A
A
1
2
3
...
111
112
113
...
173

Когда очередной солдат ухватил Георгию за руку, Энн немедленно вклинилась между ними и улыбнулась мужику. Тот так изумился, что выпустил сестру Георгию. Энн с Георгией поспешно ушли.

– Из-за вас нас убьют, – прошептала сестра Георгия, просачиваясь между фургонами.

– Ну, мне показалось, что у тебя нет настроения на то, что желал этот малый.

– Если солдат настаивает, мы обязаны подчиниться. Если отказываемся… Джеган преподает нам урок, если мы отказываемся…

Энн подтолкнула ее вперед.

– Знаю. Но я намерена забрать вас отсюда. К утру мы будем далеко, и Джеган не узнает, где нас искать.

Сестра открыла было рот, чтобы возразить, но Энн подтолкнула ее в спину.

– Создатель тому свидетель, за последние десять минут я наслушалась от тебя больше глупостей, чем за все предыдущие пятьсот лет. А теперь веди меня к сестрам Света, не то я заставлю тебя пожалеть, что ты в моих руках, а не в лапах Джегана.

Глава 45

Энн быстренько огляделась, пока сестра Георгия откидывала полог палатки. Удостоверившись, что никто не обращает на них внимания, аббатиса мгновенно скользнула внутрь.

Внутри тускло освещенной палатки оказалось множество женщин. Некоторые лежали, некоторые сидели на полу, уткнувшись в колени. Кое-кто сидел, обнявшись за плечи и прижавшись друг к другу, как испуганные дети. Ни одна даже не соизволила поднять взгляд на вошедших. Энн не припоминала, когда еще ей доводилось видеть такое стадо беспомощных телок.

Она тут же одернула себя. Эти женщины подверглись чудовищным надругательствам.

– Кыш! – не поднимая глаз, рявкнула сидящая возле входа в палатку сестра Рошель. – Пошла прочь, побирушка!

– Молодец, дитя, – ответила Энн. – Молодчина, сестра Рошель, что гонишь нищих прочь от твоего скромного порога.

Услышав голос Энн, сестры подняли головы. При свете свечей на нее уставились десятки ошеломленных глаз.

На некоторых были такие одеяния, что Энн глазам не поверила. Одежда закрывала их от шеи до щиколоток, но была столь прозрачной, что женщины казались просто обнаженными. Кое-кто по-прежнему носил свои старые платья, но в таком состоянии, что ими даже полы грех мыть. На нескольких и вовсе болтались жалкие лохмотья.

Энн улыбнулась.

– Фионола, ты отлично выглядишь, учитывая испытания, которые тебе пришлось пройти. Сестра Керена. Сестра Обри. Сестра Черна, похоже, у тебя появилась седина. Это происходит со всеми, но тебе седина к лицу.

Сестры изумленно смотрели на нее, не веря своим глазам.

– Это и правда она, – сообщила сестра Георгия. – Она живая. Она вовсе не умерла, как мы все думали. Аббатиса Аннелина Алдуррен по-прежнему здравствует.

– Ну, вообще-то теперь Верна аббатиса, – заметила Энн, – но…

Сестры повскакивали на ноги. На взгляд Энн, это больше походило на поведение стада овец, завидевших волка. Они выглядели так, будто готовы вот-вот помчаться куда-то в степь.

Сестры Света были сильными личностями, уверенными в себе и высокообразованными. Энн даже думать боялась о том, что же могло довести их до такого вот жалкого состояния.

Она ласково погладила по голове ближайшую сестру.

– Сестра Люси. Ты просто услада для моих усталых глаз. – Энн улыбнулась с искренней радостью. – Все вы. – Она почувствовала, как по щеке стекает слеза. – Дорогие, дорогие мои сестры, я так рада вас видеть! Благодарю Создателя, что он привел меня к вам.

И тут они все рухнули на колени, чтобы поклониться ей, шепотом вознося благодарственные молитвы Создателю за ее спасение и плача.

– Тихо, тихо! Не нужно. – Энн вытерла слезы со щеки сестры Люси. – Не нужно. Нам предстоит важное дело, и у нас нет времени хорошенько выплакаться, хотя и не говорю, что у вас нет на это права. Но позже для этого будет более подходящее время, а сейчас не до того.

Сестры целовали подол ее платья. Другие подползали на коленях, чтобы проделать то же самое. Они потерялись, а теперь нашлись. У Энн сердце разрывалось.

Улыбаясь своей лучшей улыбкой аббатисы, она успокаивала их, касалась головы каждой из них, называя каждую по имени, громко благодаря Создателя за сохранение каждой жизни и сбережение каждой души. Это была неформальная формальная аудиенция, предоставленная аббатисой сестрам Света.

Энн сочла, что сейчас не самое подходящее время напоминать им, что она больше не аббатиса, что она сохранности ради отдала власть Верне. В столь счастливый момент это попросту не имело значения.

Она позволила церемонии продлиться несколько минут, затем решительно положила ей конец.

– А теперь слушайте меня все. Тихо! Еще успеем потом все вместе порадоваться. Теперь же я должна рассказать вам, зачем я здесь. Произошло нечто ужасное. Все вы отлично знаете, что во всем всегда должно сохраняться равновесие. Именно согласно установленному Создателем закону равновесия это ужасное событие и позволит вам бежать.

– Аббатиса говорит, что шимы на свободе, – пояснила сестра Георгия. Все дружно ахнули. – Она так считает.

Последняя реплика явно свидетельствовала о том, что сама сестра Георгия словам Энн вовсе не верит, что этого не может быть, потому что не может быть никогда, и поверить этому может только дурак.

– Ну-ка послушайте меня, вы все! – Энн, нахмурившись, обвела взглядом присутствующих. Сестры отлично знали, что означает этот хмурый взгляд, и покрылись потом. – Вы все помните Ричарда? – Женщины закивали. – Ну, это долгая история, но Джеган устроил чуму, погубившую тысячи людей. Обрек на жуткую смерть бесчисленное количество невинных. Умерло невиданное число детей. И не меньше остались сиротами. Сестра Амелия…

– Она предалась Владетелю! – раздались голоса из дальних рядов.

– Знаю, – кивнула Энн. – Это она отправилась в Подземный мир и принесла оттуда для Джегана чуму. Она убила множество невинных людей… Ричард смог воспользоваться своим могуществом, чтобы остановить чуму.

Сестры начали изумленно перешептываться. Энн подумала, что, возможно, выплескивает на них слишком много новостей сразу, но ей нужно все объяснить, чтобы они поняли, что именно поставлено на карту.

– Ричард заразился чумой, и, чтобы спасти ему жизнь, Мать-Исповедница прибегла к магии. – Энн жестом призвала к тишине. – Натан удрал. – По палатке снова пронеслось дружное аханье. Энн цыкнула на них, чтобы не верещали. – Натан сообщил Матери-Исповеднице имена шимов, чтобы спасти Ричарду жизнь. Это был ужасный выбор, но поверьте, что он пошел на это лишь ради спасения жизни Ричарда. Мать-Исповедница произнесла вслух имена трех шимов, чтобы довести до конца заклинание, спасшее жизнь Ричарда. Шимы здесь. Она призвала их в этот мир. Я лично в этом убедилась. Я видела их и видела, как они убивают.

На сей раз возражений не последовало. Даже сестру Георгию слова Энн, кажется, убедили. Энн чувствовала себя виноватой, что вынуждена им все это говорить.

– Как вам всем известно, появление шимов в этом мире может повлечь за собой небывалые опасности и катастрофы. И это уже началось. Магия исчезает. Все наши волшебные способности уменьшились до такой степени, что стали бесполезными. Однако и магия Джегана тоже стала бесполезной ему. И пока дела обстоят таким образом, мы можем вытащить всех вас отсюда.

– Но при чем здесь шимы? – спросил кто-то.

Энн терпеливо вздохнула.

– Пока шим в этом мире, магия исчезает. Это означает, что магия Джегана, его способности сноходца, тоже исчезли, как и ваш волшебный дар. Ваш разум свободен от присутствия сноходца.

Сестра Георгия некоторое время недоверчиво взирала на нее.

– А что будет, если шимы вернутся в Подземный мир? Это ведь может произойти совершенно неожиданно в любой момент! И Джеган снова вернется в наши головы. Невозможно определить, там он или нет, аббатиса. Невозможно. Очень может быть, что шимы уже вернулись в мир мертвых. Может, им не удалось овладеть душой, и они удрали под защиту Безымянного. Может, сноходец прямо сейчас вернулся в мою голову и слушает нас.

112
{"b":"42","o":1}