A
A
1
2
3
...
104
105
106
...
173

Морли, не отводя глаз от двери, почесал в затылке.

– Ну, наверное.

– Ну так это – складское помещение, здесь хранится униформа. Пока белошвейки шили мне форму, мне тут выдали уже готовую, чтобы я ее носил, покуда не сделали мою.

– Ну, раз ты ее получил, то чего мы тут…

– Раздевайся.

– Зачем это?

– Морли! – раздраженно рявкнул Несан. – Они ищут гонца и поваренка! Если ты наденешь форму гонца, мы превратимся в двух гонцов!

– О! – Морли широко раскрыл глаза. – Отличная мысль!

Он торопливо сбросил обноски поваренка, а Несан уже шарил по полкам в поисках униформы цветов помощника министра. Он швырнул Морли темные штаны.

– Эти подойдут?

Морли натянул их и застегнул.

– Сойдет.

Несан извлек белую рубашку с кружевным воротом.

– А вот это?

Он наблюдал, как Морли пытается застегнуть ее. Рубашка оказалась явно узка и едва не трещала на массивных плечах Морли.

– Сверни ее, как было, – хмыкнул Несан, ища другую.

– Чего ради стараться? – швырнул рубашку Морли.

– Подними и аккуратно сложи. Хочешь, чтобы нас поймали? Никто не должен знать, что мы побывали тут. Если они не узнают, что отсюда взяли одежду, то нам же лучше.

– А! – Морли поднял рубашку и принялся ее складывать своими огромными ручищами.

Несан протянул ему другую, оказавшуюся чуть-чуть великоватой. Несан быстренько отыскал дублет с длинным рукавом, украшенный вышитыми переплетенными колосьями. Дублет был оторочен черно-коричневым кантом, положенным гонцам Далтона Кэмпбелла, и сидел на Морли как влитой.

– Как я выгляжу? – спросил поваренок.

Несан поднял лампу повыше и присвистнул. Приятель был куда более статным, чем Несан, и в форме гонца выглядел чуть ли не аристократом. Несан и не подозревал, что Морли такой красавчик.

– Куда лучше Роули.

– Да ну? – ухмыльнулся Морли. И тут же посерьезнел. – Давай-ка сваливать отсюда.

– Сапоги, – напомнил Несан. – Тебе нужно обуться, иначе вид получается самый дурацкий. На-ка, надень носки, иначе мозоли натрешь.

Морли натянул носки и принялся перебирать сапоги, пока не нашел подходящие по размеру. Несан велел ему собрать старые шмотки и забрать с собой, чтобы не оставлять свидетельств на тот случай, если вдруг пропажа и обнаружится (что весьма сомнительно, поскольку одежды тут много и сложена она отнюдь не аккуратно).

Заслышав в коридоре шаги, Несан задул лампу. Они с Морли замерли, стоя в темноте. От ужаса они даже перестали дышать. Шаги приблизились. Несану хотелось убежать, но если они побегут, то им придется выскакивать в дверь, а за дверью-то как раз и находились люди.

Люди. Несан сообразил, что шагают двое. Стража. Стража, совершающая обычный обход.

Несан задрожал, снова представив свою казнь на глазах жаждущей крови толпы. По спине ручьем тек пот.

Дверь распахнулась.

Несан видел вставшего в дверях стражника, освещенного со спины льющимся из коридора светом. Видел он и меч на его бедре.

Несан с Морли укрылись в глубине комнаты между полками. Длинный прямоугольник льющегося в открытую дверь света остановился буквально у носков сапог Несана. Он затаил дыхание, опасаясь шевельнуть хоть пальцем.

Может, вошедший из светлого коридора стражник и не заметит их в темноте.

Стражник закрыл дверь и двинулся дальше по коридору со своим напарником, по ходу открывая двери комнат. Вскоре шаги стихли вдали.

– Несан, – выдохнул Морли, – мне срочно надо облегчиться! Не могли бы мы убраться отсюда, а?

Несану потребовалось усилие, чтобы заговорить.

– Конечно.

Он шагнул к двери. Как приятно оказаться в пустом светлом коридоре. Друзья поспешили к ближайшему выходу – черному ходу неподалеку от пивоварни. По дороге они выкинули обноски Морли в помойное ведро.

Они слышали старого пивовара, распевавшего пьяные песенки. Морли вознамерился было остановиться и прихватить с собой какой-нибудь выпивки. Несан, облизнувшись, некоторое время поиграл с этой мыслью. В общем-то неплохо. Он бы тоже не отказался выпить прямо сейчас.

– Нет, – наконец прошептал он. – Я не хочу оказаться на плахе из-за выпивки. У нас полно денег. Купим позже. Я не желаю задерживаться здесь ни одной лишней секунды.

Морли нехотя кивнул. Они поспешили к черному ходу. Несан шел впереди. Они слетели вниз по ступенькам – тем самым, где впервые повстречали Клодину Уинтроп и «побеседовали» с ней. Если бы она только прислушалась к предупреждению и сделала так, как велел ей Несан!

– Мы будем забирать наши вещи? – поинтересовался Морли.

Несан остановился и глянул на стоящего под освещенным окном приятеля.

– А ты считаешь, они стоят того, чтобы ради них умереть?

– Ну, вообще-то нет, – поскреб ухо Морли. – Просто там осталась красивая настольная игра, которую мне па подарил. Больше ничего такого у меня нет, кроме одежды, да и то одни лохмотья. Одежда, что сейчас на мне, куда лучше даже той, в которой я хожу на покаяния.

Всеобщее покаяние. Несан вдруг с острой радостью осознал, что им больше никогда не придется ходить на эти покаяния.

– Ну, у меня тоже ничего ценного нет. Пара медяков в сундучке. Но это ерунда по сравнению с тем, сколько у нас сейчас. Считаю, нам надо двигать в Ферфилд и купить там лошадей.

– А ты умеешь ездить верхом? – скривился Морли.

Несан огляделся, чтобы проверить, нет ли поблизости стражников, и дружески подтолкнул Морли вперед.

– Нет, но подозреваю, что мы научимся довольно быстро.

– Надо думать, – кивнул Морли. – Но давай все же купим лошадок попокладистее.

Шагая по дороге, они в последний раз оглянулись на поместье.

– Я рад, что мы оттуда убрались, – заявил Морли. – Особенно после того, что сегодня произошло. И рад, что мне больше не придется вкалывать на кухне.

– О чем это ты? – нахмурился Несан.

– А ты что, не слышал?

– Чего не слышал? Я весь день был в Ферфилде, доставлял послания.

Морли схватил Несана за руку и заставил остановиться. Оба тяжело дышали.

– О пожаре! Ты ничего не слышал о пожаре?

– Пожар? – удивился Несан. – Да что ты несешь?!

– Да, на кухне. Сегодня днем. Очаги с печками вдруг словно взбесились!

– Взбесились? Как это?

Морли широко взмахнул руками и издал нечто вроде рева, пытаясь изобразить вырывающийся огонь.

– Огонь вдруг чудовищно полыхнул! Хлеб сгорел вчистую. Огонь был таким жарким, что котел оплавился.

– Быть не может! – изумился Несан. – Кто-нибудь пострадал?

Морли расплылся в хищной улыбке.

– Джилли здорово обгорела. – Он пихнул Несана локтем в бок. – Она как раз делала подливку, когда огонь взбесился. И ей обожгло ее уродливую лиловую рожу. Волосы сгорели, и вообще. – Морли удовлетворенно засмеялся – как человек, годами ждавший вознаграждения. – Сказали, что она скорее всего не выживет. И пока жива, будет жутко страдать от боли.

Несана обуревали сложные чувства. Он вовсе не испытывал сочувствия к Джилли, но все же…

– Морли, тебе не следует радоваться, что пострадала андерка. Это лишний раз демонстрирует нашу гнусную хакенскую сущность.

Морли скривился и зашагал дальше. Почти всю дорогу они бежали, ныряя в поле всякий раз, как появлялась карета. Они прятались в пшенице или сорго, в зависимости от того, с какой стороны было удобнее скрываться в нужный момент. Там они опускались на землю и, затаив дыхание, ждали, пока карета проедет.

Несан обнаружил, что воспринимает их побег скорее как освобождение, чем как паническое бегство. Чем дальше они уходили от поместья, тем меньше он боялся, что их поймают. Во всяком случае, ночью.

– Думаю, днем нам лучше прятаться, – сказал он Морли. – По крайней мере сначала. Будем днем прятаться в каком-нибудь надежном месте, откуда видно, приближается кто-то или нет. А ночью будем ехать, и нас никто не увидит. А если и увидят, то не смогут разглядеть.

– А если кто-нибудь наткнется на нас днем, пока мы будем спать?

– Установим дежурство. Как солдаты. Один будет караулить, пока другой спит.

105
{"b":"42","o":1}