ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
По кому Мендельсон плачет
Технологии Четвертой промышленной революции
Человек, который хотел быть счастливым
Джордж и ледяной спутник
Сила мифа
Неоконченная хроника перемещений одежды
Держите спину прямо. Как забота о позвоночнике может изменить вашу жизнь
Уроки обольщения
Принцип рычага. Как успевать больше за меньшее время, избавиться от рутины и создать свой идеальный образ жизни
A
A

Каждый день, когда для поисков становилось слишком поздно, она возвращалась в лагерь маркитантов и тратила собственные деньги на какую-нибудь скромную, но вполне приемлемую пищу. Окружающие считали, что она живет на подаяния. По правде-то говоря, она довольно паршиво справлялась с этой работенкой, потому что нищенство – это самая настоящая работа. Кое-кто из нищих, видя ее за делом, сочувствовал ей и пытался помочь советами.

Энн терпеливо сносила их доброту, чтобы не выдать себя. Некоторые нищие жили очень даже неплохо. То, что они ухитрялись выпросить деньги у таких людей, как солдаты армии Ордена, свидетельствовало о высочайшем таланте.

Энн знала, что по воле рока люди иногда вопреки желанию вынуждены были просить подаяние. Но ей было отлично известно из собственного многовекового опыта попыток помочь нищим, что большинство этих людей обеими руками цеплялись за свой образ жизни.

В лагере Энн не доверяла никому и нищим – меньше всего. Они были куда как опаснее солдатни. Солдаты – люди простые. Если их раздражает твое присутствие, они либо велят убираться, либо дадут пинка. Иногда в виде предупреждения могут пригрозить ножом. А если собираются поколотить или убить, то не скрывают своих намерений.

Нищие же строят всю свою жизнь на лжи. Они начинают лгать с утра, едва протрут глаза, и заканчивают вечером, когда лгут в своей вечерней молитве Создателю.

Из всех ничтожных творений Создателя Энн больше всего ненавидела лжецов. И тех, кто постоянно облекает этих лжецов доверием и отдает им в руки свою безопасность. Лжецы – шакалы Создателя. Прибегать к хитрости в благородных целях хоть и нехорошо, но все же иногда необходимо ради благого дела. Ложь же из сугубо меркантильных и эгоистических соображений – гнуснейшее проявление безнравственности, из которой произрастают щупальца зла.

Доверие к человеку, выставившему себя лжецом, – не что иное, как доказательство собственной глупости, а для лжецов такие дураки лишь грязь под ногами. По ним можно смело идти.

Энн понимала, что лжецы – такие же чада Создателя, как и она, что она обязана относиться к ним с терпением и милосердием, но никак не могла себя пересилить. Она просто не выносила лжецов, и все тут. И примирилась с тем, что в загробной жизни ей за это придется нести положенную кару.

Как выяснилось при ближайшем рассмотрении, попрошайничество отнимало уйму времени, поэтому, чтобы обойти как можно больше мест, Энн старалась заниматься попрошайничеством поменьше. Каждый вечер лагерь разбивали заново, поэтому все предыдущие поиски шли псу под хвост, и она каждый раз старалась охватить как можно больше. К счастью, из-за величины войска лагерь разбивали хотя бы в том же порядке, в каком армия шла, – примерно как останавливается вдоль дороги караван на ночлег.

Утром с момента начала движения головных частей проходило больше часа до того, как начинал двигаться арьергард. А вечером авангард уже готовил ужин задолго до того, как арьергард остановится на ночлег. За день армия проходила не очень большое расстояние, но двигалась неотвратимо.

Помимо целей имперцев, Энн тревожило и направление их продвижения. Орден уже довольно давно начал сосредоточение войск у залива Графан в Древнем мире. Когда войско наконец тронулось в путь, то пошло от того берега в Новый мир, но потом свернуло вдоль берега на запад, где Энн совершенно неожиданно и встретилась с ним.

Аббатиса плохо разбиралась в военной тактике, но даже она мгновенно оценила всю странность их поведения. Она предполагала, что Орден нападет на Новый мир с севера. То, что они движутся в столь, на первый взгляд, бесперспективном направлении, подсказывало, что тому есть какая-то весьма веская причина. Джеган понапрасну ничего не делает. Пусть он жестокий самоуверенный наглец, но вовсе не дурак и не принимает поспешных решений.

Джеган отлично овладел искусством выдержки.

Население Древнего мира никогда не было однородным. В конце концов, Энн наблюдала за ним на протяжении девяти веков. Она считала довольно мягкой оценкой, если назвать их разобщенными, вздорными и упрямыми. В Древнем мире не нашлось бы двух областей, которые договорились бы, где верх, где низ.

За те двадцать лет, что она наблюдала за Джеганом, он методично объединил то, что казалось совершенно неуправляемой сворой, в единое сообщество. То, что это сообщество жестоко, коррумпировано и неравноправно, – другое дело. Он сплотил народы в единое целое и таким образом создал силу невиданной мощи.

В отличие от родителей, которые были независимыми и преданными только своим крошечным пенатам, дети выросли совсем другими. Большая часть солдат и офицеров Имперского Ордена были еще младенцами или детьми, когда Орден захватил власть. Они выросли в правление Джегана и, как всякие дети, верили тому, чему их учили те, кто ими руководил, перенимая моральные ценности и взгляды своих учителей.

Впрочем, сестры Света служили более высоким целям, чем какие-то там мирские дела, касающиеся правления. Энн видела-перевидела, как приходили и уходили выборные правительства, короли и прочие власть предержащие. А Дворец Пророков и сестры Света, живущие под защитой древней магии, намного замедляющей их старение, пребывали всегда. Энн с сестрами трудились ради выявления лучших свойств человеческой натуры, и их труд лежал в области волшебного дара, а дела государственного правления их не касались.

Но Энн постоянно приглядывала за властителями на случай, если они вдруг полезут в дела, связанные с волшебным даром. Джеган, недавно возложивший на себя миссию уничтожить магию, преступил границы своей власти как правителя. И его дела как правителя отныне стали касаться Энн. И вот теперь он в своем стремлении уничтожить магию двинулся в Новый мир.

Энн на протяжении многих лет наблюдала за действиями Джегана. Видела, что каждый раз, как только Джеган поглощал очередную страну или королевство, он там обосновывался и немедленно начинал просачиваться в следующее, потом в следующее и так все дальше и дальше. Он находил добровольных помощников и соблазнительными обещаниями подталкивал правителей этих стран к ослаблению обороны под благовидным предлогом сохранения мира.

Внутренний порядок и обороноспособность некоторых стран оказывались настолько подорванными изнутри, что они сами расстилали ковер перед Джеганом, вместо того чтобы осмелиться дать ему отпор. Сами устои некогда могучих государств оказывались столь ослабленными различными усовершенствованиями экономики и культуры, что, даже когда правители видели приближение врага и оказывали сопротивление, Имперский Орден их с легкостью сметал.

Исходя из совершенно неожиданного направления, в котором двигались войска Имперского Ордена, Энн начала подозревать, что Джеган сумел проделать невообразимое: он уже давно направлял посланцев с тайными миссиями морем вокруг великого раздела. Задолго до того, как Ричард разрушил Башни Погибели. Такие миссии были чрезвычайно опасны. Энн это знала отлично по собственному опыту. Как-то раз она сама предприняла такое путешествие.

Не исключено также, что у Джегана имелись книги пророчеств или же обладающие даром прорицания волшебники, которые дали ему повод считать, что граница падет. В конце концов, Натан ведь предсказал Энн это событие.

А ежели так, то Джеган не просто двинулся на запад с целью изучения, одурачивания и захвата. Исходя из долгих наблюдений за его манипуляциями в Древнем мире, Энн точно знала, что Джеган ни за что не двинется вперед, если предварительно не расширил и не утрамбовал хорошенько путь.

Энн остановилась в темноте между двумя группами солдат. Прищурившись, огляделась по сторонам. Как ни трудно в это поверить, но шатров Джегана она так за всю неделю ни разу и не видела. Она хотела их найти в надежде отыскать ключ к местонахождению сестер Света – скорее всего император предпочитал держать их поближе к себе.

Аббатиса раздраженно вздохнула, не обнаружив ничего, кроме солдатских костров. Она понимала, что в темноте и неразберихе лагеря может пройти рядом с шатрами Джегана, попросту не заметив их.

110
{"b":"42","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Школа спящего дракона
Свергнутые боги
Рыцарь Смерти
Шаг над пропастью
Программа восстановления иммунной системы. Практический курс лечения аутоиммунных заболеваний в четыре этапа
Уэйн Гретцки. 99. Автобиография
Идеальных родителей не бывает! Почему иногда мы реагируем на шалости детей слишком эмоционально
Я и мои 100 000 должников. Жизнь белого коллектора
Миф. Греческие мифы в пересказе