ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Стеклянников Александр

Предназначение

Александр Стеклянников

Предназначение

Это рассказ о Сеятеле и Семени.

Предисловие.

Я описывал мир, в котором я живу. Благодаря этому я прослыл ханжей, беглецом и т. д. Но меня это мало волнует (я не сказал, что не волнует вообще). Этому меня научила Мать. Возможно, это просто фантазии, подобно "ОNE" Ричарда Баха. С удовольствием признаю, что реальный мир гораздо проще и цельнее, чем мы его видим и ощущаем, и поэтому гораздо непостижимее. Многие думают, что фантазировать легко; да, но труднее при этом держать в сознании свою основную цель - реализация не себя в этом мире, не своей личности, могуществ и т. д., а реализация Божественного (в себе). Сие есть цель, к которой сознательно и бессознательно движется всякая частица Универсума. Но чтобы постоянно знать, какова твоя цель, и видеть ее, нужно быть весьма широким и многообъемлющим в существе своем, в чем подавляющее большинство нас, людей, видит непреодолимую трудность. Могу лишь пожелать стремления к раскрытию своего предназначения...,

Р.S. ..., и попросить прощения за бесстыднейший плагиат.

Глава 1. Пробуждение.

Это был сон, обычный сон. Мне снилась девочка, живущая на N-ом этаже блочного дома на главном проспекте большого города. Она жила одна в просторной комнате, окнами выходящей на веранду-балкон, с которой открывался вид во двор с детской площадкой, сквером и голубятней. В ее жизни было все, чего она хотела..., почти все. Она не была особенно привлекательна: большой выпуклый лоб, редкие волосы, полное приземистое тело, некрасивые щеки, губы, нос; маленькие глаза, не очень выразительные, но очень чистые и бездонные до такой степени... если, конечно, долго и внимательно смотреть в них. Но обычно этого никто не замечал, что, в-общем-то, было даже и лучше: не позавидуешь судьбе некоторых красавиц, занимающихся с утра до вечера отваживанием многочисленных женихов; так ведь можно и жизнь прошляпить...

Девочку звали... ну, скажем Йу. Она очень любила цветы. Каждую весну на балконе в длинном ящике с землей она сажала десять семян; к середине лета распускались десять больших цветов, аромат которых разносился по всему двору, а вид которых радовал взоры соседей и детей, играющих на детской площадке. К осени на каждом цветке созревало по семечку, Йу собирала их и хранила до следующей весны: в этом была радость Ожидания, которая превращалась в радость Жизни. В радость дышать и жить, просто дышать и жить... Еще в ее детские годы эти семена привез отец с севера, с гор далеко за полярным кругом, и было странно, что они так хорошо принялись в местном климате. Объяснить сие можно было лишь тем, что люди называют "легкая рука". Есть такие человеки: кажется, палку в землю воткнут, она и зацветет. Видимо, Йу относилась к разряду таких людей... Отец ее погиб во льдах ряд лет назад; и единственной памятью об отце были эти цветы.

Круги мировых событий, по которым так удобно скользить, неуловимо превращаются в спирали, возносящие нас от привычной гармонии настоящего в неизведанные высоты, что влечет за собой разлад, ломку, крушение, как кажется с первого взгляда, нашего идеального порядка, чреватое в конечном итоге чем-то восхитительно новым, о чем невозможно было даже помыслить...

Встретить свою семнадцатую весну и при этом знать, что у тебя есть почти все, о чем мечтаешь, сидя в уютной комнате за любимой книжкой - тоже радость. И в один из солнечных мартовских дней Йу в очередной раз вышла на балкон с коробочкой в руках, в которой лежали десять семян, и с нежностью во взгляде, которую так хорошо чувствуют растения, ибо она помогает им укореняться в каменистой почве, противостоять ветрам, укрепляет корни, и возносит крону. Невозможно быть садовником, не имея этой силы во взгляде, дающей легкость руке и плавность движениям.

Йу высеяла семена, присела на стул и долго глядела в колодец двора, простор неба и робкую зелень распускающихся листьев на очень старых дубах и березах сквера. Тишь была в существе ее; штиль мыслей и эмоций.

Лето прошло быстро и незаметно. Листва на деревах запылала и зазолотилась. Небо стало ниже и серьезнее, а на высохших былинках в ящике с землей вместо радующих глаз цветов красовались десять вселяющих Надежду Ожидания семян.

В то утро Йу встала поздно и, приведя себя в порядок, вышла на балкон с коробочкой в руках, чтобы собрать семена... На краю деревянного ящика с землей сидела большая красивая птица. Йу ни разу не видела такой в здешних краях, и неудивительно. Эти птицы гнездятся на севере далеко за полярным кругом, на высоких пиках гор. Птица была измучена и сидела нахохлившись, а все десять семян были съедены. Йу долго смотрела на сухие былинки, на птицу, а потом села на стул и тихо заплакала. Ведь цветы были единственной памятью о погибшем в море отце.

Печаль овладела ее сердцем, и вдруг она услышала голос: "Прости меня, я не думала, что тебе будет так горько. Но стечение злосчастных обстоятельств было причиной моего поступка, а не желание сделать больно. Ты видишь, я очень истощена; а мне еще предстоит долгий путь в южные страны. Эти растения - единственная наша пища на моей родине - в Северных горах".

- Конечно, слезами не поможешь, - отвечала Йу, - ты меня тоже прости. Я тебя отлично понимаю и сама бы отдала тебе семена, попроси ты их у меня снова. Но эти цветы.., они были такие красивые. - и слезы снова потекли из ее глаз.

- "Не печалься. Нити судьбы, бывает, связываются самыми невероятными узлами. И я тебе говорю - надейся. Вполне возможно, что к весне тебя ждет сюрприз, и твой ящик с землей не будет пустовать."

И птица, взмахнув крылами, улетела, оставив удивленную Йу на балконе блочного дома большого города.

Зима выдалась суровая, заполярные бураны не раз за зиму совершали набеги на город, и Йу часто вспоминала о птице и ее словах, полных загадочного смысла.

"Когда-нибудь зима пройдет", - думала она, собственно не очень-то доверяя своим мыслям. Но законы природы, это законы тоже, хотя бывает (правда, редко), что их можно аннулировать, если ощутить рычаг мировой мощи и знать, куда его повернуть. Но для этого надо быть самому без границ, а это... о, почти невозможно!.. Зима обессиливала с каждым днем.

1
{"b":"41632","o":1}