ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Скучаю по тебе
Секта
Зима Джульетты
Мобильник для героя
Бодибилдинг и другие секреты успеха
Храню тебя в сердце моем
Кремль 2222. Одинцово
Смерть от совещаний
Манифест великого тренера: как стать из хорошего спортсмена великим чемпионом
A
A

Имперец жестом приказал остальным солдатам подойти. Те несли оковы и цепи. Энн попыталась сопротивляться, но схвативший ее солдат, не обращая ни малейшего внимания на ее попытки, схватил ее запястья и протянул другому, мгновенно нацепившему на нее оковы.

Они вдвоем заставили Энн опуститься на колени, а третий солдат установил наковальню. Удерживая ее руки, они вбили клинья и расплющили шляпки, намертво скрепив оковы. Они стянули их так туго, что металл впился в тело, но никто не обратил внимания на невольный вскрик боли, вырвавшийся у Энн.

Энн знала, что глупо сопротивляться, когда сопротивление бесполезно, поэтому заставила себя успокоиться. Лишившись Хань, она перед этими громилами беспомощна, как ребенок. Сестры столпились подальше от них. Ни одна не смотрела на происходящее.

Солдаты скрепили звенья цепи. Энн охнула, когда ее швырнули на пол лицом вниз. На щиколотки тоже прикрепили оковы. Приделали еще одну цепь. Здоровенные ручищи подняли ее на ноги. Вокруг талии обмотали третью цепь и скрепили с ручной и ножной.

У Энн теперь не было никаких шансов освободиться самостоятельно.

Один из солдат поскреб бороду.

– И с ней больше никого не было?

Сестры Рошель и Георгия помотали головами.

– Как это ей удалось заделаться аббатисой, если она такая дура? – заржал он.

Сестра Георгия сделала книксен, не поднимая глаз.

– Мы не знаем, господин. Но она аббатиса.

Пожав плечами, он направился к выходу, но тут его взгляд упал на дрожащих на полу женщин. Он ткнул толстым пальцем в одну из облаченных в прозрачные одежды сестер.

– Ты!

Сестра Фиола вздрогнула и прикрыла глаза. Энн видела, как ее губы шевелятся в бесполезной молитве Создателю.

– Пошли, – приказал солдат.

Дрожащая сестра Фиола встала. Остальные трое ухмылялись, довольные выбором командира, и подталкивали Фиолу вперед.

– Вы же сказали, что не будете этого делать! – вяло запротестовала сестра Георгия.

– Да? – Имперец гнусно ухмыльнулся. – Ну так я передумал.

– Позвольте мне пойти вместо нее, – взмолилась сестра Георгия, когда имперец собрался выйти из палатки.

Тот обернулся:

– Ишь ты, какие мы благородные! – Схватив сестру Георгию за руку, он поволок ее за собой. – Раз уж ты так рвешься, можешь составить ей компанию.

Когда солдаты с обеими женщинами ушли, в палатке повисло жуткое молчание. Ни одна из сестер не осмеливалась смотреть на Энн, ухитрившуюся наконец сесть в своих цепях.

– Почему? – тихо спросила Энн, и это единственное слово громом прогремело по всей палатке, как колокола Дворца Пророков. Одно лишь это слово заставило кое-кого из сестер ужаснуться. Остальные заплакали.

– Мы знаем, во что обойдется попытка сбежать, – наконец ответила сестра Рошель. – Вначале мы все пытались. Правда пытались, аббатиса. Некоторые из нас погибли. И смерть была долгой и мучительной. Его превосходительство хорошенько убедил нас в бесполезности подобных попыток. Помогать кому-то убежать – тоже серьезный проступок. Ни одна из нас не хочет, чтобы ей снова преподали подобный урок.

– Но вы могли стать свободными!

– Нам лучше знать, – повторила сестра Рошель. – Мы не можем освободиться. Мы принадлежим его превосходительству.

– Сначала как жертвы, – произнесла Энн, – а теперь по собственному выбору. Я добровольно рисковала жизнью, чтобы вы могли освободиться. Вам дали шанс, а вы предпочли остаться рабынями, вместо того чтобы вырваться на свободу. Однако хуже всего то, что вы все мне лгали. Лгали в злонамеренных целях. – Энн обвела всех гневным взором. Сестры прятали лица. – А ведь каждая из вас знает, как я отношусь в лжецам. Как Создатель относится к тем, кто лжет ради его врагов.

– Но, аббатиса… – заныла сестра Черна.

– Молчать! Не желаю вас слушать! Отныне у вас нет никакого права говорить со мной! Если я когда-нибудь отделаюсь от этих цепей, то с помощью тех, кто искренне служит Свету. Вы ничем не лучше сестер Тьмы. У них-то хотя бы хватает честности открыто признавать своего мерзкого господина.

В палатку вошел человек, и Энн замолчала.

Вошедший был среднего роста и могучего телосложения, с массивными руками и широкой грудной клеткой. Под распахнутой меховой безрукавкой на груди виднелись полдюжины золотых цепочек, висящих на бычьей шее. Каждый палец украшал перстень, достойный королей.

Гладко выбритый череп отражал тусклое пламя свечей. Тоненькая золотая цепочка бежала от продетого в левую ноздрю золотого кольца к такому же, вдетому в левое ухо. Концы длинных, заплетенных в косички усов свисали до подбородка симметрично маленькой бородке под нижней губой.

А вот глаза проявляли всю чудовищную сущность сноходца.

Глазных белков не было вообще. Вместо зрачков было нечто серое, фасеточное на чернильно-черном фоне. И все же Энн нисколько не сомневалась, что он смотрит прямо на нее.

Вряд ли взгляд Владетеля может оказаться хуже.

– Посетитель, как я вижу. – Глубокий низкий голос соответствовал мускулатуре.

– Говорящий боров, – хмыкнула Энн. – Потрясающе!

Джеган рассмеялся. Смех его был весьма неприятным.

– Ах, милочка, да ты из породы нахалов! Георгия говорит, что ты сама аббатиса. Это так, дорогуша?

Энн краем глаза заметила, что все женщины в палатке опустились на колени и ткнулись лбом в землю. Энн не могла утверждать, что не понимает их стремления не встречаться с, мягко говоря, неприятным взглядом этого человека.

Она одарила его любезной улыбкой.

– Аннелина Алдуррен, бывшая аббатиса сестер Света, к вашим услугам.

Впадина между могучими мышцами груди углубилась, когда он сложил руки в молитвенном жесте и отвесил ей поклон с издевательским уважением к титулу.

– Император Джеган, к вашим.

Энн раздраженно вздохнула.

– Ну и что дальше, Джеган? Будешь пытать? Изнасилуешь? Повесишь, отрубишь голову, сожжешь на костре?

На его физиономии снова появилась мерзкая ухмылка.

– Нет, дорогуша, да ты действительно знаешь, как привлечь мужчину!

Он схватил сестру Черну за волосы и рывком поднял на ноги.

– Видишь ли, штука в том, что у меня полно этих вот сестер, да и других сестер тоже. Тех, что предались Владетелю. Честно говоря, вторые мне нравятся больше. – И предупреждающе поднял бровь над жутким глазом. – Они по-прежнему могут пользоваться своей магией.

Глаза Черны наполнились слезами от боли, когда он схватил ее за шею.

– Но вот аббатиса у меня одна-единственная.

Ноги сестры Черны оторвались от пола на несколько дюймов. Она не могла дышать, но не предпринимала ни малейшей попытки сопротивляться. Чудовищные мускулы Джегана бугрились и блестели в свете канделябров.

Мышцы на его руке напряглись, хватка стала сильней. Глаза сестры Черны полезли на лоб. Рот безмолвно раскрывался.

– Значит, она подтвердила насчет шимов? – спросил Джеган остальных. – Все вам о них рассказала?

– Да! – ответили несколько голосов в явной надежде, что он отпустит сестру Черну.

Не совсем, подумала Энн. Если Зедду удастся хоть что-то, то она надеялась, что эта удача придет к нему с шимами.

– Отлично. – Джеган выпустил женщину.

Сестра Черна рухнула на пол, разрывая руками горло в попытке вдохнуть. Она не могла дышать. Джеган раздробил ей гортань. Скрюченные пальцы хватали воздух. Лежащая у ног Джегана женщина начала синеть.

В отчаянном усилии она доползла до коленей Энн. Энн ласково гладила ей волосы с беспомощным сочувствием и шепотом говорила сестре Черне слова любви и прощения, а потом мысленно вознесла молитву Создателю и добрым духам.

Скрюченные в агонии руки сестры Черны благодарно обвили талию Энн. Энн могла лишь молить Создателя простить свое чадо, умирающее в мучениях на коленях аббатисы. Наконец к Черне пришла милосердная смерть, и она затихла.

Джеган пинком отшвырнул тело сестры Черны в сторону. Схватив Энн за обмотанную вокруг шеи цепь, он легко одной рукой вздернул ее на ноги. Серые фасеточные фрагменты в его чернильно-черных глазах двигались так, что у Энн невольно подвело желудок.

114
{"b":"42","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
400 страниц моих надежд
Всё началось, когда он умер
Бородатая банда
Жизнеутверждающая книга о том, как делать только то, что хочется, и богатеть
Птице Феникс нужна неделя
Однополчане. Спасти рядового Краюхина
Наследство Пенмаров
Держать строй
Прощение без границ