не дает все утро. Эрик считает, это Руне Валлен позвонил в газету. Он еще получит. И шеф шипит, не понимает, что происходит. А кто понимает?

– Как дела?

– Заработал регистр. ABB 003. Эрик ошибся с одной цифрой.

– Кто хозяин?

– Человек по имени Андерс Харнер. Его адрес – почтовый бокс в Альбуфейре в южной Португалии. Один из наших точно знает, где это, наверное, был там в отпуске. Но проблема не в этом. Андерсу Харнеру семьдесят семь. А за рулем сидел не старик. Хоть мы и дали маху, но настолько ошибиться не могли.

– Может быть, сын? Или родственник?

– Или угонщик. Мы этим занимаемся. В этом следствии, как видишь, ничего не дается легко.

– Можно сказать и по-другому: все превосходна спланировано. А Фернандо Херейра? Есть какие-то следы?

– Там работают три собаки. Наконец-то появился этот чертов вертолет из Сундсваля. Пока результатов ноль. Ни одного следа. Крайне странно. Кстати, как ты себя чувствуешь? Поспал?

– Голова уже не кружится.

– Меня мучит совесть. Я нарушаю все правила, таская тебя за собой. Но прежде всего, мне надо было бы помнить, что ты болен.

– Я сам этого хотел.

– И еще одно – криминалисты не исключают, что стреляли из оружия Эрика Юханссона.

Стефан спустился в ресторан и поел. После еды он сразу почувствовал себя намного лучше, но усталость ощущалась по-прежнему. Он вернулся в номер. На потолке было пятно, напоминавшее лицо. Лицо адвоката Якоби, подумал он. Жив ли он еще?

В дверь постучали. Он открыл. Это была Вероника Молин.

– Я пришла попросить извинения, – сказала она. – Я не должна была так реагировать.

– Это я во всем виноват, – сказал Стефан. – Я вел себя как идиот.

Он хотел ее пригласить в номер, но повсюду валялось грязное белье и воздух был спертый.

– Здесь неубрано, – извинился он.

Она улыбнулась.

– Зато у меня убрано, – сказала она и посмотрела на часы. – Я должна встретить брата в аэропорту в Эстерсунде, но до этого еще целых четыре часа. Так что у нас есть время поговорить.

Он взял куртку и пошел за ней. Он шел за ней и с трудом удерживался, чтобы ее не потрогать.

Компьютер был выключен.

– Я разговаривала с Джузеппе Ларссоном, – сказала она. – Вытянула из него подробности сегодняшней ночи. Это я у него узнала, что ты у себя в номере.

– Что он рассказал?

– О перестрелке. О том, что того, кого вы ищете, пока не нашли.

– Непонятно только – того или тех. Может быть, их двое. Или даже трое.

– А почему мне не говорят, как идут дела?

– Полиция не хочет, чтобы ей мешали. Они хотят работать спокойно – без журналистов, без родственников. Особенно когда все непонятно. Непонятно, что происходит, и самое главное – почему.

– Я по-прежнему не хочу верить, что отца убили только потому, что он когда-то был нацистом. Из-за какого-то поступка, который он совершил в свою бытность немецким солдатом. Война кончилась пятьдесят пять лет тому назад. Думаю, что все-таки не обошлось без этой женщины из Шотландии, скорее всего по имени Моника.

Стефан вдруг, сам не зная почему, решил рассказать ей о том, что он обнаружил в квартире Веттерстеда в Кальмаре. Может быть, потому, что их объединяла эта тайна – их отцы были нацистами. Он рассказал, правда опустив тот факт, что он взломал квартиру, – просто якобы наткнулся на эти сведения случайно. Он рассказал о сети, об обществе под названием «Благо Швеции». О живых и мертвых, кто поддерживает это общество.

– Я знаю очень мало, – закончил он. – Может быть, это общество – только часть чего-то большого? Я не настолько наивен, чтобы предполагать, что существует охватывающая весь мир сеть неонацистского заговора. Но что идеи нацизма живы – это я понял. Когда все это закончится, буду говорить с моим шефом в Буросе. Необходимо, чтобы этим занялись службы безопасности.

Она внимательно слушала, не прерывая. Потом сказала:

– Ты делаешь все правильно. Я бы действовала точно так же.

– Надо победить этот бред, – сказал он. – Даже если эти люди просто мечтатели, они опасны тем, что распространяют этот психоз все дальше и дальше.

Она поглядела на часы.

– Я знаю, что ты должна встретить брата, – сказал Стефан. – Но ответь сначала на один вопрос: почему ты позволила мне спать у тебя.

Она положила руку на компьютер.

– Я сказала как-то, что в нем вся моя жизнь. Но конечно, это не совсем так.

Стефан уставился на ее руку. Он слышал ее слова. Вот она стоит, положив руку на компьютер. Картинка, застрявшая в мозгу. Она отняла руку, и картинка исчезла.

– Мне надо идти, – сказал он. – Во сколько завтра похороны?

– В одиннадцать.

Он повернулся и хотел идти к двери, но она положила руку ему на плечо.

– Тебе надо встретить брата, – напомнил он.

В кармане куртки зазвонил телефон.

Это был Джузеппе.

– Ты где?

– В гостинице.

– Произошла очень странная вещь.

– Что?

– Эльза Берггрен позвонила Эрику и просила за ней приехать.

– Зачем?

– Сказала, что хочет сделать признание. Утверждает, что это она убила Авраама Андерссона.

Было двадцать пять минут третьего.

Понедельник пятнадцатого ноября.

31

В шесть позвонил Джузеппе и попросил Стефана зайти в кабинет Эрика Юханссона. На улице было холодно, поднялся студеный пронизывающий ветер. У церкви Стефан остановился и резко обернулся. По Фьелльвеген проехала машина, потом еще одна. Ему показалось, что он видел какую-то тень у дома напротив школы, но уверенности не было. Он направился в Гражданский дом. Джузеппе опять ждал его на улице у подъезда. Они пошли в кабинет. Стефан заметил, что туда принесли еще два стула. Для Эльзы Берггрен и ее адвоката, решил он.

75
{"b":"416","o":1}